Все новости
МЕМУАРЫ
25 Апреля , 13:00

Неповесть. Часть пятьдесят восьмая

Произвольное жизнеописание

Лакуна

Этими же летом происходит и совершенно фантастический полёт престарелой домохозяйки из нашего подъезда. Окна кухонь правых квартир в нашем подъезде выходят во двор (как и из моей кухни на шестом).

Старушка с четвёртого этажа, видимо, забыла закрыть кран газовой духовки. И при следующем зажигании спровоцировала взрыв газа на кухне и была выброшена взрывной волной во двор вместе со стёклами и двойной рамой. Мы играли тогда в футбол прямо под этими окнами и наблюдали, как рассерженная и напуганная старушка после взрыва и короткого полёта приземлилась в кустах (рама и стёкла по счастливой случайности не долетели и брякнулись прямо на асфальт под окнами и опять же на дорожке никого не оказалось), потом выскочила из них и, громко и непечатно ругаясь, поспешила домой. А вот у нас столбняк прошёл много позже. Кстати, видимо тогда строили много прочнее, ни только не разрушилось ничего в самой квартире, кроме злосчастной рамы и газовой плиты, но и пожара не возникло, чудеса, да и только. Разве что потом отключили газ на полдня.

А теперь целые подъезды разносит в клочья.

 

Лакуна

В подвале четвёртого подъезда открыли продовольственный магазин, впрочем, он просуществовал всего ничего. А вот склад алкогольной продукции, оставшийся после него, просуществовал много дольше. Наши дворовые гангстеры очень скоро нашли путь к запасам спиртного, для этой цели разобрали кирпичную стенку в подвале соседнего третьего подъезда и таскали винище оттуда ящиками (правда, в довольно разумных пределах, так что «усушку» заметили только года через полтора). Всё вынесенное делилось поровну между всеми жителями двора, присутствующими в беседке. Всё дело в том, что мы вытаскивали те ящики, которые были в самой глубине склада у задней стены, которую редко посещали грузчики и сторож. Похищения эти были поставлены на поток и никто не лез в подвал самостоятельно, некоторые заказывали нам выпивку для проведения дней рождения и т. п. поводам.

Или в конце мая бочку с пивом укатили от ворот парка (катили через весь парк, т. к. она стояла у ворот на Тукаева, у спуска в Архирейку), и пили всю ночь до одурения (количество пива – 900 литров, этого многовато даже для всей нашей дворовой банды). Даже я выпил два стакана (я уже писал, что к пиву отношусь неважно).

Как раз в это время в наш дом переехал и Федот (мой соученик по ШИ № 2) и сразу примкнул к группировке шпаны, и поучаствовал в главной роли (тягловой) в истории с бочкой.

Наш двор аккумулировал у себя всё больший сектор моего тогдашнего мира.

 

Лакуна

Лето выдалось довольно сухое и походы на танцульки стали регулярны. Девиц было много, но ни одна не соглашалась на статус «моя девушка», поэтому всё заканчивалось, не успев начаться. Наши прогулки на лодке к пляжу тоже продолжались, и опыт, приобретённый мной в них, уже позволял заводить знакомства и даже без использования плавсредств.

Так однажды вышло, что Федот ловко меня развёл (вернее, я сам себя обманул). День выдался пасмурный и прохладный, Федот предложил съездить на пляж (у него тогда только что появился мотороллер); в процессе поездки он предложил на пари познакомиться с первой встречной девицей (условием была бутылка коньяка). В этот день было прохладно и на пляже почти не было народа, лишь под грибком сидела одинокая студентка, обложившись конспектами, и зубрила (это было время летней сессии). Я явился перед ней как посланец Ада, используя весь свой арсенал красноречия и обаяния, и уже через 15 минут болтовни уговорил её прокатиться на мотороллере, но когда добился-таки этого, с опозданием сообразил, что «Боливар не вывезет двоих». Я был настолько увлечён процессом, что не просчитал ситуацию. Посему радости от выигранного пари не испытал, тащась пешком с пляжа (а это больше километра) восвояси. Ну а Федот вечером расписывал прелести катания и последующего свидания (врал, скорее всего), а мне было обидно, да и весь двор потешался, услышав о моих злоключениях. Опять Жухрай попал в неловкое положение. Однако, Федот проигранную бутылку всё же выкатил.

Вот тебе и тупой хулиган, или как мало мы понимаем ближнего.

 

Лакуна

Парк им. Луначарского («Лунка») в те годы выглядел так: большие ворота, слева от которых находится деревянный летний кинотеатр весь в чешуйках от многочисленных бывших покрасок, далее, главная аллея до огромной центральной клумбы с фонтаном в центре, и от неё три аллеи, ведшие вглубь. По левой – можно было пройти к прудику с миниатюрной лодочной станцией, где лодочки и водные велосипеды выдавались напрокат, вокруг прудика росли кусты и несколько старых корявых ив, одна из которых имела со стороны воды огромное дупло-грот. В прудике жили лягушки, иногда прилетали утки, и водилась орда всякой водяной мелочи (полгорода, а также ваш покорный слуга вылавливали капроновыми сачками всяких дафний и циклопов на корм своим аквариумным любимцам); мелкие ловили жуков-плавунцов и пиявок (этих сдавали в аптеки). Центральная аллея упиралась во вторые не парадные ворота, которые выходили на Новомостовую и которые отпирались только по вечерам в выходные, на время танцулек. Правая же аллея вела к кассе и танцполу, и к волейбольной и городошной площадкам у стены цеха кабельного завода. Танцплощадка была круглой формы, в дальнем секторе которой находилась крытая ракушка-эстрада. Ограда вокруг была глухая и выше трёх метров. Во время описываемых событий там играл джаз-квинтет, в составе его на контрабасе играл Витька Петров, тогда ещё студент училища искусств (ещё и мой друг детства и одноклассник, что помогало иногда проникать на танцы при отсутствии финансов). Помещалось на площадке человек триста (это если аншлаг), обычно же сто пятьдесят-двести. Во время дождя танцев не было, т. к. подобие крыши было только над эстрадой и в будочке-кассе. Танцы проходили три раза в неделю (третий день в «Лунке» среда, а в парке «Матросова» четверг, чтобы в будни собрать побольше народа, так договаривалось между собой начальство культурных заведений).

Кинотеатр в «Лунке» славился тем, что на протяжении многих лет там демонстрировался лишь один (!) голливудский фильм с Юлом Бриннером в главной роли (Великолепная Семёрка) и, что самое странное, зал никогда не бывал пуст, наоборот почти всегда переполнен (за исключением сильно дождливых дней, т. к. крыша этого ветхого строения подтекала изрядно). Примерно с 1965 стали показывать и другие фильмы (качество «Семёрки» значительно снизилось), но предпочтение всё же отдавалось Голливуду, второй назывался «7 невест для 7-и братьев».

В городе был и ещё один зал, где показывали одно и тоже несколько лет подряд – кинозал Дворца «Нефтяник» в Черниковке, там много лет подряд днём показывали обширные «Архивы Третьего рейха» (документальную нарезку из трофейного фонда).

В парке «Матросова» тоже был летний деревянный кинотеатр, а танцплощадка была прямоугольной и находилась среди кустов сирени рядом с «Академией» и лабали там не очень знакомые мне лабухи (это настали времена, когда в молодёжный жаргон просочились термины музыкантов, это тогда появились чуваки и чувихи и т. п. жаргонизмы). Многие напевали тогдашний подпольный шлягер:

 

У нас в России нету мьюзик холлов,

а если есть, то только не для нас,

все чуваки давно ушли в подполье

и там для них лабают дикий джаз...

 

или:

 

… мой надменен вид,

кок блестит от бриолина,

ношу я в клетку атомный пиджак,

и не беда, друзья,

что пиджак немного длинен,

зато все говорят, что я чувак...

 

или:

 

Вилли чертит буги по паркету,

он целует ту, снимает эту...

 

Пришла мода на остроносые туфли, чёрные и красные однотонные рубашки «Апаш» с длинным свободным рукавом, набриолиненные «коки» (бриолин достать было сложно, и многие чуваки закрепляли «кок» сахарным сиропом; такая причёска держалась прочно, но кожа головы жутко чесалась). Начали тогда же танцевать и полузабытый «Чарльстон», т. к. он снова вошёл в моду, ещё и древний «Тустеп» в качестве медленного парного (медленным его называть, конечно, не стоит, но процесс танцевания заключался в довольно тесном объятии).

Лабухи старались играть помоднее и главным козырем каждого было импровизационное соло на одном из инструментов, чаще это был саксофон, но иногда либо барабаны, либо контрабас (Rock’&’Roll выдавался за Boogie Voogie, потому что сначала был под запретом, а потом его вытеснил Twist). Тогда музыкальным коллективам было необходимо проходить литовку репертуара. В танцевальном оркестре на танцах играли обычно пять-шесть музыкантов и примой обычно становился саксофонист, реже пианист (предпочитали наши лабухи играть на тенор-саксофонах, потому что в их футляр входило больше винных бутылок, когда нужно было пронести спиртное в закрытое помещение, да и звук тенора был более сочным, драйвовым). Рок и джаз звучали только на танцульках и в кабаках. «Мурку» играли в кабаках только за большие деньги.

Эра шансона ещё не наступила...

 

Лакуна

Лето закончилось, наступила осень. Я стал учиться в последнем своём школьном классе, учение было столь же лёгким, как и прежде, а учителя всё чаще стали стимулировать нас к успешной сдаче экзаменов (даже мне было предложено напрячься и постараться сдать на серебряную медаль). Класс у нас собрался довольно сильный, по окончанию у нас было четверо с золотой и трое с серебряной, Наденька, например, получила серебро. Однако успехи в учёбе уже совершенно перестали быть приоритетными для вашего покорного слуги.

Как я уже писал неоднократно, всё моё время поглощали поиски партнёрши (а поскольку я воспитывался в неполной семье, то и размах моих поисков превышал все допустимые нормы); если бы был рядом мужчина, который бы объяснил мои тогдашние томления, то тогда возможно бы все эти метания сошли на нет, а так пружина продолжала закручиваться. Всё что происходило вне половой сферы, даже толком не осмысливалось и не запомнилось. Вот, например: был вояж в Старую Уфу: после танцев в «Лунке» я провожал некую соблазнительную особу до двери её жилища. Дворовая шпана из окрестностей её дома, сидевшая во дворе на сваленных у забора брёвнах и что-то там распивавшая, была неприятно удивлена и оскорблена моим наглым поведением (я осмелился поцеловать юную особу на крыльце при всех). Дело было в том, что Витька Петров, который тогда играл в «Лунке» на танцульках, снабдил меня стартовым пистолетом, который необычайно походил на боевой, даже вблизи. И когда, после ухода очаровательницы домой, братва кинулась за мной для достойного наказания чужака... тут я картинно достаю сие оружие и стреляю в воздух (в ночном воздухе звук получился оглушительный), что породило эффект необычайный: толпа мгновенно рассеялась и стушевалась. Я гордо покинул ристалище, однако шёл по центру улицы, чтобы успеть среагировать на возможное преследование. А после этого случая я девушку эту провожал уже совершенно спокойно и со мной почтительно здоровались и иногда даже предлагали выпивку. Несмотря на видимый успех этого начинания, ничего долговременного между нами так и не состоялось. То ли я был не находчив, то ли мне стало скучно, но скорее скучно со мной было ей (я же ничего толком не умел).

Вот почему изложение событий этого лета выглядит столь малособытийным.

 

Лакуна

Впрочем, кое-что случалось помимо «страданий юного Вертера».

Был трагикомический эпизод с аквариумом, наполненным водой наполовину, который случайно во время чистки соскользнул с подоконника вниз во двор с шестого этажа, и, странным образом перевернувшись в воздухе, «наделся» на голову случайного прохожего. Раздался короткий вскрик, потом прозвучала длинная тирада из непечатного (Дело в том, что над пятым этажом нашего дома был сделан метровой ширины карниз, крытый кровельным железом – видимо, это придумка архитектора, чтобы защитить от падения крупных масс снега и сосулек – и увидеть дорожку вдоль стены не было возможности.). Этот карниз и спровоцировал переворот аквариума по продольной оси. Ругань продолжалась некоторое время, но потом мы услышали хлопок входной двери и речь стала невнятной – жертва углубилась в подъезд…

Сей субъект, поднялся на наш этаж с вполне понятной жаждой мести, вычислив номер нашей квартиры (он гулял в модной соломенной шляпе, которую теперь украсили водоросли из аквариума и улитки, которые жили на этих водорослях и теперь беспокойно перемещавшиеся по полям, и одет был в лёгкий, светлый, летний костюм). Увечий этот гражданин не получил, поскольку аквариум перевернулся окончательно, уже в заключительной стадии падения, поэтому вода демпфировала удар (у него даже шишка не вскочила), однако стресс он испытал изрядный, и, пылая благородным негодованием, поднялся на мой шестой этаж с целью наказания виновных в порче шляпы и костюма. Расправы я избежал, поелику был не один дома, а с приятелем (не помню точно с кем), и пострадавший от влаги товарищ не счёл возможным сразу же начинать драку с двумя вполне взрослыми молодцами. Отдышавшись после подъёма и придя в себя окончательно, он лишь потребовал пропустить его в ванную комнату (для приведения в порядок внешности), а затем потребовал бутылку для компенсации морального ущерба. Приятель мой сбегал за оной, и мы распили сию «бутыль мира», и ещё немного посидели, вспоминая эпизод (к тому времени юморная составляющая уже превалировала, а шляпа и пиджак приобрели почти прежний вид, хотя оставались пока сырыми). А рыбы с удивлением на всю эту возню смотрели из банки, куда их помещали во время чистки. Аквариум даже не разбился и был поднят назад, промыт и снова заселён.

Так мои «ихтиозавры» не стали убийцами. 

Продолжение следует…

Автор:Лев КАРНАУХОВ
Читайте нас в