Все новости
МЕМУАРЫ
23 Июня , 13:24

Тернистый путь в искусстве. Часть третья

Я буду артистом!

II курс театрального училища. 1949 г.
II курс театрального училища. 1949 г.

Вечером иду в районный дом культуры, оттуда раздаются звуки тальянки, скрипки. Был в нашем драматическом кружке один парень скрипач с удивительным тембром голоса, он очень красиво пел узун-кюй! На тальянке играли все, в то время не было человека, который не играл бы на ней. С таким воодушевлением играли, как-то по-особому плясали. Репетиции проходили с большим воодушевлением. Возвращаюсь вечером домой: на душе тепло, какое-то неведомое раньше томление... Нет, я должен стать артистом! Решено! Увольняюсь!

          – Я хочу уволиться, уезжаю, – заявляю я своему начальнику Салимову.

          – Куда?

          – Учиться.

          – Учиться? Ты же окончил техникум и диплом получил.

          – Я хочу поступить в театральный.

          Салимов вскипел:

          – Ах, вот в чем дело! Говорили мне, что ты из клуба не вылезаешь. А за падеж я буду отвечать?

          – Отвечать буду сам. А о причинах падежа вы сами знаете.

          – Даже не думай, чистым из воды не выйдешь!

Ах, вот чем он решил меня запугать. Падеж! Всю зиму на лошадях привозили из Уфы сахар для пчел, только он не может заменить им мед. От сахара зимующие пчелы болеют и погибают, а выжившие на следующий год едва могут прокормить себя. Обстановка, конечно, тяжелая. Я решил посоветоваться с судьей Нигматзяновым, мы с ним познакомились в Уфе, в аэропорту. Очень умный и интеллигентный человек. «Пчелы не первый год остаются на зиму без пищи, – сказал   Нигматзянов, – вся причина в липе. Это Салимов очень хорошо понимает. А препятствовать тебе он не может, ты уже отработал два года. Я с ним поговорю.

          Через несколько дней Салимов подписал мое заявление. Я вышел на улицу сам не свой от счастья. Весна 1949 года буквально торжествует: солнце ласкает своими теплыми лучами поселок, спрятавшийся в горах, река, переполненная весенними водами, блестит, как зеркало. Торжество весны так совпадает с торжеством моей души, дышу полной грудью.

          Дома родители были несколько озадачены моим внезапным появлением. Я не стал говорить им об истинных причинах моего приезда, не хотелось портить радость встречи:

          – Решили перевести в другой район, думаю, воспользуюсь свободным временем и поживу с родителями.

          – Спасибо, сын, очень хорошо сделал.

          Родители светились от счастья. Мама собрала на стол все свои вкусности, отцу был дан наказ зарезать к ужину курицу, а мне – затопить баню. Чей-то приезд, особенно детей, для мамы всегда был большим праздником. Она молодела, на лице появлялась улыбка. А когда она видела, с каким удовольствием едят гости ее необыкновенно вкусные блюда, радовалась, как ребенок. Но когда провожала детей, подойдет, бывало, обнимет, едва прикоснувшись, как легкий ветерок, отойдет в сторону, из глаз слезы катятся, она их смахивает украдкой краем платка... Я никогда не видел, чтоб она громко плакала.

          Хотел сообщить им о своих намерениях вечером, но пожалел маму, это было бы равносильно тому, что украсть у нее счастье в самые радостные минуты ее жизни. Ладно, думаю, поживу немного у стариков, накопилось много дел по хозяйству, время еще есть. А дел накопилось – не переделать, конца и края не видать. Всю неделю с утра до вечера, с удовольствием, работаю. И вот как-то вечером, набравшись мужества, рассказал об истинных причинах своего приезда. Отец внимательно выслушал не перебивая. Наконец я, после долгого и мучительного вокруг да около, выпалил:

          – Буду поступать в театральное училище.

          Отец вскипел:

          – Ты уже окончил техникум, получил среднее образование. Училище – тот же техникум, не институт. Ты смотри-ка! Артистом он хочет стать! Как в голову тебе втемяшилась такая глупость! Разве артист – это профессия? Кто угодно может стать артистом, для этого учиться необязательно!

          – Хочу попробовать, может у меня получится?

          – Все! Даже говорить об этом не смей!

          Отец вышел, хлопнув дверью. Мама, оторопев, подошла ко мне:

          – Не надо было сердить отца, сынок.

          Молчу. Что еще скажешь. Дело сделано. Уже не исправишь. Первый раз я перечил отцу. Несколько дней мы не разговаривали. Противоречивые мысли не давали мне покоя все эти дни. А может, он прав? Может, действительно, артист – профессия искателей легкой жизни? Не станут ли 4 года учебы пустым времяпровождением? А если наоборот, это очень ответственная и трудная работа, справлюсь ли я?       

Творческий состав Салаватского театра
Творческий состав Салаватского театра

Энтузиасты

          В моих планах было: получить разрешение отца на поступление в Уфимское театрально-художественное училище, потом поговорить со студентами училища – односельчанами. Они дома в Аминево, на каникулах. А сейчас при такой ситуации с ними посоветоваться просто необходимо. Один из них – мой младший брат Фаваз. Он закончил второй курс училища по классу баяна, Асхат Валишин – третий курс и Сажида Бикбулатова – второй курс театрального факультета училища. Мое желание они восприняли с восторгом: «Для нас – это неожиданная радость! Сколько артистов будет из нашей родной деревни, хоть свой театр открывай!».

          – Кстати о театре, у меня есть опыт, накопленный еще в Караиделе. Может, подготовим концерт и прокатимся по деревням? – предлагаю я.

          – Было бы здорово! Может, немного денег заработаем. Только надо разрешение в Чишмах получить – отвечает Асхат.

          – Риск – благородное дело! Я завтра же поеду в Чишминский райсовет.

Утром отправился в Чишмы, зашел в районный отдел культуры и говорю: «Мы, студенты Уфимского театрально-художественного училища подготовили концертную программу, хотим обслужить жителей района». Написал список артистов будущего концерта, вписал в этот список и себя, пообещал через пару дней ознакомить с программой и, довольный, вернулся домой. Программу подготовили быстро: отрывок из пьесы А.П. Чехова «Предложение». Я – Чебуков, Асхат – Ломов, Сажида – Наталия. Написали текст для конферансье, перемежая его юморесками – это моя роль. Асхат поет и танцует с Сажидой. Все у нас удачно складывалось: из соседней деревни Ярми пригласили певицу, в деревне Тапареш в декретном отпуске находилась артистка Башфилармонии Муслима Шайхисламова. Она тоже согласилась присоединиться к нам с ребенком, которому было всего 40 дней. Сначала бедный ребенок нам всем не понравился. Доставалось много хлопот и матери, и нам всем. После месяца гастрольной жизни он подрос, возмужал, воспитателей у него было достаточно, мы его многому научили и так полюбили, что он стал нам всем родным. Когда подошел день расставания, тяжелее всего было прощаться с ним.

Жителям района наши концерты пришлись по душе. Известный писатель Денис Исламов, работавший в то время специальным корреспондентом газеты «Кызыл тан», посмотрев наш концерт, написал статью «Энтузиасты». Статья начиналась с моего портрета: «В Чишминский районный дом культуры вошел высокий блондин…». Гастролировали мы по родному, удивительно красивому своими ландшафтами, Чишминскому району в самую прекрасную летнюю пору, купались, ловили рыбу. Это время осталось в памяти навсегда, как самое чудесное. За короткий период времени, всего один месяц, мы так привыкли друг к другу, расставались со слезами на глазах. Моя душа ликует! Теперь уже желание стать артистом охватило все мое существо, никто уже меня не остановит, даже отец. Теперь только вступительные экзамены сдать. Домой вернулись с Фавазом радостные: и мы при деньгах, и отец поостыл.

 Ладно, сам знаешь, что делаешь. Попробуй! С богом!

Под руководством Асхата и Фаваза начал готовиться к экзаменам. Проштудировал Г.Тукая, М.Гафури, Х.Такташа, выбрал стихи, басни, рассказы; песни и танцы вместе готовили. Наконец друзья сказали, что я готов и, наверняка поступлю. Сам тоже не сомневаюсь, но почему-то с каждым днем волнение все нарастает.

Я студент!

          Вступительные экзамены принимал Х.Г.Бухарский. Необычная фамилия, сразу же представляется недоступная личность. В самом деле, Хажи Гирфановича не назовешь простым человеком. Сходу не поймешь, как он тебя воспринимает. Он коротко обозначил мою задачу, а как только я воспроизвел ее, внезапно громко рассмеялся, чем поверг меня в недоумение. Вроде бы ничего смешного я не сделал. Почему он смеется?

          – Ты работал в театре артистом? – спросил он. – Здорово играешь. Испортился, кустым, испортили тебя.

Я испугался:

          – Самодеятельным артистом, – говорю.

          – Оно и видно, самодеятельный! Ладно, приходи завтра в назначенное время.

          На меня как будто ушат холодной воды вылили. Вышел. С кем поговорить, посоветоваться? Навстречу мне идет парень: держится как педагог, но одет так себе. Спрашиваю:

          – Вы студент или педагог?

          Он тоже рассмеялся, как Бухарский. Голос сильный. Я рассказал свою ситуацию:

          – Кажется, я ему не понравился, наверное, не примут.

          – Куда денутся, примут. Если нас с тобой не примут, то кого? Видел, одна мелюзга собралась.

          Он оказался прав. Приняли. Решение комиссии Хажи Гирфанович озвучил так:

          – Мы решили принять тебя на второй курс. Есть одно место. Там нужен такой парень, как ты. Только не зазнавайся, тебе будет нелегко. За год надо пройти программу двух курсов. Старайся, там посмотрим.

          Свершилось! Я студент театрального училища, значит, через три года – артист. Не самодеятельный, настоящий артист, профессионал.

          Вскоре начались занятия. Оказывается, вторых курсов два. Почему возникла такая необходимость, нам не объясняли. Видимо, на первый курс было принято больше, чем необходимо, поэтому решили укрепить группу второго курса, а я, как имеющий уже среднее образование, как раз и подошел. А может, в театрах республики не хватало артистов. Как бы там ни было, но на этих двух вторых курсах собрались не мелюзга, как высказался тот юноша, а по-настоящему талантливые парни и девушки. После окончания учебы все студенты нашего курса нашли себя, даже если не в театре, то в творческой профессии. Давлет Магадеев, Зия Ахметов стали журналистами, Миясар Басыров – поэтом. Риф Кильдияров долгие годы работал заведующим отделом культуры Уфимского района. Сатира Рахимова, окончив еще театроведческий факультет, работала заведующим отдела искусств Министерства культуры Башкортостана, Флюра Байкова – старшим методистом по хореографии в Республиканском центре народного творчества, Раиля Хажиева и Радмир Бадретдинов – танцорами Государственного ансамбля танца им. Ф.Гаскарова. Аниса Дильмухаметова, Дарига Файзуллина, Мунира Занина, Ильшат Юмагулов, Шамиль Рахматуллин, Райса Сайфуллина (Рая Закирова) – артистами в разных театрах республики. Эти ребята и девушки внесли достойный вклад в развитие театрального искусства Башкортостана.

          За годы учебы в училище мы все полюбили Хажи Гирфановича. Когда два курса одновременно выпускали два спектакля, мы завидовали студентам его курса. Позже с нами выпустил спектакль по пьесе М.Горького «Васса Железнова» актер Республиканского русского драматического театра Башкортостана Федор Крашенинников. Талантливый педагог, красавец, обаятельный человек, он буквально влюбил в себя всех студентов. И вообще, мне очень повезло с педагогами: сценическую речь преподавал Галлям Саттаров, башкирскую литературу и язык – Барый Суяргулов, историю – директор училища Сабир Кадиров, танец – Нажип Аюханов. Все они мастера своего дела и очень душевные люди.

          Поскольку я начал учебу со второго курса, с первых же дней пришлось приступить к репетициям в спектаклях. Хажи Гирфанович был прав, мне было нелегко, особенно держаться на сцене естественно. Сценическое движение преподают на первом курсе. Я бы не сказал, конечно, что легко было студентам первого курса. Вместе учились. Первый наш учебный спектакль – «Сакмар» Сагита Мифтахова повествует о строительстве колхоза. У меня – главный герой Юлай, героиня Айсылу – Рая Закирова – так же, как и я, была принята сразу на второй курс. Героиню должна играть поющая актриса. Какой красивый голос был у Раи Закировой! Следующий дипломный спектакль, где мы снова с ней играли главные роли – «Свадьба с приданым» М.Н.Дьяконова, и снова поющие герои.

          Три года учебы в училище были самыми счастливыми годами в моей жизни. Там я обучился сложному и увлекательному ремеслу, там я встретил спутницу жизни Раю. Она так искренно и нежно играла моих возлюбленных Ольгу и Айсылу, что я на самом деле без памяти влюбился в нее.

          На просмотр наших дипломных спектаклей приезжал директор Аургазинского колхозно-совхозного театра Ибрагим Ахмеров. Он пригласил на работу в театр четырех студентов: меня, Раю Закирову, Шамиля Рахматуллина и Миясара Басырова.

– Как только закончатся летние каникулы, в начале августа приезжаете в Толбазы. К этому времени и коллектив после отпуска соберется, – завершил свое приглашение Ахмеров.

          Мы с Раей и Шамиль согласились, а Миясар пошутил:

          – Сколько зарплату будете платить? Нам ведь много надо. Так-то меня и в Москву зовут.

          –Как в Москве будем платить, – отшутился директор.

          Миясар в театр не поехал. Он продолжил учебу, затем работал на телевидении и в редакциях газет. Стал, как и мечтал, поэтом.

          Подошло время прощания с училищем. Впереди – каникулы. С Раей мы договорились, что поедем в Аургазинский театр вместе уже мужем и женой, но когда подошло время конкретных действий, несколько растерялись. А как мы проведем летние каникулы? И где? У моих родителей или у Раиных? И как это мы приедем, и вдруг – «Знакомьтесь – ваша невестка!»  Думали, думали и решили: каникулы каждый проведет со своими родителями и подготовит их к предстоящей свадьбе. Упаковав чемоданы, прогулялись вечером по Уфимским улочкам, а утром проводил Раю на железнодорожный вокзал. 

Продолжение следует…                                                                         

ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ
Читайте нас в