Все новости
МЕМУАРЫ
22 Июня , 19:00

Тернистый путь в искусстве. Часть вторая

В начале пути

Фаваз абый
Фаваз абый

В школе из мужчин остался один директор Гумер-абзый, все учителя   – женщины. Очень им нравилось ставить спектакли: сами ставят, сами играют, и нас, особенно высоких мальчишек, привлекают. Нам, конечно, главные роли не доставались. Халиля, Исмагила играли обычно Халида-апай и Мунира-апай, а мы – эпизодические роли, где поменьше слов. Был в репертуаре школьного театра спектакль «В стане врага», автора не помню. Его играли одни мальчишки. Главные роли – солдаты: я – Борис, мой друг Фарит – Хасан, а Рустэм – немецкий офицер Вернер. Спектакль начинался с долгой перестрелки из пулеметов, затем нас забирали в плен, и Рустэм устраивал нам допрос. У Рустэма был очень красивый голос, он прекрасно пел, обладал привлекательной внешностью – вот из кого прекрасный артист получился бы! Рустэм заболел ангиной и умер в 14 лет.

Весной мы собирали перезимовавшие в земле остатки зерен пшеницы. Из них хозяйки варили кашу. Рустэм всегда в кармане носил поджаренные зерна. Он с таким аппетитом хрустел ими, распространяя вокруг вкусный запах. Оказывается, перезимовавшие зерна ядовиты. Правда ли это, а может, потому что, собирая эти зерна, целый день месишь ногами холодную весеннюю грязь, только в ту весну многие ушли из жизни. В конце учебного года мы собирались еще раз сыграть так полюбившийся односельчанам спектакль, но никто не отважился заменить Рустэма, да никто бы и не смог сыграть эту роль так, как Рустэм.  Мы решили, что не будем больше играть этот спектакль. Тогда я впервые понял, что хочу стать артистом, но сколько испытаний мне пришлось пройти!

В 1947 году я закончил учебу в Юматовском пчеловодческом техникуме и получил диплом агронома-пчеловода. Работал по направлению в Караидельском районе Башкортостана. Бескрайние леса и горы Караидельского района я исходил пешком вдоль и поперек. А зимой ставил спектакли в районном доме культуры: «Галиябану», «Карасэс», «Возвращение». Видимо, я решил, что полученное мной в Аминевской семилетней школе образование по части постановки спектаклей достаточно. Что удивительно, наши спектакли зритель смотрит, любит, хвалит! Желание стать артистом с каждым днем становится все сильнее. А что скажут родители? Они гордятся специальностью сына и мечтают, что, отработав положенные годы, он вернется на родину, женится и будет жить с ними. Отец даже шутил: «Ну, мать, на старости лет будем питаться только медом». Их понять можно. Старший сын Кашфи пропал без вести на войне, другой сын Гали – кадровый офицер, служит на Дальнем Востоке, дочери Аниса и Флюра (мои сестры) живут в Уфе, сын Фаваз (мой младший брат) учится в Уфимском музыкально-педагогическом училище по классу баяна. Отцу уже за 70, матери скоро 60 лет. На старости лет остались вдвоем. Тагзима апа преподает в школе в деревне Старый Муса. Она, конечно, собирается вернуться в Аминево, но как уж получится. Ее муж  погиб еще в начале войны, родители надеются, может она выйдет замуж, деревня Старый Муса большая. Надо подумать, ведь мой долг – жить рядом с престарелыми родителями и ухаживать за ними. Как говорит отец, специальность у меня действительно хорошая, учебу я закончил с отличием, работаю в самом продвинутом по пчеловодству районе. Здесь живут и трудятся известные пчеловоды России Ф.С.Крохалев и С.П.Обнорский. Их опыт мы изучали по учебникам в техникуме. У меня прекрасная возможность обогатить свои знания под руководством великих мастеров.

Родители
Родители

Правда, прошлое лето не принесло удачи. В июле, когда цвела липа, шли проливные дожди. Липа для пчел в этих краях единственное питание, потому что здесь нет цветущих лугов.  Пчелы не смогли сделать необходимый сбор и остались на зиму без пищи.

В декабре пчеловодов района собрали на совещание по поводу указа И.В.Сталина о посадке лесополос. Районный план внедрения указа готов и распределен по колхозам. Наша задача — провести соответствующие совещания на местах и довести до колхозников директивы партии.

Когда я закончил выступление словами: «Ваш колхоз должен посадить деревья на … гектарах земли, в зале воцарилась гробовая тишина. Долгую паузу прервал мужчина средних лет: «Что это такое, товарищи? У нас кругом лес, картошку негде сажать, какие лесополосы!» К нему присоединились остальные: все кричат возмущенно, никто никого не слушает. С трудом добившись тишины, председатель собрания объясняет:

– Успокойтесь, товарищи. Давайте не будем пороть горячку и спокойно подумаем. Это же указ И.В.Сталина. Он наверняка знает, что делает. А уполномоченный объяснил, что мы должны взять на себя обязательства. Давайте подумаем. Пойдем в райком. Поговорим.

На этом народ успокоился и стал потихоньку расходиться. Вернувшись в райцентр, спрашиваю у коллег:

– Ну, а как у вас прошло?

– Да, не спрашивай!

Короче, этот указ И.В.Сталина народ Караидельского района не одобрил. Чем все это закончилось, не знаю. Может быть, отчитались, что посадили лесополосы. А может, вырезали липу и посадили березу. Это же указ самого И.В.Сталина! Как бы там ни было, командировка эта заставила меня задуматься. Вся природа Караидельского района стоит перед глазами, не нахожу я там места, где можно посадить лесополосы. Разве не знают об этом руководители района? Что сажать и сколько – почему эти вопросы надо решать в Москве? Пытаюсь поделиться своими мыслями с компетентными людьми.

 – Ты, кустым, много будешь знать, скоро состаришься. Делай, что велят, и будет порядок.

Продолжение следует…

Предыдущая часть
Автор:Вазих САЙФУЛЛИН
Читайте нас в