Все новости
ЛИТЕРАТУРНИК
12 Января 2020, 17:44

Не декабрист и не проныра! Окончание

Булгарин познакомился и поддерживал добрые отношения с Пушкиным, и на протяжении двадцатых годов время от времени печатавшимся в его изданиях. В 1824 году Пушкин относил его к "малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы". Однако в дальнейшем их отношения расстроились, ибо оба остры на язычок. И буквально всё «исковеркалось» после восстания на Сенатской площади.

Восстание декабристов Фаддея жутко напугало. Он скептически относился к проектам революционного переустройства русской жизни. Придерживаясь умеренно-либеральных взглядов, он делал ставку на царя и царское правительство как инициаторов прогресса в России. Посему он и стал добровольным осведомителем и с должным усердием делал свою «работу». По приказу тайной полиции законопослушный Фаддей Булгарин описал декабриста Вильгельма Кюхельбекера – друга Пушкина. Когда поэт и его друзья начали выпускать «Литературную газету», она немедленно вступила в полемику с «предателем декабристских идеалов» и его журналом «Северная пчела». И как следует догадаться, ничего из сего хорошего не вышло по отношению к Булгарину. Его опять «шпыняли».
Не то беда, что ты поляк:
Костюшко лях, Мицкевич лях!
Пожалуй, будь себе татарин,
И тут не вижу я стыда;
Будь жид – и это не беда;
Беда, что ты Видок Фиглярин.
Эпиграмма Александра Пушкина на Фаддея Булгарина, 1830 год.
Осуждать, спустя столетия писателя, журналиста как-то рука не поднимается. Ну да, натворил «делов» на свою голову, и он же, очевидно, посыпал свою головушку пеплом. Хоть и пламенный сторонник николаевской эпохи, а всё же… Есть светлые деяния с его стороны. Есть!
Он деятельно, упорно помогал Грибоедову, временно заключенному в крепость после восстания декабристов.
«С Грибоедовым благородный человек делался лучше, благороднее. Его нежная привязанность к другу, внимание, искренность, светлые, чистые мысли, высокие чувствования переливались в душу и зарождали ощущение новой, сладостной жизни. Его голос, взгляд, улыбка, приемы имели какую-то необыкновенную прелесть; звук его голоса проникал в душу, убеждение лилось из уст...
...Не могу написать ничего связного о Грибоедове: ибо, когда только должен вспомнить о душе его, о его качествах, сердце мое разрывается на части... Но я обещал сказать что-нибудь – исполняю!»
Фаддей Булгарин, «Воспоминания о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове».
Оказывал содействие А.А. Бестужеву в публикации его произведений. Булгарин высоко оценил в «Северной пчеле» "Героя нашего времени" Лермонтова, и тем самым способствовал распространению романа. Он активно пропагандировал польскую культуру в России (что, впрочем, не помешало ему при необходимости напечатать в 1831 году исключительно резкие по тону статьи против польских повстанцев). При всей своей благонамеренности, он неоднократно вступал в конфликты с цензурой по поводу запрещения публикации статей или их фрагментов. В частном письме он писал в 1845 году, что министр народного просвещения С.С. Уваров "набросил на все тень, навел страх и ужас на умы и сердца – истребил мысль и чувство...". Отчего он часто стал получать выговоры от царя или высокопоставленных чиновников за уже напечатанные материалы. И вроде за «царя», и вроде вопреки его!
Параллельно с журналисткой деятельностью Фаддей Булгарин сочинял романы, адресуясь всё к той же публике из средних слоев: купцов, мещан, чиновников. Читательская аудитория, резко выросшая во второй половине двадцатых годов девятнадцатого века, читала в основном переводные романы. Русские образцы сего жанра в конкретный период практически отсутствовали, хотя усиливавшийся интерес к истории и этнографии России создавал благоприятную почву для них. Удачно угадав потребность и желания читателей, Булгарин достаточно успешно удовлетворил их, соединив в первом своем романе "Иван Выжигин" традиционную конфигурацию плутовского романа с бытовыми картинками русской жизни, изложив всё это современным (а не архаизированным, как, например, у Нарежного) литературным и чуть-чуть поэтическим языком.
Главный персонаж его – вроде чудноват, малость простоват. Вышколен, обучен разными науками, но легко поддающийся искушениям человек. Вначале безродный бедняк, он после многочисленных приключений (то есть участия в шайке мошенников, плена у киргизов, тюремного заключения, судебного процесса, участия в войне с Турцией) обретает семью, богатство и почётное служебное положение. Традиционный, типичный сюжет, дающий возможность описать образ жизни различных кругов общества (высший свет, помещиков и чиновников, армию, преступников, суда), писатель насытил нравоучительными мотивами, стремясь доказать своим читателям из среды мелкого дворянства и чиновничества, что честность, умеренность и добросовестная служба позволят им достичь успеха в жизни. Как бы так!
И понятное дело, его роман имел колоссальный успех. «Иван Выжигин» только за пять дней в 1829 году разошелся тиражом в 2000 экземпляров, за два года – уже в 7000. Переведён на английский, немецкий, французский, итальянский, шведский, польский и другие языки. Однако представители другой читательской среды отнеслись к роману резко отрицательно – их реакция на роман типична отзыву П.А. Катенина: "Пустота, безвкусие, бездушность, нравственные сентенции, выбранные из детских прописей, неверность описаний, приторность шуток".
Его прочие литературные труды: «Мазепа», «Предок и потомки». «Эстерка», «Димитрий Самозванец» и другие вещицы как-то не ахти пользовались популярностью. Одно хлёсткое произведение – один получается меткий выстрел, остальные попали почти в «молоко». Так и остался он классиком для своего времени… «выжигинским неоклассиком». Спроси кого из молодого поколения… Спроси у поколения PEPSI… Спроси у пролетарского класса… Нет. Не знают, не ведают они, кто есть такой Фаддей Булгарин? А что за птица – Иван Иванович Выжигин?
Алексей ЧУГУНОВ