Все новости
КИНОМАН
5 Августа 2019, 19:45

Когда солнце не разгоняет тьму

«Солнцестояние» (оригинальное название «Midsommar»)– вторая картина молодого, но чрезвычайно перспективного режиссера Ари Астера. Его первая работа «Реинкарнация», которая вышла в прошлом году, совершила настоящую революцию в жанре хоррор.

В последнее время, фильмы ужасов претерпевают неожиданную мутацию, вклиниваясь на территорию более высоких жанров, становясь при этом смелее и изобретательнее. Количество по-настоящему концептуальных ужастиков в противовес классическим пугалкам растет как на дрожжах. «Солнцестояние» из этой же плеяды фильмов ужасов, который может только прикрывается низким жанром, пытаясь выдать историю, полную психологизма и режиссерского новаторского подхода.
История о людях современного мира, попавших в коммуну в далекой деревне в Швеции на празднование дня солнцестояния, вдалеке от больших городов с их законсервированной культурой и обычаями, в принципе, не так нова. На ум сразу приходит «Плетенный человек» (обе версии – и оригинал, и ремейк с Николасом Кейджом), недавний (тоже концептуальный) фильм «Паранормальное», и если хотите, некий реверс «Таинственный лес» (там, наоборот, пытаются вырваться из коммуны), плюс можно вспомнить еще щепотку низкосортного кино с подобным сюжетом. Ари Астер не только делает упор на то, как рассказать историю, но и на то, как ее показать.
Технически фильм – просто совершенство. Работа оператора Павла Погоржельского заслуживает всяческих похвал, монтаж великолепен, режиссерские ходы и приемы эффектны. Ради этого уже стоит посмотреть «Солнцестояние», чтобы словить настоящий киноманский кайф. Музыка здесь тоже не стоит на месте, она умело нагнетает обстановку, а не служит просто фоном – хороший пример использования музыки в фильме. Актерские работы, как в прошлой киноленте, выходит на предельно высокий уровень, показывая широту внутренних и внешних отношений. Отчасти здесь загорается в актерском плане молодая актриса Флоренс Пью, показывая всю глубину эмоций. Впрочем, у режиссера, судя по всему, свои высокие требования к актерам, потому уже сама их работа в кадре внушает уважение (это относится ко всем актерам фильма без исключения). Впрочем, Ари Астер уже «Реинкарнацией» доказал все это – от новой работы в техническом исполнении следует ожидать примерно такого же, если даже не больше.
По сути, фильм не так далеко отходит от канонов классического ужастика о группке молодых людей, которых поочередно скашивают (этот поджанр именуется «слэшером»), но Ари Астер идет еще дальше. Его повествование неспешное, нагнетается довольно долго, но напряжение не провисает, а натягивается как тугая струна. Ожидание, что сейчас случится что-то страшное, проходит красной нитью через весь фильм и это-то и пугает, но и жестокие и откровенные кадры никто не отменял, это может шокировать неподготовленную публику.
Хотя фильм не столько способен напугать, сколько будет внушать чувство неудобства на всем его протяжении в два с половиной часа. «Солнцестояние» вообще сочетает в себе противоположные вещи: прекрасное с ужасным, беспокойство с чувством покоя. Если «Реинкарнация» была, по сути, «темной» картиной, то тут все залито светом и все ужасы происходят на виду у всех, но пугает это только иностранцев. Ужас здесь не имеет сверхъестественной натуры, он с человеческим лицом с попытками к этому сверхъестественному прикоснуться. Закрытая коммуна живет по своим четким правилам, подчиняясь лишь законам обрядов и это-то и непонятно людям, зашедшим на их территорию с внешнего мира, в котором тоже свои правила. Варварство и жесткость в порядке нормы и имеют свою логику, и будь чужаки более осмотрительны в своих желаниях, праздник солнцестояния не приобрел такие пугающие черты (но и это не факт).
Фильм отчасти поднимает тему проблемы мультикультур – кто здесь на самом деле настоящий варвар: коммуна, живущая по религиозным догмам (а это общность, где каждый член семьи чувствует поддержку, где нет вражды и корысти); или современный мир с его оторванностью от всех остальных, где человек чувствует себя одиноким, даже находясь рядом с другим человеком. Этот контраст двух миров ощущается уже с первых кадров: внешний мир – это продолжение «темной» «Реинкарнации»: холодное, неприветливое место, где совершаются свои ужасы жизни; и «светлая» деревушка в Швеции, где бесконечно светит солнце, а жители, кажется, невероятно счастливы. Но вопрос здесь не только в столкновении культур, но и во взаимодействии людей друг с другом.
После «Солнцестояния» остается послевкусие. Назвать его приятным сложно, но это никак не относится к фильму. Он потрясает, хватает за живое, оставляя зрителя в раздумьях. Но это признак хорошего кино: сочетание прекрасной постановочной работы, сюжета, актерской игры. Пазл хорошего фильма сложился, пусть это и жанровый фильм (хоть и авторский), но это пример, как нужно снимать настоящее кино. Новая команда молодых амбициозных режиссеров уже ступила на твердую почву современного кинопроизводства (не совсем корректное слово, но пусть будет такой контраст): снимать не просто для того, чтобы потешить падкую до киношного попкорна публику, но снимать максимально вдумчиво, эффектно, задевая за струны души и давая почву для размышлений, даже в таком низком жанре, как фильм ужасов.
Как бы не хотелось избежать сравнений с предыдущей, но яркой работой Ари Астера, сделать это сложно, хотя перед нами совершенно другое кино и про совсем иные темы, нежели чем «Реинкарнация». Но оба фильма Ари Астера – это яркие жанровые работы, подкупающие иным подходом к кино. И пока такие фильмы существуют, можно смело сказать, что кино не умирает.
Егор ОКУНЕВ