Все новости
ВЕРНИСАЖ
29 Июля 2020, 11:52

Давид Бурлюк в Уфе

В 1915 году на станции Иглино, что расположена в 20 км от Уфы, поселился со своей семьей известный художник, поэт, «отец русского футуризма» Давид Давидович Бурлюк. Этот удивительный, необыкновенно активный и энергичный человек, оказавший большое влияние на искусство и поэзию авангарда и окончивший жизнь в США, за свою жизнь посетил множество городов и стран.

Несмотря на столь насыщенную событиями и путешествиями биографию, Башкирия занимала в сердце художника особое место. Когда в 1924 году в Нью-Йорке был издан автобиографический очерк Бурлюка «Лестница лет моих», художник отправил экземпляр в столицу Башкирии, в дар Уфимскому художественному музею. В своих мемуарах «Фрагменты из воспоминаний футуриста», описывая период своей жизни в селе Буздяк летом-осенью 1917 года, Давид Бурлюк отметил: «Окрестное башкирское население оказывало мне исключительное гостеприимство».
Теплые воспоминания Бурлюка о Башкирии взаимны – трехлетнее пребывание художника в наших краях оставило большой след в художественной жизни Уфы и других городов республики. Летом этого года в честь 135-летия художника была открыта выставка произведений Давида Бурлюка в Башкирском государственном художественном музее им. М.В.Нестерова. Я хочу предложить читателям «Истоков» вновь вспомнить эту яркую личность, этого разнообразного и талантливого живописца, а также принесенный им вклад в искусство Башкортостана.
Несмотря на то, что Бурлюк с семьей жил в Иглино, он часто наведывался в Уфу, где активно участвовал в художественной жизни. Стоит отметить, что в любом городе, где бы ни оказывался Давид Давидович, он сразу попадал в эпицентр событий мира искусства, а зачастую даже становился их «разжигателем». В начале XX века Бурлюк познакомил друг с другом всех самых известных отечественных поэтов-футуристов, организовал группу «Гилея», объединившую поэтов и художников. Кроме того, именно Бурлюк был тем человеком, кто открыл поэтический талант Владимира Маяковского, кто убедил молодого художника и поэта в его таланте и поддерживал материально. Сложно представить, сколько явлений в русской культуре ХХ века могло не произойти, если бы не было Бурлюка!
Исключительную роль сыграл этот крайне деятельный художник и в Башкирии. В Уфе на тот момент наиболее значимым явлением в художественной жизни была деятельность «Уфимского художественного кружка». Кружок был основан в 1913-1914 годах, а с приездом Бурлюка началась выставочная деятельность этого объединения. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что Бурлюк оказал сильнейшее влияние на местных художников, он привнес с собой современную культуру авангарда, а его богатый опыт участия в московских и петербургских выставках должен был помочь кружку в организации своих собственных вернисажей. Первая выставка Художественного кружка состоялась осенью 1916 года, а вторая и третья – в 1917 году. Давид Бурлюк участвовал во всех трех выставках, причем на каждой представлял всё больше своих произведений: на первой выставке – 20 работ, на второй – 32, на третьей – 41. Кроме того, на первой и третьей экспозициях выставлялась также мать Давида Давидовича, Людмила Иосифовна Михневич, которая также была живописцем.
Участниками Уфимского художественного кружка и сподвижниками Бурлюка были живописцы, которых сейчас можно смело называть основоположниками изобразительного искусства в Башкирии, среди них Касим Салиаскарович Девлеткильдеев, Юлий Юльевич Блюменталь, Александр Эрастович Тюлькин и Порфирий Маркович Лебедев. Существует интересная история о том, как совместно с Лебедевым Бурлюк расписывал кабинет в доме состоятельного жителя Уфы. Художники украсили стены изображениями разноцветных лошадей, что заказчик не оценил, велел стереть роспись, но за работу живописцам заплатил. Занимался Давид Давидович и преподаванием в Уфе. Так, некоторое время у него обучался Александр Алексеев – также будущий эмигрант, всемирно известный художник-иллюстратор и мультипликатор, разработавший уникальные техники анимации. Алексееву было всего 16 лет, когда он приехал в Уфу, так что можно сказать, что именно здесь начал развиваться его художественный талант.
За почти четыре года жизни в Уфе Бурлюк, как уже можно было судить из числа выставляемых им произведений, создал множество живописных работ. Сейчас в Уфе находится 50, если не более, полотен этого художника, из которых большая часть представлена в БГХМ имени Нестерова. Какие же картины писал «отец русского футуризма» в Башкирии? В некоторых из них он остается верен авангарду. В таких работах как «Радуга», «Казак Мамай» (обе – 1916 г.), «Красный полдень» можно видеть черты кубофутуризма, примитивизма, экспрессионизма. Однако в большинстве произведений на период жизни в Башкирии Бурлюк переходит к реалистической живописи. Основные жанры и сюжеты его картин тех лет – пейзажи, натюрморты, портреты. Как показывали и дальнейшие путешествия Бурлюка, художника всегда интересовала национальная культура тех мест, в которых он оказывался. То же самое можно наблюдать и в его «уфимских» произведениях – пейзажи, как правило, представляют собой виды башкирской природы и деревень, что подчеркивается изображением мечетей. Некоторые картины носят конкретные географические названия, например, находящееся в Самарском художественном музее полотно «Река Ай» 1917 года. В портретах также проявилось увлечение Бурлюка национальным укладом, о чем свидетельствуют несколько картин, изображающих татарских девушек и юношей в национальных костюмах. Одно из самых известных произведений в этом ряду – «Портрет молодого башкира», написанный в 1917 году. Это колоритный и запоминающийся образ уверенного юноши, внимательно и настороженно взирающего с холста на зрителя.
Отдельно хотелось бы упомянуть живописную технику Давида Давидовича в те годы. Большинство его пейзажей, портретов и натюрмортов тех лет созданы в пастозной манере, с использованием большого количества краски, которая плотными слоями покрывает поверхность холста, за счет чего создается объемная фактура. В особенности это заметно на его пейзажах, где художник благодаря такой технике изображает то сугробы снега, то пышную листву, то нависшие свинцовые тучи. Живописная поверхность его полотен очень динамичная, изображенная на них природа словно движется, живет на наших глазах. Ощущению динамики способствуют и мазки, движения кисти и мастихина, которые каждый раз соответствуют изображаемому Бурлюком объекту, подчеркивают его характер. Живопись Бурлюка как в его кубофутуристических работах, так и в этих отличается также многоцветностью, применению большого разнообразия цветов и оттенков. По-настоящему раскрываются реалистические работы Бурлюка, созданные в «башкирский» период, при длительном и внимательном рассмотрении. К счастью, у жителей Башкирии есть прекрасная и во многом уникальная возможность насладиться творчеством этого художника – в одном только БГХМ имени М.В.Нестерова хранится около сорока работ Бурлюка!
Может быть, для Давида Давидовича Бурлюка Башкирия была одной из глав его большой, полной событий, путешествий и персонажей книги – его жизни, – но это была значительная глава. В этих краях художник не только нашел спасение от кровопролитных событий Первой мировой войны, но и, вдохновившись местными видами природы, традициями, людьми создал большое число произведений. Давид Давидович много «гастролировал» по городам Урала, распространяя творчество своих друзей – поэтов-футуристов, и из всех этих мест для своего трехлетнего проживания он выбрал именно Башкирию. Чем именно приглянулся ему этот край, сказать сложно, но, очевидно, чувствовал он здесь себя хорошо, был полон энергии и желания творить самому и помогать местным живописцам. Так Бурлюк и сам послужил вдохновением для башкирского искусства, сосредоточие которого в те годы было в Уфе. Несмотря на то, что Уфимский художественный кружок был создан до приезда Давида Бурлюка, именно при нем местные художники начали активно выставляться. Этот необыкновенно активный художник и поэт, двигатель футуристического движения в начале ХХ века, смог и в Уфе заразить всех своим примером, благодаря чему его соратники по художественному кружку в последующие годы воспитали не одно поколение башкирских живописцев. В своей книге воспоминаний Алексей Крученых необыкновенно метко отметил: «Большой, бурный Бурлюк врывается в мир и утверждается в нем своей физической полновесностью». Точно так же ворвался Бурлюк и в башкирское искусство, став в нем примером, учителем и национальным достоянием.
Алиса ВАЛИАХМЕТОВА