Все новости
УФЛИ
15 Ноября 2019, 00:31

Всем хороши «Уфимские девчонки»

В среду, 13 ноября, состоялось в бывшем особняке купца Чижова, ныне библиотеке Заки Валиди (ул. Октябрьской Революции, 10), традиционное заседание литературного объединения «УФЛИ». Обсуждали повесть Марии Ларкиной (Марианны Давлетовой) «Уфимские девчонки». Она рассказала про свой путь в литературу. Как и с чего начала писать, как возник замысел повести. Айдар Хусаинов задал вопрос: «Кто твой любимый писатель?»

Марианна ответила, что на данный момент это Эдуард Лимонов, и она ценит его книги за искренность.
Краевед Александр Барановский, в последние годы не часто балующий «УФЛИ» своими визитами, лапидарно изрёк: «Прочел немного. Понятно, что автор горит желанием писать».
Гульназ Насырова была более многословна: «Есть нечто свежее и новое. Надо расширить. Добавить описание зданий, транспорта того времени. Бросилось в глаза, что автор описала типичных жертв криминального мира. Эти девочки должны в дальнейшем хлебнуть лиха. Вот Лиля, которая работает в ресторане, должна попасть в тюрьму после того, как директора убьют. А та, которая за границей живет, должна лишиться детей, пусть их муж заберет, и она никогда их не увидит».
Даже вот не знаю, откуда такая кровожадность у некоторых читательниц берется, ладно хоть следующий мужчина Игорь Вайсман (известный спаситель котят) был добр и к автору, и к героиням: «Ларкину я воспринимал как чисто дамского писателя. Но в этой повести есть потенциал. В сборнике «Уфимский хронотоп» 2017 г. были откровенно слабые рассказы. А здесь хорошие новеллы, повестью не назовешь, но интересные отдельные новеллы».
Владислав Левитин поведал, что в XXI веке все жанры уже сломались, и посему здесь цикл новелл, объединенный «я» автора. Заметил попутно, что читается легко, так как написано без архитектурных излишеств.
Педагог Дмитрий Детинин констатировал, что на него повесть произвела приятное впечатление.
Елена Луновская рассказала о том, что находилась у истоков замысла: «Ещё два года назад, когда Марианна начала писать «Уфимских девчонок», я сказала – жду что дальше... Здесь нет однотипности, героиням привиты их индивидуальные черты. Сразу можно отличить: здесь – Лилька, здесь – Снежана. Я не думаю, что это последняя точка – новелла, где про серпентарий. Отличительная черта стиля Марианны – это юмор. Даже в самом мрачном описании вдруг сверкнет фраза, которая заставит улыбнуться».
Алексей Щеколдин: «Книга мне очень понравилась. Она сильнее её предыдущих работ. Хотя есть критические замечания – не хватает сверхконцепции, там есть отражение в зеркале, нет взрыва мозга, который переворачивает сознание, нет ощущения полета, когда автор снял невидимый груз с души. Может быть, вписать туда что-то сверхважное – может, что-то твое – твой страх, например. Когда я смотрю кино и вижу фильмы из кусков, то уверен, что автор молодой. И тут, чтобы объединить, ты можешь саму себя туда посадить, твои переживания, они линейны, и сошьют куски в единое полотно.
Наш уфлийский летописец Лариса Григорьевна Михайлова: «Прекрасное произведение. Мне концовка понравилась. Здесь ничем не перегружено. Описаны семейные отношения. Женские судьбы и характеры. Это жизнь. Легко читается. Написано в форме прямой речи».
Психолог Луиза Разетдинова тоже отметила, что читается легко и интересно: «Каждая из героинь вызывает разные чувства. И то, что их объединяет – запрет на чувства. Что спасает главную героиню – её мечта – быть писателем. Другие героини живут не своей жизнью, а ложным посылом, тем, как получается подогнать себя под незримый придуманный стандарт. И только главная героиня живет».
Литературный критик Евгений Рахимкулов не смог удержаться от высказываний по поводу встраиваемости в текущий литпроцесс: «Текст добротный. Слезливой женской бытовухи я перечитал много. Вопрос: что дальше? Можно отдать в литтолстяк. Но настоящий художник – это искатель новых форм, новых веток реальности. Почему Пушкин, или Достоевский, или Толкиен достигли такого уровня – они были первыми, кто стал так писать. Я рассуждаю в целом о современном процессе всей литературы. Куда двигаться? Автор должна подумать, чего она хочет. Вопрос о новом и дальнейшем развитии».
Нежная и лиричная поэтесса Алия Гайнатуллина неожиданно захотела ярких красок: «Побольше смелости. Автор сама бы для себя выход нашла: она пишет, как было, но можно, наверное, и написать то, чего не было. Расцветить как-то».
Галарина, как всегда, провела излишне заумную аллегорию: «Время действия – слом эпох и устоявшихся парадигм. Накатанные рельсы жизни взорвали, и далее трамвай не пойдет, и каждый пересаживается на другой вид транспорта, или чинит дорогу, или идет пешком. Четыре героини олицетворяют собой разные типы мышления. У каждого типа своя стратегия. Типов мышления девять. Можно расширить цикл, описав и другие типажи. Продолжая аналогию с дорогой и транспортными средствами, вопрос не на чём добираться, а куда добираться. Куда хотят добраться герои. Они хотят добраться до счастья, то есть гармонии с самими с собой. Вот и надо показать хоть один вид гармонии, а у каждого человека она своя».
Руководитель лито Айдар Хусаинов обобщил свои впечатления так: «Люди, они меняются, они постоянно другие. Мысль, которая у каждого человека бьётся в голове, она его куда-то толкает. Есть одна книга, по которой живёт большинство людей. Она называется «Уголовный кодекс», чем он отличается от литературного произведения. Уголовный кодекс – это жестокая реальность. Литературное произведение – это чудо на основе «У.К». (“Жили тринадцать разбойников и Кудеяр-атаман” – подсказала из зала Янина Свице). Может он убил людей, но раскаялся. А еще может быть, он хочет убить, но раскается раньше – вот это и есть чудо, которого мы ждем от книги. «Уфимские девчонки» – тоже путь к этому раскаянию, но этого там пока нет, нет этого чуда. Любой из нас не только человек, но и маска, которой руководит самый сильный из тараканов, живущих в его голове. Писатель показывает всю толпу тараканов, или другую возможную прекрасную маску. Это уфацентристский текст! Он помогает увидеть мир прекрасным, а не через «У.К.». У меня был знакомый милиционер, который на вопрос: самые красивые места Уфы? – Ответил: их много, но вместо того, чтобы любоваться, я всегда вспоминаю, где и какое преступление произошло».
Писательница Мария Ларкина (Марианна Давлетова) поблагодарила публику: «Высшим уважением я считаю то, что люди прочли моё произведение. Хочу сказать, что я не остановлюсь. Вот сидела и думала, какие элементы добавить, чтобы именно уфимские девчонки были описаны, чем они отличаются от остальных?»
ГАЛАРИНА, фото автора
Читайте нас в