Все новости
ПРОЗА
1 Августа , 16:24

Меломан

Учительнице музыки Виталине Ивановне подарили щенка. Это был желанный, приятный подарок. Педагог говорила своим знакомым, что мечтает о четвероногом друге, но на это трудно решиться… Когда же маленький, несчастный комочек оказался в руках у Виталины Ивановны, сомнения были забыты!

Питомца с важностью передали учительнице осенью, в десять часов вечера, на улице. В темноте невозможно было рассмотреть, каков щенок из себя, но радость Виталины Ивановны была безмерной. Вместе со щенком учительница получила документы на него и заверение, что необходимые прививки малышу сделаны.

Щенок дрожал от страха в руках новой хозяйки. Он был совсем глупым, ему не исполнилось еще и месяца!

− Тебе будет у меня хорошо! – сказала учительница.

Звереныш был в ужасе от того, что его несут на руках по подъезду, вносят в незнакомую квартиру и ставят на пол.

Крохотного щенка неприятно удивили огромные предметы в комнате – мебель. Никто не предлагал ему поесть. Как можно выжить, когда рядом нет ни одной знакомой живой души?

Щенок скулил, тыкался мордочкой в диван, в кресла, маленькими шажками двигался то в одну, то в другую сторону, искал мать. Наступила ночь. Щенок совсем загрустил; он тонко лаял и подвывал. Эти звуки напоминали плач маленького страдающего ребенка. Стоны щенка продолжались несколько часов. Казалось, что питомец никогда не совладает с ситуацией и не сможет привыкнуть к новому месту. Виталина Ивановна и сама загрустила; она успокаивала малыша, как могла, но в эту ночь ни учительница, ни щенок не заснули.

Утром настроение у хозяйки дома улучшилось. Пришла пора придумывать для щенка имя. Черная шерсть питомца подсказывала, что кличка должна быть динамичной, короткой. Учительница перебрала немало вариантов и остановилась на строгом имени Лорд. Звучное имя щенку понравилось, он сразу стал на него откликаться.

− Лорд, беги ко мне, мой маленький! – звала хозяйка.

Щенок бежал к ней так быстро, как только позволяли его крохотные лапы. Длинные черные уши подпрыгивали вверх, потом ударялись о забавную морду с блестящими карими глазами и опять подпрыгивали вверх.

− Настоящий спаниель! Какие стати охотничьей собаки! – радовалась хозяйка.

Уже в первые дни жизни в новом доме Лорду довелось познакомиться со множеством людей. Виталина Ивановна была известным педагогом в городе с большой, но единственной музыкальной школой. Она проработала в школе пять лет; ходила на работу пешком по улице Сусанина вдоль городского озера, потом мимо площади Ленина и огромного здания почты, возле которого располагалась музыкальная школа. Жители города привыкли видеть на улицах ее стройную фигуру и красивое лицо с серыми глазами и россыпью веснушек по щекам.

Уроки учительница вела не только в школе, но и дома. Появление у Виталины Ивановны щенка порадовало учеников! Дети обычно приходили к ней домой на занятия после обеда, как раз в то время, когда у Лорда начинался продолжительный дневной сон. Приветствие Лорда пришедшим гостям в первые месяцы его жизни было спокойным. После одной минуты урока щенок укладывался на свою подстилку в углу зала и спокойно засыпал. Ему нисколько не мешали спать ритмичные переливы гамм, летящие арпеджио и детские музыкальные картинки-пьесы, которые исполняли на пианино ученики. Как бы сильно не нажимали пальцы учеников на клавиши, какие бы громоподобные звуки не раздавались в комнате для занятий, питомец оставался в блаженной полудреме. Лорду было не важно, кто пришел на урок – мальчик или девочка. Он не различал пол ребенка и не мог запомнить имена учеников. Неслышный во время уроков, Лорд тайно ждал перерывы в занятиях.

На время перерыва Лорд просыпался и превращался в черный вихрь! Он носился из комнаты в комнату, прыгал вверх, в стороны и всячески старался обратить на себя внимание. Виталина Ивановна разрешала ученикам играть с Лордом, когда были хорошо выполнены все задания урока. Но если какой-нибудь ученик на уроке сплоховал, учительница все равно не могла отказать ребенку в веселой игре со щенком. Она баловала и детей, и домашнего питомца, задаривала их забавными игрушками и позволяла школьникам дрессировать Лорда, хотя правилами воспитания спаниелей это было запрещено.

В возрасте четырех месяцев Лорд начал обращать внимание на звуки, извлекаемые из пианино. Пес в начале урока бросался к инструменту раньше ученика, занимал позицию возле педалей, ложился животом на пол, лапы раскидывал в стороны и готовился слушать. Глаза его внимательно смотрели на ноги ребенка, а вертлявый хвост замирал на месте. Так лежать и слушать музыку пес мог долго. Одна мелодия сменяла другую, а Лорд, исполненный тайного восторга, наслаждался домашним концертом.

Больше всего Лорд радовался мелодичным музыкальным вещам. Пьесы из «Детского альбома» Чайковского, сонаты Моцарта, полные волшебства вальсы Шуберта, этюды-путешествия-по-неведомым-далям Черни заставляли щенка переворачиваться на бок и еще старательней прислушиваться: «А что сейчас происходит в комнате?» Если раздавались громкие аккорды воинственного марша, Лорд немедленно вскакивал и убегал в прихожую, всем видом показывая, что он боится резких звуков и не собирается мучить себя и терпеть это безобразие!

Разборчивость Лорда нравилась его хозяйке. Она чувствовала, что занимается классической музыкой в присутствии домашнего питомца не напрасно, что будни пса, как и будни учеников в еще большей степени, наполнены глубоким культурным содержанием. Лорд день ото дня становился все более сообразительным, а его характер менялся под влиянием музыки. Пес научился улавливать разнообразные чувства в речах хозяйки и ее учеников. Когда Виталина Ивановна хвалила ученика за хорошее исполнение упражнения или пьесы, Лорд довольно улыбался. Да, у него на морде появлялась самая настоящая улыбка! Восторг, радость от общения с людьми, счастье присутствия на уроке, удовольствие от музыки – все это мог показать пес своей мимикой, полной особого, щенячьего обаяния.

− Лорд улыбается! Смотрите! Смотрите! –  замечали ребята.

Если Виталина Ивановна была недовольна, а ученик понимал, что у него не получается играть хорошо, пес садился неподалеку от людей, грустно опускал голову и показывал, как ему стало тоскливо! Ему была жизненно необходима гармония, в которой соединялись бы любимые, звездные музыкальные мелодии, дорогие щенячьему сердцу, вечные, искристые, но не громыхание грубых звуков! В такие минуты какой-нибудь впечатлительный ученик мог броситься гладить пса, чтобы прогнать его плохое настроение, а учительница делала вид, что перерыв в уроке запланирован ею самой.

− Через три минуты продолжаем! – строго заявляла Виталина Ивановна и склонялась над дневником ученика, чтобы записать домашнее задание.

Маленький спаниель не подозревал, что он создан для охоты в лесу или на речке! Всем, кто знал Лорда, казалось, что радоваться школьникам, любовно слушать музыку, веселиться с детьми во время перерывов – это и есть главное предназначение пса!

Лорд никогда не омрачал прекрасные мелодичные звуки воем. Да, пес умел громко выть! Но так «петь» в присутствии гостей ему даже не приходило в голову! В целом, Лорд был хорошо воспитан, если только дело не касалось вопросов питания.

Однажды Виталина Ивановна не убрала с кухонного стола блюдце со сметаной. Сметаны в блюдце было налито много, до самых краев. Хозяйка пришла на кухню, чтобы спрятать продукт в холодильник, и увидела такую картину. Блюдце стояло на столе на том самом месте, где было оставлено часом ранее, но оно было абсолютно чистое. Сметана была съедена. На полу возле стола сидел Лорд и выражение его морды было настороженное; он молчаливо спрашивал у хозяйки: «Я все правильно сделал? Правда же, я все правильно сделал?!» У Виталины Ивановны не хватило сил сердиться на питомца. Она простила Лорду эту шалость, но решила больше не бросать на столе продукты, особенно, вкусные.

На следующий день к Виталине Ивановне пришла на занятие новая девочка, Лия, которая только готовилась к поступлению в музыкальную школу. Учительница приветливо встретила гостью, а Лорд догадался, что ему надо держаться в отдалении, чтобы не испугать своим видом маленькую гостью.

− Лия, проходи в комнату. Вот на этом инструменте мы будем заниматься. Усаживайся на стул, а я сяду рядом с тобой, − сказала учительница.

Девочка устроилась на стуле возле пианино, положила руки на пышную юбку и приготовилась слушать.

− Сейчас я тебе покажу очень полезное упражнение. Смотри, как надо делать. Округли, как я, пальцы правой руки, поднеси их к клавишам. Средним пальцем нажимай по очереди на клавиши, которые тебе понравятся. Старайся извлекать с помощью клавиш мягкий, нежный звук. Это упражнение называется «шаги».

Лия сделала так, как ей предложила учительница. Упражнение девочке очень понравилось, потому что оно было как раз по ее возможностям. Маленькая рука Лии запорхала над клавишами сначала неуверенно… Постепенно новая ученица стала все более точно нажимать на клавиши, и звуки, которыми наполнилась комната, сделались протяжными и таинственными.

Лорд подбежал к пианино, остановился. Взгляд его устремился вперед. Даже не на пианино и не на новую ученицу смотрел пес! Он смотрел куда-то сквозь пианино, пытался пронзить взглядом стену и увидеть, что там, далеко, на улице, куда из комнаты уносятся звуки! На застывшей морде пса было написано недоумение. Лорд – неслышно, мысленно, на своем щенячьем языке, эмоциями – заявил: «Чайковского знаю. Шопена знаю. Черни знаю. Шаги?.. Нет, шаги не знаю...»

Лорд удивлялся новым звукам весь урок музыки, и потом еще несколько уроков пес не мог привыкнуть к неразберихе, которая пришла на смену сонму звучащих прежде музыкальных произведений в исполнении других учеников.

Лия выучилась хорошо играть шаги, благополучно поступила в музыкальную школу, а Лорд при помощи новой ученицы узнал, что хаос музыкальных звуков и полнейшее отсутствие мелодии тоже могут быть важными и полезными!

Автор:Ольга ТАИР
Читайте нас в