Все новости
ПРОЗА
24 Июня 2020, 20:25

Курай

Рассказ(Башкирский Декамерон) В деревне, куда я приезжала на лето к бабушке, жила женщина, которая вызывала во мне детский страх. Я вообразила, что она баба-яга. Ее кожа была цветом как темный шоколад. На лице сверкали глаза и зубы. Мне она казалась очень старой.

Ее дом стоял не на красной линии улицы, а в глубине. Если у других домов были палисадники, огороды и забор вокруг усадьбы, то вокруг ее маленького квадратного домика, крытого соломой, рос бурьян. Но стены дома выбеленные, а маленькие окна без наличников. Жила она одна. Женщины судачили, что к ней "в гости" похаживают холостые и разведенные мужики. Однажды к ней заглянул и женатый мужчина... Так от его жены хорошенько досталось и мужу, и шоколадной женщине.
Как-то мы с бабушкой сидели на лавке, ждали возвращения скотины с пастбища. Вижу, по улице в нашу сторону идет эта женщина. Она направилась к нам и села рядом на скамейку. Я покрепче прижалась к бабушке. Шоколадная женщина рассказывала ей, что пасет колхозных овец, а уходя, подарила мне красную атласную ленточку. Когда она ушла, я говорю бабушке: «Почему ты с ней разговариваешь, я ее боюсь, она похожа на убырлы карчык (бабу-ягу)». Бабушка мне стала объяснять, что эта женщина не баба-яга, зовут ее Тимербика. Она несчастная, потому что у нее нет мужа, детей и ей поэтому положен хаер (давать милостыню и оказывать милость). В деревне многие ее сторонились, а бабушка разговаривала с ней так же одинаково, как и с другими жителями села. Бабушка мне сказала, что Камиль-абый ее брат, они рано осиротели, поэтому им пришлось пастушествовать, чтобы прокормиться. Что он лучший пастух в деревне и еще красиво играет на курае. Когда он пасет, стадо возвращается тучное. Деревенское стадо жители пасли в порядке очереди, и бабушка обычно продавала ему нашу очередь.
Камиля-абыя в деревне мужики принимали за простака, посмеивались. А он в ответ им улыбался, был незлобивый и такой же шоколадно-коричневый, как сестра Тимербика. Камиль-абый пас колхозные стада овец. На зеленых, округлой формы, нагорьях, окружавших деревню, можно было видеть бело-кудрявые прямоугольные стада. Мы с подружкой решили подняться на гору к нему и послушать его игру на курае. Овцы мирно щипали траву. Камиль-абый сидел на траве, подстелив плащ. Собирался пообедать. Достал чайник с айраном из вещмешка, хлеб, огурцы, яйца. Увидев нас, предложил нам разделить с ним нехитрую еду. Покушав, говорю ему: «Камиль-абый, сыграй нам на курае». Он достал из футляра инструмент, показал нам его, рассказал, что делают из тростника с таким же названием "курай" и его нельзя путать с ядовитым растением цикута, потом заиграл. Мы сидели завороженные. Мелодия неслась далеко-далеко в чистом небе. Ее слушали и трава, и лес, горы и парящие высоко в небе ястребы, и спокойно пасущиеся овцы.
Вернувшись домой, рассказала бабушке о своих впечатлениях. Она ответила, что лучше него никто в деревне не играет на курае, и он мог бы выступать со сцены, если бы выучился на артиста. После разговора с бабушкой и Тимербику перестала бояться, здоровалась, обращаясь к ней "апа".
Люция КАМАЕВА
Группа Башкирского Декамерона: https://www.facebook.com/groups/755532185202978/