Все новости
ПРОЗА
1 Сентября 2019, 12:21

Жизнь, жизнь. Не только о себе. Часть двадцать шестая

Зайтуна ГАЙСИНА Отрывки из книги Часть двадцать шестая Областная ТППРайхан Сатабаева, стройная, нарядная молодая женщина, директоробластной Торгово-промышленной палаты, выслушала меня не без интереса, взяланомер телефона, адрес, высказав предположение, что в палате для меня наверняканайдется работа.

Сначала, конечно, я изложила свое предложение таким образом: «Мне приходилось переводить сертификаты и другую деловую документацию – имею соответствующий опыт. Постоянная работа мне пока не нужна, есть необходимость в укреплении здоровья. Могу работать на дому и по мере необходимости в офисе. Живу рядом – через дорогу».
Палату только что организовали, в помещениях еще не было даже мебели. Специалистов – раз-два и обчелся. Преимущественно бывшие работники торговли, а у торгово-промышленных палат все-таки имеется своя специфика. Со спецификой разобрались чуть позднее, когда я глубокой осенью съездила на семинар для работников ТПП в Новосибирск, изучила там организационную структуру палаты и должностные обязанности сотрудников. Вернувшись, разработала на компьютере организационную структуру нашей палаты, расписала функции отделов и обязанности сотрудников в соответствии с этими функциями. Райхан мой вклад оценила, потому что тогда у нее самой еще не было четкого представления о деятельности ТПП. Она работала в системе потребкооперации, заочно окончив Карагандинский кооперативный институт. Но с деньгами работать умела, и деньги ее уважали, это точно. Теперь стало ясно, кто за что отвечает, и с кого что требовать. Меня назначила начальником отдела информационного обеспечения и переводов. Самоучкам везет, не так ли?
Зачислили меня в штат ТПП через неделю после моего появления в палате со своим предложением. Это было в понедельник, а в четверг ко мне домой примчалась Валентина Васильевна, правая рука Райхан: «К нам приехал журналист из Голландии! Журнал “Капитал”! Его нужно сопровождать во время посещения промышленных предприятий Павлодара и все остальное время!». Для наших тогда визит любого иностранца был, можно сказать, исключительным событием, а иностранец – диковинкой. Коллектив был взволнован донельзя, Райхан – почти в панике, но держит лицо.
Этот «журналист» провел с нами четыре дня. Мы посетили машиностроительный, тракторный, алюминиевый и нефтеперерабатывающий заводы. Его любезно принимали на достаточно высоком уровне, знакомили с историей заводов, беседовали с ним о планах на будущее. Журналист был атлетического телосложения, спортивный, в хорошей физической форме – это было заметно. Тогда на пространство распавшегося Советского Союза хлынули толпы таких журналистов, которые совмещали журналистику с другими попутными задачами.
В течение первых двух дней Райхан ездила с нами на все встречи, а затем отпустила нас в свободное плавание – поняла, что правила игры мне известны. Она устроила на прощание у себя дома такой «дастархан» (казахское застолье), что голландец, можно сказать, совсем растаял, даже слегка «обалдел» (любимое словечко Марины Влади)! Обильное и разнообразное угощение, хорошая водка, искренняя доброжелательность павлодарцев сделали свое дело. Уверена, что такого гостеприимства он не встречал и не встретит больше нигде и ни разу в жизни!
Путешествие в Китай
Летом 1995 года мы в Павлодарской ТПП получили приглашение посетить приграничный город Чугучак (уйгурское название) или Тачен (китайское название). Приглашение прислала городская торговая инспекция Чугучака с целью установить деловые взаимоотношения с коллегами для поддержки двусторонних торговых и деловых связей. Добраться можно было только на автомобиле, но рисковую Райхан мелкие препятствия остановить не могли. Мобилизовала меня и одного павлодарского китайца, у которого в Чугучаке были какие-то знакомые или родственники. Мы прошли все процедуры оформления, включая оформление пропуска в приграничную зону для автомобиля и водителя, и поехали в сторону порта Бахты, рядом с китайской границей. До полупустынной зоны, где проходит граница, добирались 22 часа. Водителя Райхан отпустила домой с наказом вернуться к определенной дате.
Приграничную полосу в два километра переходили пешком. Стояла жара, ветер поднимал мелкий сухой песок, проникавший повсюду. У меня открытыми оставались только глаза – защищаясь от жары и горячего песка, замоталась в большой желтый платок – Гюльчетай, да и только. Да еще сутулюсь, как обычно, в экстремальных условиях. С казахстанской стороны стояли заморенные солдатики, и один спросил у меня: «Бабуля, нет ли у вас чего-нибудь попить или конфет?». У меня ничего этого не было – а жаль. С нашей стороны стояло несколько обшарпанных вагончиков, обитатели которых осуществляли пограничный, паспортный, ветеринарный контроль и т.п. Огромные грузовики с прессованным металлоломом ожидали разрешения на переход границы в сторону Китая. Кругом мусор, всякие отходы, убожество. Поразил контраст между казахстанской и китайской стороной границы. Здание китайского пограничного перехода – светлое, чистое, просторное, из стекла, металла и бетона не шло ни в какое сравнение с тем, что мы видели на казахстанской стороне. Кругом зеленые газоны! И это практически в пустыне! Сотрудники в формах полувоенного образца – аккуратные, вежливые, с виду вполне довольные жизнью. На китайской стороне часа два ждали коллег из Торговой инспекции Чугучака. Как выяснилось позже, они немного задержались, потому что очень хотели встретить нас в шикарном джипе, а таковой нашелся не сразу. Машину предоставил удачно раскрутившийся новый китайский бизнесмен.
Переводчица Гульнара, местная казашка, переводила с китайского языка на казахский и обратно. Английским никто не владел, кроме меня. Правда, оказалось, что я понимаю уйгурский язык, который во многом похож на татарский. А уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе, разумеется, много. Есть и потомки татар, поселившихся здесь еще в послереволюционные годы. Они сохраняют свой язык и культуру. В городе поразили рикши и отсутствие светофоров. Уличное движение было довольно интенсивное, но все его участники умудрялись не сталкиваться и без светофоров!
Поселили нас в гостинице – не очень, правда, ухоженной. Все удобства имелись, но в каком-то несколько запущенном состоянии. Китайская еда показалась мне вкусной, ела с удовольствием, но организм выдержал импорт непривычных ингредиентов только два дня, а все остальное время я питалась только чаем с хлебом. Посередине стола был вращающийся стеклянный круг, и деликатные китайские коллеги сразу разворачивали в мою сторону тарелку с хлебом. Уловили-таки мою слабинку. Молочные продукты (кефир, сметану, творожок) у них есть не принято. А я с детства к ним приучена – держали корову. Мама все эти продукты изготавливала для семьи мастерски, даже увлеченно. Подрастая, мы начинали помогать. Мы с мамой даже сыр научились варить, и неплохо получалось.
По сравнению с Павлодаром впечатляло, прежде всего, товарное изобилие, уже ориентированное на русскоязычного покупателя. Все торговые точки имели вывески на русском языке, продавцы выучили ходовые фразы, необходимые для общения с «русскими». Нас с Райхан всюду сопровождала переводчица Гульнара и несколько коллег. Очень хотелось побродить по улицам города без сопровождающих, но нам не позволили: «Мы сопровождаем вас в целях вашей же безопасности». Переводчица уходила из нашего номера в гостинице только в полночь – считай, всю эту неделю жила с нами, принимала в нашем номере душ, отдыхала вместе с нами. Нас возили по крупным торговым складам, торговым центрам, показали мощный хлопчатобумажный комбинат, трикотажную фабрику с современными зданиями и оборудованием. А Чугучак – это северо-западная окраина Китая. Лет десять тому назад стали писать о национальной программе развития северо-западных регионов Китая. Судя по всему, она успешно реализуется – китайцы строят там железные и автомобильные дороги, которые становятся частью транспортного коридора «Западный Китай – Западная Европа». Иногда его называют «Новый Великий шелковый путь». А вдоль дороги активизируется общее экономическое развитие.
Накупили подарков и тронулись в обратный путь. Наш водитель встречал нас на казахстанской стороне. Повторилась процедура перехода двухкилометровой пограничной полосы. Два мешка покупок Райхан помогали нести пограничники с китайской и казахстанской стороны. Я, как всегда, обошлась минимумом. Когда-то давно научилась задавать себе вопрос: «А ты можешь обойтись без этого?». Ответ чаще оказывался: «Могу!».
Весной мы принимали китайских коллег, приехавших с ответным визитом. Из Чугучака к нам приехали шеф городской торговой инспекции, его заместитель и Гульнара, переводчик. Райхан развернулась во всю широту своей степной натуры. Мы старались показать все лучшее, что было у нас. Угощение готовили с учетом китайских вкусов и предпочтений, закупили казахские сувениры. Еще помню, что китайцы накупили себе всякого хрусталя – кто сколько смог. Наверное, на фоне китайского фарфора наш хрусталь смотрится как экзотика.
Продолжение следует…
Часть двадцать пятая
Часть двадцать четвёртая
Часть двадцать третья
Часть двадцать вторая