Все новости
ПРОЗА
29 Августа 2019, 21:47

Там, где рождаются реки… Часть первая

Махмут САЛИМОВ Сказки Давно это было. События того времени запечатлелись в моей памяти вместе с теплыми красками сказочного лета. Это было время моего бесконечно счастливого детства.

Я помню испытанный мною неописуемый восторг, когда дедушка, соблюдая древний башкирский обряд, впервые посадил меня верхом на лошадь. Мое маленькое сердце колотилось от восторга и волнения, но страха не было. Радость переполняла меня, хотелось громко кричать и мчаться на быстром коне по полям и лугам.
Я подобрал уздечку, и, подражая взрослым, строго и громко крикнул: «Но-о! Айда!» Лошадь дернула своей огромной головой и вырвала из моих рук уздечку, я же еле удержался на седле. Лошадь же, совершенно не обращая на меня внимания, продолжала щипать траву и презрительно фыркать в ответ на мои бесполезные понукания. С высоты своего неустойчивого положения, мне оставалось лишь гордо смотреть на маленькую дворняжку, которая, радостно повизгивая, путалась под копытами лошади. Время от времени припадая к земле, и смешно приподнимая вверх свою острую веселую мордашку, она звонко лаяла. Наверное, по-собачьи хотела выразить свой восторг, а может быть и беспокойство за меня, своего друга, с которым была неразлучна все это лето.
Дедушка смотрел на нас и улыбался.
– Нет страха у малыша! Ай-хай! Батыр булыр! Будет батыром! – одобрительно покачивал головой дедушка.
А еще летом дедушка рассказывал мне сказки. Каждый день в часы короткого отдыха, когда колхозное стадо на водопое утоляло жажду, мы, удобно устроившись в тени огромной ивы, обедали, а после, наконец, дождавшись конца обеда и сгорая от нетерпения, я требовал от него продолжения вчерашней сказки.
Правда, я не всегда их дослушивал до конца, иногда засыпал, удобно устроившись на кошме в тени большого дерева. Потом мне снились эти сказки. Я видел во сне, как батыры сражались с дивами и змеями, как они побеждали их в упорной борьбе, потому что в сказках всегда добро побеждает зло. Спустя годы я понял, что и в жизни добро всегда побеждает зло.
Воспоминания о тех днях сказочного лета до сих пор живут во мне и теплом заполняют душу, заставляют быть добрым к себе и окружающим. Как говорил дедушка, добро будет жить всегда, но его нужно беречь, словно хрупкий цветок в райском саду, за которым ухаживают фарэшты (ангелы), разрыхляя почву под ним и поливая живительной влагой.
И с этих детских воспоминаний о дедушке, о старой лошадке и дворняжке начинаются волшебные сказки …
1. Летняя сказка.
Мальчик проснулся, протер ладошками глаза, оглянулся по сторонам и понял, что он как всегда проспал, и дедушка без него ранним утром погнал колхозное стадо на пастбище.
Он вскочил, быстро натянул штанишки и побежал к бабушке, которая сидела в аласыке (летней кухни во дворе) и крутила ручку сепаратора, отделяя сливки от молока.
– Няняй, я к дедушке, – быстро проговорил он, схватил со стола краюху только что испеченного хлеба и выбежал со двора. Бабушка охнула от неожиданности:
– Постой, я же завтрак приготовила… – только и успела крикнуть она вдогонку.
А малыш уже бежал вприпрыжку по улице, изображая всадника на быстроногом коне, так, что только голые пятки мелькали среди дорожной пыли. Его неразлучный друг – дворняжка, как угорелый выскочил вслед за ним и на своих коротких ножках помчался вслед за малышом. Они спешили на встречу с дедушкой, с верной лошадкой и с новой сказкой.
Старый табунщик встретил малыша с улыбкой, посадил его на седло. Верхом на беспородной колхозной лошади они последовали за стадом на водопой.
Дедушка одной рукой бережно придерживал внука, а другой рукой с длинной плетью привычным движением подгонял отстающих коров. Мальчик бил босыми пятками старую лошадь и восторженно кричал: «Но-оо! Но-оо!». Он представлял себя взрослым наездником.
Лошадь, совершенно не обращая внимания на ребенка, как заведенная кивала головой, разбрасывая по сторонам спутанную репейником гриву, неухоженным хвостом хлестко била по впалым бокам, отпугивая назойливых насекомых. Испуганные оводы и слепни на миг отлетали и снова, еще с большим остервенением, наседали на нее. Табунщик в такие жаркие дни, жалея старую лошадку, обычно шел пешком, придерживая ее за уздечку, но сегодня с ним был внук и он, выполняя свое обещание, катал его верхом на коне.
Старая лошадь, измученная жарой и насекомыми, наверное, мечтала только об одном – скорее добраться до реки, где освободят ее от потертого скрипучего седла, снимут пропотевший войлочный чепрак и, наконец, сдернут с головы проклятую узду. Разминая давно уже порванный при взнуздании железными удилами занемевший рот и обнажив в улыбке стертые желтые зубы, прихрамывая от усталости, она медленно подойдет к воде. Прикрыв поседевшими ресницами тяжелые веки, будет долго и медленно цедить холодную воду. Напившись, удовлетворенно фыркнет, разбрызгивая остатки влаги на губах. Устало выйдет на берег. На берегу подальше от стада поваляется на прибрежном песке, переворачиваясь с одного бока на другой. Тяжело опираясь на передние копыта, поднимется и с удовольствием отряхнется, освобождая свое старое тело от зуда и боли. В тени старой ивы закроет глаза и забудется в полудрёме, наслаждаясь коротким отдыхом. А пока мечта о скором отдыхе на водопое придавала ей силы и заставляла ускорить шаг.
Мальчик тем временем успевал не только подгонять лошадь, но и забрасывать дедушку бесчисленными вопросами.
Восход солнца, утренняя роса, дождь, ветер и сама природа вызывали у мальчика неподдельное удивление. И он с упорством соответствующим своему несмышленому возрасту требовал немедленного разъяснения всего, что видел и с мудрыми ответами дедушки, впитывал в свою маленькую душу красоту окружающего мира. И с каждым днем рассказы дедушки и сама природа расширяли его познания, они же заполняли его душу светом и добротой, не оставляя в будущем места чему-то темному и злому.
Вопросы внука заставили и старика по-другому посмотреть на окружающую его природу. Он как будто впервые со стороны, другим взглядом увидел красоту родной земли и с удивлением обнаружил, что для него все вокруг давно знакомое, привычное, каждодневное вдруг обрело конкретные очертания, цвет и смысл. И со своими открытиями он с радостью спешил поделиться с внуком. В простые и ясные слова о красоте окружающего мира он вкладывал свои многолетние наблюдения и мудрость предшествующих поколений.
Но любознательность внука была беспредельна. И даже умудренный жизнью старик терялся, когда звучал неожиданный вопрос. Почему небо синее? Почему трава зеленая? Тогда он, удивляясь пытливости внука, смущенно чесал затылок и улыбался. Он уже порядком уставший от бесчисленных почемучек малыша, старательно подбирая слова, снова искал ответы на первый взгляд простые вопросы.
Много знал мудрый старик, но не на все вопросы внука он мог ответить. И тогда он прибегнул к средству, которое помогало не только ему в трудную минуту разобраться в жизненных хитросплетениях, но и объяснять другим смысл жизни.
«Да, чудеса нас поджидают на каждом шагу, и, наверное, только ребенок может их увидеть, потому что он смотрит на мир иначе, ясным и чистым взглядом – подумал старик, – действительно, почему трава зеленая, небо синее, река глубокая, а дерево высокое? Слава аллаху! Благодаря всевышнему всему есть объяснение и с его помощью я могу найти ответ на все вопросы!» – старик с благодарностью поднял глаза к небу.
Старик, уверенный в поддержке высших сил, не дожидаясь очередного вопроса, очень серьезно и назидательно, словно на проповеди, начал терпеливо объяснить малышу:
– Все по воле бога! Аллах, создал все земные богатства и подарил их людям! По его воле приходит день насущный и ночь для сна, – но тут он понял по удивленному лицу малыша, что каждое его слово вызывает недоумение и новые вопросы. Когда на попытку сослаться на высшую волю снова прозвучало очередное «почему», старик в смятении хотел уже ответить, «когда вырастешь, узнаешь», но сдержался и пробормотал: «Да! Да!.. Ты прав, малыш! Не все так просто в этом мире!»
Наконец, они добрались до водопоя. Коровы нетерпеливо толкаясь, бегом преодолели последние метры и с шумом ворвались в реку. Изнуренные летним зноем и насекомыми они забрались в воду и с жадностью утоляли жажду, наслаждаясь прохладой реки. Старик облегченно вздохнул. Он, утомленный бесчисленными вопросами внука и нелегким трудом колхозного пастуха, надеялся немного отдохнуть под тенью огромной ветлы.
Старик спешился, снял внука с седла и бережно поставил на землю. Мальчик тут же начал прыгать и наступил босыми ногами на репейник. Попытался заплакать от боли и обиды, захныкал, требуя сочувствия, посмотрел на дедушку. Старик был занят. Тогда малыш пересилил себя, он сегодня как взрослый охранял стадо верхом на коне и поэтому решил не плакать. С трудом пересилив обиду, скорчил страдальческое лицо, присел на землю и самостоятельно вытащил колючку из пятки. Тут же забыл о неприятности и стал с любопытством наблюдать за дедушкой. Дед не спеша освободил лошадь от седла и уздечки, потом постелил выцветший под солнцем брезентовый плащ – «кажанку» в тени огромной ивы, развязал узелок, там оказался скромный обед – бутыль молока, краюха хлеба, яйца и пучок зеленного лука.
Тут же появилась дворняжка, она где-то бегала все это время. Собачка пару раз тявкнула на теленка, который пристроился в стороне от стада и с удовольствием пережевывал жвачку. Теленок испуганно вскочил и неохотно засеменил к остальным коровам. Дворняжка же с чувством исполненного долга подбежала к людям и прилегла в сторонке. Она, высунув длинный розово-лиловый язык, часто дышала, преданными глазами смотрела на хозяина и улыбалась. Было видно, что всем своим видом от влажного носа до кончика виляющего хвоста старалась показать, что заслужила за свою нелегкую собачью службу вознаграждение. Старик равнодушно посмотрел на дворняжку и вздохнул: «Никогда не поверю, что твои предки были когда-то волками!»
Мальчик внимательно посмотрел на дедушку и уже готов был задать очередной вопрос, но передумал, он был занят обедом. Продолжая с аппетитом пережевывать хлеб и отпивать молоко, он незаметно подбрасывал дворняжке кусочки хлеба. Дед же прикинулся, что не замечает, как внук скармливает обед собачке.
Малыш быстро насытился и стал наблюдать за дедушкой. Старик не спеша отламывал хлеб, чистил яйца от кожуры и время от времени отряхивал с бороды крошки. Наконец, мальчику надоело сидеть без дела и он, увидев бабочку, погнался за ней. Быстро поймал ее, долго с любопытством разглядывал рисунки на крылышках, оборвал их, и, тут же потеряв интерес к бескрылому тельцу, выбросил его. На всякий случай посмотрел на дедушку, ведь он учил беречь природу, не обижать ее обитателей. Убедившись, что дед не заметил его проделку, малыш успокоился и побежал ловить кузнечиков. Вдруг мальчик увидел, как стрекозы на лету хватают насекомых и куда-то улетают со своей добычей. Он попытался проследить их путь. Но стрекоз было так много, что малыш в растерянности остановился, не зная за кем бежать. Он решил поделиться с дедушкой новыми открытиями.
Мальчик под впечатлением вернулся к стану и устроился рядом с дедушкой в тени. Старик тем временем спрятал в узелок остатки обеда, собрал хлебные крошки и отправил их в рот, смахнул остатки с усов. Сложил ладони для молитвенной просьбы, тихо прошептал слова благодарности и провел ладонями по лицу, пригладил бородку и только тогда посмотрел на внука. Внук уже забыл о кузнечиках и возился с собачкой, гладил ее и приговаривал: «Актырнак, ты же не злой, ты не похож на волка?» Дворняжка, высунув свой длинный язык, часто дышала и снисходительно улыбалась в ответ.
Продолжение следует…