Все новости
ХРОНОМЕТР
17 Февраля 2021, 19:51

Утраченные надежды. Часть двадцать вторая

(Хроники предпринимателя) 1996 Поднимаемся: в этом году все наши показатели деятельности пошли на подъем, резко с 44 в 94-м до 113 увеличилось количество заказов. Успешная политика по предложению проектов на будущее стала ощутимо приносить свои плоды.

Главными заказчиками были новые коммерческие банки, которые, завершив строительство головных офисов, начали проектирование филиалов и коммерческого жилья. Налоговые службы, новые коммерческие структуры так же нуждались в офисах и пополняли ряды наших заказчиков.
Мы уверенно удерживали лидирующее место на проектном рынке, а по-прежнему идиотское поведение директоров гос. институтов позволяло «отнимать» у них заказчиков. Открыли новую мастерскую, численность персонала достигла 90 человек, 33 архитектора. Тесновато становилось в помещениях, заключил новые договора на новые мастерские.
Год завершили вполне успешно – 2468,3 млн. рублей оборота, 467 млн. прибыли, 20,1 % рентабельность. Правда, сильно возросли затраты на производство (81%) – это было связано с необходимостью обслуживать наши помещения и с высоким процентом оплаты труда (47%), пришлось вводить более жесткий режим на будущие годы.
Зарплата уже миллионами исчислялась, ни в какие карманы не лезла. Государство пустило в оборот 500-тысячные, и даже (насколько помню) миллионные купюры.
С особняком нашим продолжались проблемы. «Спонсоры» домозолили со своими «крутыми» автомобилями глаза республиканскому начальству, и особняк решили у нас отобрать и передать министерству печати. Пришлось подключать центральный Союз архитекторов, ходить по кабинетам, доказывать, что «не верблюд». «Спонсоры» вели себя нагло, и я вплотную столкнулся тогда с «братками» – посидел за «столом переговоров». Чего добивались от меня – так и не понял, «на испуг», видимо, брали. Пришлось резко выяснять отношения, и решили, в конце концов, разойтись «полюбовно» – Союз архитекторов переехал в особняк Тушнова, а спонсоры в помещения Союза (до 2000 года). Для Союза это был гораздо лучший вариант – особняк больше был по размерам, а «спонсоры» в результате малость повежливей вести себя стали – ненадолго, правда. В особняке мы открыли большой выставочный зал, продемонстрировали его руководству республики, и от нас на время отстали.
Предпринимательская жизнь вокруг давно приобрела сугубо торговый характер, открывались и лопались всякие биржи, совместные предприятия, магазины и пр.
Инфляцию поприжали (26,6%), но ничего кардинально не менялось. В Башкирии продолжался спад промышленного производства и объемов капитальных вложений, особенно сильно в нефтехимии (– 15%), происходило ужесточение налоговой политики, усиливалось государственное регулирование, в том числе и в ценообразовании. У нас, в строительной отрасли, законодательно ввели коэффициенты пересчета цен и прочие «хитрости», опять возвращалось время совещаний, заседаний, строгих мер. А строительные мощности при этом использовали на 60–70%, и каждое второе предприятие были просто убыточным.
Характерна судьба одного предпринимателя. Пришел он к нам как раз в 96-м. Первые деньги заработал парень на производстве и продаже фотообоев. И неплохо заработал. Пришел, и заказал нам жилой дом, как он мечтал – «для элиты». А место для дома выбрал в самом центре Уфы, и как мы его не уговаривали «не светиться», и площадки другие предлагали, не захотел – упрямо шел на конфликт с чиновниками. Запроектировали мы ему неплохой дом, начал он его строить. Кредитов, естественно, понабрал под это, а тут проехал мимо как-то президент и поручил «разобраться» – ну, и кранты пришли бедному. Обнаружили у него кучу нарушений, участок отобрали, а вскорости и погиб он – видимо, за долги. Это я к тому, что бизнес-бизнесом, а государство наше могло любой бизнес уничтожить (пока на местах), а называлось это – «усиление государственного регулирования».
пришло время выборов президента. Народ совсем потерял доверие к власти – потеря сбережений, махинации всяких «МММ», да и самого государства, чеченская война дали свои результаты. «К тому времени Президент России Ельцин утратил былую популярность из-за неудач экономических реформ, провалов в ходе Чеченской войны и коррупционных скандалов в своём окружении, рейтинги показывали его популярность на уровне 3–6-и процентов.»
Практически все понимали, что неизбежна победа Зюганова. Как сейчас стало известно, были уже подготовлены и указы о переносе выборов и объявлении чрезвычайного положения. Но Ельцину все же хватило сил и ума не делать этого, и мы все стали невольными наблюдателями, как с помощью «административного», коммерческого и информационного ресурсов можно управлять населением. Эти, безусловно, нечестные выборы и стали, на мой взгляд, тем переломным моментом в нашей истории, когда вектор нормального, пусть и не во всем правильного, развития нашего повернул назад. Сейчас с горечью вспоминаешь, что мы все были убеждены, что все делается правильно – нельзя выбирать Зюганова, надо «голосовать сердцем». Не нашлось среди демократов ни одного человека, кто бы заявил – «Нельзя!!!! Один раз официально допущенные нарушения конституции неизбежно приведут к ее постоянному нарушению». Выборы катились по стране с песнями и плясками, Ельцин через силу танцевал на подмостках.
У нас на фирме особого ажиотажа с выборами не было, «административный ресурс» применялся тогда еще избирательно. Больше действовали через чиновников, все министерства выезжали в деревни и районы для «агитации» и «несения ответственности». Мой друг – Рудоль Авсахов, работая на посту первого зама министра строительства, отказался ехать «агитировать» за Ельцина из принципа – билет коммуниста он не выбросил, как многие. Был тут же снят с должности и уволен из министерства. В России, думаю, такого еще не наблюдалось, но это и там было не за горами.
Выборы «дежурил» на рабочем месте, правда, тогда еще в кабинеты к начальству не таскали, просто «попросили проследить» по телефону. Фальсифицировать не пришлось – ребята из комиссии все делали сами, да и не надо было особо ничего делать – у нас Ельцин победил в обоих турах, с меньшими, правда, чем по России цифрами. Единственное, как потом рассказали мои ребята – пришлось при сдаче протоколов поправить явку на больший процент.
Вскоре после выборов, Павловский (явно для саморекламы) опубликовал доклад «Президент в 1996 году», в котором поделился «технологиями выборов», но мы и без доклада видели, что не пустили Зюганова к президентству намеренно и не честно. Правда, и сам Зюганов тогда явно не хотел этого президентства – на фиг оно ему сдалось, и так неплохо жил, не понял, что «товарищи» и его пронесут мимо кормушки в будущем.
жизнь повседневная прошла в том году под знаком выборов. Правда, одно хорошо – прекратили войну. Генерал Лебедь стал всенародным любимцем и вышел на третье место по результатам первого тура. Колоритный был генерал, жалко его было, когда «ненужным» сделали. Народ вздохнул поспокойнее, но от армии «косить» стал повсеместно. У нас из армии вернулся сын, слава Богу, нормально отслужил в войсках ООН в Югославии, закончились наши волнения.
После прошлогодней трагедии в Буденновске народ как-то вяло отреагировал на теракт в Кизляре, совсем мимо прошли известия о захвате российских заложников в Турции, пожалуй, только сильный резонанс получил взрыв на котляковском кладбище, много о нем писали в прессе.
Много внимания уделяли болезни Ельцина, буквально по часам показывали его состояние.
В целом жизнь потихоньку все же налаживалась, бюджетникам стали регулярно выплачивать зарплату, подняли пенсии. Народ приспосабливался, торговал, работал, перестал выходить на митинги и демонстрации, все меньше и меньше интересовался политикой.
Что особо запомнилось:
предвыборный «марафон» Ельцина. Его болезнь и операция.
Телевизионные выступления генерала Лебедя. Завершение первой Чеченской войны. Возвращение сына из армии.
Пожалуй, и все.
О надеждах:
надежды наши на нормальную жизнь, как тогда казалось, выдержали испытания. Война закончилась, Ельцин остался президентом, не произошло коренных изменений ни в политике, ни в экономике. И только сегодня понимаешь, что в этом году на надеждах наших уже можно было поставить жирный крест – и власть, и чиновники всех рангов получили «индульгенцию» на право нарушения собственной конституции через явное административное управление выборным процессом. Оставалось только эту практику продолжить на всех уровнях.
Взгляд из сегодня:
уже написал – сегодня все видится совершенно иначе, чем тогда. Все мы увлеченно отстаивали «принципы демократии», всем казалось, что коммунистов нельзя допускать во власть. И дружно забыли, что принципы как раз и состоят в их неукоснительном соблюдении – написано «свободные, всенародные и равные выборы», надо соблюдать написанное, а не прикрываться «наименьшим злом» и «необходимостью». Жаль, только – поздно прозрение приходит…
Ошибки:
фальсификация на государственном уровне выборного процесса и прямое безнаказанное нарушение исполнительной властью конституции в части обеспечения свободы слова, митингов, демонстраций, свободы выражения мнений и пр.
Александр КЛЕМЕНТ
Продолжение следует…
Читайте нас в