Все новости
ХРОНОМЕТР
2 Октября 2020, 19:54

Тархан и батыр Алдар Исекеев. Часть четырнадцатая

В конце марта 1708 г. установилось временное затишье, которое уже в начале мая сменилось новым всплеском боевой активности. В центре Башкирии повстанцы атаковали и взяли штурмом Соловарный городок: «…воры к Соловарному городку приступали и, наложа на телеги сухова леса, зажегли, подвезли под городовую стену, и тот город и церковь божию выжгли и людей побили, а оставшиеся отошли и сели в осаде в острожке, и они к тому острожку приступают» [МИБ. Ч. I. С. 248.].

Под Кунгуром также вспыхнули боевые действия. В мае 1708 г. башкиры, кунгурские татары (кунгуры) и марийцы осадили Ильинский острожек. На помощь осажденным прибыл военный отряд во главе с кунгурским воеводой Трусовым. В бою, состоявшемся 28 мая, отряд был разгромлен, а воевода был смертельно ранен [Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 179.]. Основная часть башкир, разорявших Кунгурский уезд, приходила с Сибирской дороги Башкирии. В рапорте приказчика Уктусских заводов С. Павлуцкого тюменскому воеводе в конце марта 1708 г. приводятся показания пленного мещеряка Юлдаша Утемышева, служившего в башкирском войске кашеваром: «А башкирская сила стоит в Сысках [Вероятно, имеется в виду Сызгинская волость в Зауралье.] 6 000, у всех огненное ружье, пищали и турки есть; а панцырников де человек с 300, а начальный де у них башкиретин с Аю реки Аммает (…). А товарищи де ево с теми башкирцами воевать на Кунгур ездили, и воевали и полон русских людей привозили, и в Казачью Орду отвозили и продавали…» [МИБ. Ч. 1. С. 234.] На восточной границе Башкирии атакам повстанцев подверглись Чумляцкая, Чусовская, Уткинская слободы Тобольского уезда. На крайнем западном направлении отряды башкир продолжали нападать на Закамскую засечную линию в районе Сергиевска и Билярска. В мае 1708 г. они разорили 15 русских и чувашских сел, а в начале июня под Самарой «русское село Касимовского царевича [Село Царевщина, ныне поселок городского типа Волжский близ города Самары.] воры башкирцы вырубили и в полон побрали…» [Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 7. Вып. 1. Петроград: Первая гос. тип., 1918. С. 619–626.].
Тем не менее П.И. Хованский продолжал свою мирную инициативу, и она стала приносить существенные плоды. 26 мая он со своим войском выступил из Елабуги и переправился на левый берег Камы у с. Челны, чтобы приводить к присяге башкир. Из Ижорской канцелярии в Разряд сообщалось: «И майя 31-го числа, послыша поход их, башкирцы приехав, лутчие люди и ото всех Уфимского уезда 4-х дорог всем войском, в винах своих великому государю добили челом, и пришед к ним боярину и воеводе в полк по своей вере куран целовали, а другие наибольшие и мирские люди х куранному целованию преведены на той стороне Камы реки (…). И у того куранного шертования били челом великому государю они башкирцы, чтоб с них новоокладные ясаки снять, и чтоб Льву Аристову за многие обиды и налоги на Уфе не быть». Князь Хованский пошел навстречу башкирам – отменил «новоприбыльные» налоги, снял с должности уфимского воеводу Л. Аристова, назначив вместо него своего подчиненного стольника и бывшего симбирского воеводу Ф. Есипова. Однако башкиры просили прислать им московского жителя. Тогда новым уфимским воеводой был утвержден Григорий Титов. Далее Хованский отозвал из Уфы пехотный полк Ивана Риддера, которой был «в асадном случае на Уфе», а вместо него отправил туда полк Семена Норова. Перемирие, заключенное с башкирами, позволило последнему без всяких затруднений пройти по территории, охваченной восстанием. Новому воеводе было приказано «з башкирцев ясак збирать по старому окладу на нынешний 708 год вновь…» [Булавинское восстание. С. 429–430.].
Восстание подходило к своему логическому завершению: жажда мести башкир была утолена, а правительство пошло им навстречу, удовлетворив их требования. Однако процесс примирения вновь был внезапно прерван действиями казанского воеводы Н.А. Кудрявцева. Всю зиму 1707–1708 гг. он переписывался с Аюкой-ханом, призывая его прислать против башкир большое войско. Калмыцкий владелец обещал дать 20-тысячную конницу. Однако в марте 1708 г. на его ставку внезапно напали донские казаки во главе с атаманом Игнатом Некрасовым. 14 апреля Н.А. Кудрявцев с сожалением сообщал князю А.Д. Меншикову: «А от Юки (т. е. Аюки. – авт.) пишут к нам, что хочет иттить на воров башкирцев многими людьми, только мешают ему донские казаки, многие юрты разорили, и людей побили, и в полон поимали, и ныне тщатся, где б улусы разорить» [Там же. С. 418.].
Между башкирами и взбунтовавшимся донским атаманом Кондратием Булавиным существовали договоренности о совместных действиях против царских войск. Как сообщали источники, «на Яик (т. е. к яицким казакам. – авт.) приехали три башкирца и говорили, что их, башкирцев, в собрании много, имеют согласие с каракалпаками, киргизами (казахами. – авт.), донскими казаками и кубанцами: положено у них всех друг друга не выдавать» [Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. третья. Т. XI–XV. Стлб. 1449.]. 2 июня 1708 г. английский посол в России сэр Чарльз Витворт докладывал статс-секретарю Гарлею в Лондон: «…с Булавиным 36 000 человек и он, божьей милостью, состоит в союзе с башкирами, которые снова взялись за оружие» [Дипломатическая переписка английских послов и посланников при Русском дворе // Сборник императорского русского исторического общества. Т. 50. СПб., 1886. С. 4, 9, 12, 16.].
Действия булавинцев отвлекли силы калмыков от башкир, поэтому Аюке пришлось разделить свое 20-тысячное войско на две части: 10 тыс. двинулось под Саратов, осажденный Игнатом Некрасовым, а 10 тыс. были отправлены в Башкирию. Первый калмыцкий отряд вынудил казаков отступить к Царицыну. Второй отряд калмыков под командованием бригадира Бахметева неожиданно для башкир обрушился на волости Казанской дороги по р. Ик. Историк С.М. Соловьев писал: «…Бахметев поспешно пошел вперед, чтобы не допустить башкирцев до воровского соединения; перешел р. Ик, вступил в жилища самих воровских заводчиков, – крепкие и лесистые места, побил их на многих боях и загонах, жилища выжег, много побрал полону, лошадей, скота, захвачен был сын главного заводчика – муллы Измаила» [Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 15. Стлб. 1449.].
Как пишет И.Г. Акманов, произошло несколько кровопролитных боев, не давших перевеса ни одной из сторон [Акманов И.Г. Башкирские восстания XVII–начала XVIII вв. С. 185.]. Наконец, в дело вмешался П.И. Хованский, и вскоре калмыки и башкиры, отдав друг другу захваченных в плен людей, прекратили сражения. 8 июля боярин докладывал в Разряд: «Июня 30-го дня (…) Уфимского де уезду ото всех 4-х дорог начальнейший Кучук батырь (т. е. Кучум-батыр. – авт.) и другие набольшие башкирцы с товарыщи, пришед к нему в полк в винах своих великому государю да били челом и в верной своей службе куран целовали…» [Булавинское восстание. С. 433.]
Правительство решило, что башкирское восстание закончилось, поэтому отправило боярина П.И. Хованского в помощь князю В.В. Долгорукому, подавлявшему Булавинское восстание. Перед отъездом он произнес пророческие слова: «И того де он опасен, чтоб (…) ими ворами Львом и Сидором Аристовыми пущева возмущения не учинили» [Там же. С. 434.]. Таким образом, в официальной переписке Разряда, государственного органа военного управления, братья Аристовы открыто были названы «ворами». Но, разумеется, никаких последствий слова Хованского не возымели. Все казанские деятели остались на своих постах, и никто из них не ответил за свои злодеяния. В связи с губернской реформой во главе вновь учрежденной в мае 1708 г. Казанской губернии, к великому разочарованию всей «казанской партии», был поставлен бывший астраханский воевода П.М. Апраксин, но Н.А. Кудрявцев также не остался без должности. Он был назначен комендантом Казани и полностью сохранил свое влияние в губернии. Комиссары А. Сергеев и С. Вараксин также сохранили свои посты. Братья Аристовы были вызваны в Москву для разбирательства по указу Ближней канцелярии, органа административно-финансового контроля. Но Н.А. Кудрявцев обратился к князю А.Д. Меншикову, к главному казнокраду России, и тот сумел прекратить расследование.
Таким образом, благодаря усилиям князя П.И. Хованского удалось не только вытеснить башкир из Казанского и других поволжских уездов, но и в значительной степени погасить пламя восстания. Самое главное, ему удалось внести раскол в среду башкирских предводителей. Батыры Кучум и Куразман, Исмаил-мулла, Аббас-мулла [Аббас-мулла Тутиев – знатный башкир Енейской волости Казанской дороги. В 1731 г. он был припущен башкиром Булярской волости Агыбесом Доскаевым и основал нынешнее село Апачево Актанышского р-на РТ. До этого он проживал в ауле Чанай (Еней), которую можно соотнести с деревней Еней-Иткино, располагавшейся недалеко от деревни Саузбаш нынешнего Краснокамского р-на РБ и ушедшего под воду из-за строительства Нижнекамского водохранилища в 1978–1979 гг. Деревня Еней упоминается под 1682 г. в отписке казанского воеводы Петра Шереметева царям Ивану и Петру: «…сказывал деревни Яней башкирец Исупко Иткенеев, что за Камою рекою объявились калмыцкие многие люди…» (Дополнения к актам историческим, собранныя и изданныя археографическою комиссиею. Т.10. Спб.: Тип. Эдуарда Праца, 1867. С.69).] и другие вожди предпочли сложить оружие, когда власти удовлетворили их требования, – отменили «новоприбыльные» налоги и сместили с должности уфимского воеводы ненавистного Льва Аристова. Идея независимого башкирского ханства для них была абстракцией, которая потеряла в их глазах всякую значимость, как только правительство пошло на уступки. Однако Алдар-батыр и его сторонники желали продолжать борьбу.
__________________________
История башкирских родов. Бурзян. Том 31. Ч.I. / С. И. Хамидуллин, Б. А. Азнабаев, И. Р. Саитбатталов, И. З. Султанмуратов, Р. Р. Шайхеев, Р. Р. Асылгужин, С. У. Таймасов, В. Г. Волков, А. А. Каримов, А. М. Зайнуллин – Уфа: НОЦ «История башкирского народа» ИИГУ БашГУ, 2018. С.127-209.
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует…
Часть тринадцатая
Часть двенадцатая