Все новости
ХРОНОМЕТР
15 Сентября 2020, 20:34

Тархан и батыр Алдар Исекеев. Часть вторая

Герой Азовского похода Став вслед за своим отцом тарханом, молодой Алдар Исекеев был обязан принимать участие в походах русской армии. В 1687 и 1689 гг. он находился в Крымских походах, которыми командовал фаворит царевны Софьи князь В.В. Голицын. Списочный состав его армии составлял 112 тыс. чел., включая 17 тыс. казаков и низовой конницы [Великанов В.С. Детали похода армии В.В. Голицына в 1687 г. // Юг России и сопредельные страны в войнах и вооруженных конфликтах: материалы Всероссийской научной конференции с международным участием (Ростов-на-Дону, 22–25 июня 2016 г.) / Отв. ред. акад. Г.Г. Матишов. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2016. С. 32–39.].

Башкирские отряды традиционно, начиная с военных кампаний против поляков и войск Лжедмитрия II во время Смутного времени, находились в составе так называемой низовой рати. В 1656 г. русский посол в Венеции стольник Иван Чемоданов говорил герцогу Козимо Медичи: «У нашего Великого государя против его Государских недругов рать сбирается многая и несчетная, а строенья бывает разного: многие тысячи копейных рот устроены гусарским строем; другие многия тысячи, конныя, с огненным боем, рейтарским строем; многия же тысячи с большими мушкетами драгунским строем; а иныя многия тысячи солдатским строем. Над всеми ими поставлены начальные люди, генералы, полковники, подполковники, майоры, капитаны, прапорщики. Сила Низовая, Казанская, Астраханская, Сибирская – тоже рать несметная; а вся она конная, и бьется лучным боем. Татары Большого и Малого Ногаю, Башкирцы, Калмыки бьются лучным же боем. Стрельцов в одной Москве, не считая городовых, 40.000; а бой у них солдатского строя. Казаки Донские, Терские, Яицкие бьются огненным боем; а Запорожские Черкасы и огненным и лучным. Дворяне же Государевых городов бьются разным обычаем: и лучным и огненным боем, кто как умеет» [Устрялов Н. Русское войско до Петра Великого. СПб.: Тип. Эдуарда Веймара, 1856. С. 3–4.].
«Лучный бой», которым бьется вся низовая конная рать, а также башкиры, ногайцы и калмыки, подразумевала степную тактику ведения войны, при которой огнестрельное оружие – фитильные ружья и аркебузы (пищали) – было почти бесполезно. Однако это не значит, что перечисленные служилые люди не знали этого вида оружия. Верхотурский воевода Хрущов в 1675 г. получил «царскую тайную грамоту» о строжайшем запрещении продавать огнестрельное оружие башкирам и калмыкам: «…по Сибирской дороге, за Уралом, от города Уфы в дальних местах, объявились у многих башкирцев пищали винтовки многие, да и по городовую де сторону Уфы у башкирцев пищали есть же, и пищальной стрельбе изучились, а лучную стрельбу покинули» [Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссиею. Т. 4 (1645–1675). СПб.: Тип. II-го Отд. Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1842. С. 541–542.]. Таким образом, в Крымские походы башкирские тарханы выступали вооруженные всеми видами оружия – холодным и огнестрельным.
Крымские походы закончились неудачей. В 1687 г. русская армия, не дойдя до 200 верст, повернула назад, так как крымские татары подожгли степь. Войска отступали в невероятно тяжелых условиях. В результате, как докладывал шведский резидент Кохен, от жажды, голода и болезней погибло 40–50 тыс. чел. В 1688 г. крымские татары совершили ответный набег на окраины Московии, угнав в плен 60 тыс. чел. Поэтому в 1689 г. В.В. Голицын решил повторить поход. Во второй раз он уже дошел до Перекопского перешейка, но не рискнул идти вглубь полуострова. Отступающие московские войска подверглись нападениям отрядов крымской конницы. Лефорт писал, что русские потеряли 35 тыс. чел. убитыми и взятыми в плен [Брикнер А.Г. История Петра Великого. Репринтное воспроизведение с издания А.С. Суворина. М.: «Терра», 1991. С. 77, 82.]. Регентство царевны Софьи закончилось сразу же по окончании второго Крымского похода. 17-летний царь Петр I заточил сестру в Новодевичий монастырь, а незадачливого полководца В.В. Голицына вместе с семьей сослал в Еренский городок.
Петр I учел печальный опыт походов В.В. Голицына, который нес колоссальные потери из-за необходимости двигаться по голой степи. Поэтому он решил идти в Крым другим путем, изменив маршрут движения и спустившись по р. Дон к крепости Азов, которая закрывала вход в Азовское море. В 1695 г. русская армия осадила эту турецкую крепость, но, не достигнув желаемого, отступила назад. Как писал А.Г. Брикнер, «неудача первого Азовского похода числом жертв превосходила неудачи Голицына в Крымских походах 1687 и 1689 гг.» [Там же. С. 140.].
На следующий 1696 г. царь повторил свою попытку. Многочисленная русская армия, насчитывавшая более 40 тыс. чел., осадила крепость Азов, в которой находился 5-тысячный турецкий гарнизон. 12 тыс. рабочих днем и ночью возводили вал напротив Азова с тем, чтобы сделать его выше крепостных стен. В то же время иностранные инженеры, сделав подкоп, разрушили один из бастионов крепости. Крымская конница, атаковавшая русский лагерь, была отбита. В один из дней турки предложили командованию противника устроить поединок богатырей, вероятно, будучи уверенными в непобедимости своего бойца. Победа в поединке могла поднять боевой дух осажденных и удручить осаждавших. С турецкой стороны вышел некий черкес, а с русской стороны был выставлен Алдар Исекеев. Поединок закончился победой башкирского тархана. Видя безнадежность ситуации, азовский гарнизон принял решение сдаться.
Много лет спустя, 24 декабря 1734 г., увидел свет указ императрицы Анны Иоанновны следующего содержания: «Дан сей Ея Императорского Величества указ ис канцелярии Оренбургской экспедиции Уфимского уезда Ногайской дороги Бурзенской волости тархану Алдарбаю Исекееву и детям ево Мурату, Мусе, Юсупу, Максюту, Мансуру, Мысыру, Сеитбатталу, Бахтыгирею, Адилгирею Алдаровым, да племенникам ево Арасланбеку Деветееву да Качкару Деветееву ж, внучатам ево, сыновним детям, Алтыялилу, Утегану Муратаевым, Кудаменде, Ушкилде, Чувашбаю Мусиным, Адбесю Юсупову, Худайназару Максютову, внучатам же, племенниковым детям, Чураю, Якшидавлетю, Багузе, Лякузе Арасланбековым, правнуку Егуте Чурину, для того, по присланному ис Правительствующего Сената указу и по прошению ево Алдаркову и по справке с Уфимскою канцеляриею, что дед ево Кадырбак Бабахтин и отец его Исекей Кадырбакин и он Алдар в служилых списках и в грамотах в тарханех написаны, и за прежние ево службы как он Алдар служил и был в Крымском и в Азовском походех, и в Азовском походе ранен тремя ранами, и выезжал на поединок и убил выезжего напротиву себя Черкешенина, також и поймал собою языка одного Крымчинина, и объявил блаженныя и вечно достойныя памяти Его Императорскому Величеству Петру Великому, и за ту ево послугу убитого на бою брата ево Девлетбая тело для отвозу восвояси отдано ему Алдару и даны с прогонами подводы…» [Вельяминов-Зернов В.В. Указ. соч. С. 27.] Кроме погибшего в Азовском походе 1696 г. Давлетбая, в данной военной кампании участвовал другой брат Алдара – тархан Едигер Исекеев.
В документах начала XVIII в. тархан Алдар Исекеев именуется батыром. В.Н. Татищев, объясняя значение данного титула, писал: «Батыр, у татар (т. е. тюркских народов. – авт.) звание чести, значит храбрый, или мужественный, оное дается тому, кто на съезде (т. е. во время поединка. – авт.) неприятеля копьем, или саблею убьет, и оные когда ту честь получат, должны в бою на переди быть; им протчие почтение и послушание отдают, оное ж прилагают часто ханам и ханским детям, или султанам. Персияне зовут багадур. Русское богатырь видится из сего учинено» [Татищев В.Н. Лексикон российский, исторический, географический, политический и гражданский. Ч. I. СПб.: Тип. Горного училища, 1793. С. 119.]. Титул «багатур» очень древний, состоящий из двух компонентов: иранского слова baga ‘бог’, ‘божественный’ и, вероятно, тюркского tör (баш. түр), т. е. ‘место напротив входа’, ‘почетное место’ [Древнетюркский словарь / Ред. В.М. Наделяев, Д.М. Насилов, Э.Р. Тенишев, А.М. Щербак. Ленинград: Наука, 1969. С. 580–581.]. По мнению Л.Н. Гумилева, данный титул обозначал заместителя хана. Истеми-каган, соправитель основателя Тюркского каганата Бумын-кагана, именовался «Багадур-джабгу» (кит. Мохеду шеху) [Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М.: Наука, 1967. С. 463.]. В монгольскую эпоху данный титул получил свое настоящее содержание, обозначая любого прославленного воина, происходившего из «черной кости». Яркий пример людей подобного типа – монгольский полководец Субедей-багатур. Среди башкир институт батыров (багатуров) известен как минимум с рубежа XV–XVI вв. В историческом сочинении «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» среди сподвижников Мухаммеда Шейбани-хана упоминаются «из башгирдов Чингиз-бахадур и Чалбаш-бахадур» [Материалы по истории казахских ханств XV–XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений) / Сост. С. К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П. Юдин. Алма-Ата: Изд-во «Наука» Казахской ССР, 1969. С. 28.].
Кажется несомненным, что именно слава храброго воина и удалого поединщика стала причиной того, что башкиры присвоили тархану Алдару почетный титул батыра. Но не исключено, что высокая оценка его личности была связана не только и не столько с подвигами, совершенными во время Азовского похода, а с какими-то иными деяниями, значимыми не для государства, а для башкирского народа. Тарханы и вообще «государевы люди» в эгалитарном башкирском обществе не пользовались особенным пиететом и преимуществом. Архивные документы свидетельствует о том, что рядовые общинники часто не признавали за ними владельческих прав на часть волостной земли и «сгоняли в буйстве», так как для них приоритетом были интересы рода, а не отдельной личности, пусть даже утвержденной в тарханстве самим царем.
Звание тархана давалось государством. Поэтому оно могло наделять служилых башкир частновладельческими землями, отдельными от волостных вотчин. Как пишет Б.А. Азнабаев, «привилегированное положение тарханов основывалось на факте службы царю, поэтому они не зависели от общинного самоуправления» [Азнабаев Б.А. Интеграция Башкирии в административную структуру… С. 189.]. Тарханы были единственной опорой власти в регионе – они должны были беспрекословно выполнять любые ее указания. В отличие от них, самоуправляющие башкирские кланы не были столь же лояльны, поскольку решения правительства рассматривали через призму собственных интересов. Бии, батыры и дуваны, в отличие от тарханов, были пережитками социального устройства средних веков, никак не связанными с современным государственным управлением. Тем не менее они как элементы внутренней организации башкир сохранялись почти в течение всего XVIII в. и исчезли почти одновременно с тарханами в связи с коренной перестройкой башкирского общества в период кантонного управления. Так или иначе, общественные интересы для большинства башкир всегда были выше государственных, поэтому положение тарханов в башкирском социуме было довольно неопределенным. Б.А. Азнабаев пишет: «…статус тархана сам по себе не гарантировал никаких преимуществ в башкирском обществе, если не был сопряжен с такими свойствами, как лидерские качества, богатство, щедрость и военная удача. В противном случае их привилегии оспаривались сородичами» [Азнабаев Б.А. Башкирское общество в XVII–первой трети XVIII вв. С. 325.]. Таким образом, почетное положение, которое занимал в башкирском обществе Алдар Исекеев, было скорее обусловлено его всеобщим признанием в качестве батыра за определенные заслуги перед народом, чем за «службы» царю в качестве «служилого башкирца». Возможно, он организовал успешный набег на кочевых соседей – калмыков, казахов или каракалпаков.
__________________________
История башкирских родов. Бурзян. Том 31. Ч.I. / С. И. Хамидуллин, Б. А. Азнабаев, И. Р. Саитбатталов, И. З. Султанмуратов, Р. Р. Шайхеев, Р. Р. Асылгужин, С. У. Таймасов, В. Г. Волков, А. А. Каримов, А. М. Зайнуллин – Уфа: НОЦ «История башкирского народа» ИИГУ БашГУ, 2018. С.127-209.
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует…
Часть первая
Читайте нас в