Все новости
ХРОНОМЕТР
11 Сентября 2020, 14:15

Добрый пастырь, честный гражданин

Многие народы хранят добрую память о выдающихся людях, оставивших заметный след в их духовной культуре и просвещении. У чувашей одним из таких людей был Андрей Петрович Петров-Туринге, сподвижник патриарха чувашской культуры И. Яковлева, талантливый педагог-музыкант, просветитель, первый благочинный «инородческого происхождения» в Уфимской епархии.

Он родился 12 августа 1858 г. в деревушке Большие Яуши Ядринского уезда Казанской губернии. Будучи подростком, поступил в Казани в регентскую школу протоиерея Миловидова, в семействе которого воспитывался несколько лет.
Сохранилось письмо студента Казанского университета Ивана Яковлева первому официальному учителю Симбирской чувашской школы (СЧШ) В. Калашникову: «Любезный Василий Андреевич, это письмо посылаю Вам с мальчиком Андреем, который едет учиться в нашу Симбирскую чувашскую школу. Этого мальчика я знаю уже несколько лет, с самого прихода сюда, значит – три года; он до настоящего времени жил и учился у Петра Деомидовича Миловидова, у соборного священника и регента архиерейского хора и, живя у него, как увидите сами, усвоил очень порядочно русский разговорный язык, нотное пение, умеет играть на скрипке. Отец Миловидов мне говорил, что Андрей может уже устроить хор и управлять им, потому я думаю, что Вы, в случае надобности, можете воспользоваться Андреем для установления в нашей школе хорошего, стройного пения». Речь, как нетрудно догадаться, шла об Андрее Петрове.
В учительской семинарии Петров продолжает заниматься церковным пением. После окончания семинарии в 1877 г. он был определен на работу в СЧШ учителем церковного пения и закона Божия в младших классах мужской школы и в женском отделении, некоторое время работал учителем пения в Симбирской классической гимназии.
Из письма Яковлева директору Казанской инородческой учительской семинарии (КИУС) Н. Ильминскому: «Петров, без сомнения, человек талантливый, трудолюбивый и работающий с пользой и успехом… В нем вижу я будущего священника для предполагаемой здешней церкви».
Однако поначалу Андрей Петрович не соглашался быть священником домовой церкви: считал, что для этого следует окончить духовную семинарию. А чуть ранее он высказывал желание поехать в Петербург – учиться в Придворной певческой капелле. Однако поездка не состоялась. Время для учебы выбрано неудачно, считал Ильминский, «нынче Москва и Петербург наполнены пропагандой (2 апреля 1879 г. было совершено покушение на Александра II – А. К.). Неудачен и выбор человека – Андрей весьма пылкий и сам способен уноситься Бог знает куда. Если ему прожить год в столице, да взглянуть на роскошь и блеск, то Симбирск и Ваша школа покажутся ему каторгой. Он… пропадет и для Вас, и для себя… можете упустить синицу, погнавшись за журавлем».
При этом Ильминский называл Петрова талантливым знатоком церковного пения. «Действительно, – писал он, – чувашское церковное пение своим существованием всецело обязано ему одному: он в бытность свою учителем пения переложил на чувашский язык все употребительные русские церковные напевы, составил произведения собственного творчества выдающегося достоинства на своем родном языке, оставил прекрасные образцы переложения нотных песнопений в виде переложения».
В школе Петров-Туринге организовал хор мальчиков, обучал воспитанников игре на скрипке, вел учебный предмет по теории музыки и церковному пению. Хор приглашали в городские церкви, на земские собрания – крестьяне приезжали слушать пение за 100 верст!
Андрей Петрович собирал чувашский фольклор – песни и мелодии. Он является автором впервые переложенных на ноты чувашских народных песен, учебных пособий по музыке для чувашских школ и переложений чувашских церковных песнопений на ноты. Под руководством Яковлева Петров-Туринге участвовал в переводе на чувашский книг религиозно-нравственного содержания. И хотя в январе 1889 г. он перешел на службу в Уфимскую епархию, его работа над переводами не прерывалась.
В то время Андрей Петрович уже был женат. Первый сын, Петр, родился 6 июня 1887 г. в Симбирске, второй сын, Владимир, появился на свет 22 августа 1889 г., когда Андрей Петрович уже служил священником в Троицкой церкви села Бижбуляк. 31 января 1892 г. при родах третьего ребенка его жена Анна умерла.
При селе Бижбуляк было пять приходских деревень: Базлык, Елбулак, Верхняя Курмяза, Нижняя Курмяза и Урсай. В Бижбуляке была земская школа, в Елбулаке – министерское училище, в Базлыке – миссионерская школа, в Курмязе – церковно-приходская. Как священник прихода, Петров являлся законоучителем в этих школах и училищах. А вот в русской деревне Урсаево, где жило более 450 человек, школы не было. Земство в помощи отказало, несмотря на это священник Петров в декабре 1890 г. сумел открыть в Урсаево школу грамоты, в которой в первый же учебный год обучалось 35 мальчиков и 5 девочек. Петров-Туринге сам нашел учителя, обеспечил школу учебными принадлежностями и пособиями. Содержалась школа на скудные средства самих жителей.
Деревянная церковь в Бижбуляке была построена за счет казны в 1868 г., потом началось строительство каменной. К приезду Андрея Петровича ее строительство еще продолжалось, так что сразу же по приезде в Бижбуляк Петрову пришлось заняться и этим вопросом. «За примерно-усердное служение церкви и приходу» в феврале 1893 г. А. Петров был награжден бархатной фиолетовой скуфьей.
Священник Петров был активным помощником епископа в деле христианизации чувашей и удержании крещеных в православии, помогал открывать новые церкви, церковно-приходские и миссионерские школы.
Вскоре, в 1895 г., епархиальным начальством Петров был утвержден благочинным 4-го благочиннического округа Белебеевского уезда. С этого момента поле деятельности его по служению православию и просвещению чувашского населения уезда еще более расширилось. «С построением церквей и школ, – писал благочинный в отчете за 1896 г., – сами чуваши перестали своих сыновей возить в соседние татарские селения для обучения их в медресе. Прежняя нерасположенность чуваш к церкви и школе проходит навсегда».
В отчетах Петрова, опубликованных в «Уфимских епархиальных ведомостях», приводятся сведения об обычаях чувашей, ходе распространения среди них грамоты и христианства. Так, о положении чувашки в семье он писал: «Женщина-чувашка в семье занимает более чем равное положение с мужем, который положительно не принимается ни за какое дело без совета своей жены».
Особой заботой благочинного были школы. По отзыву Уфимского епархиального наблюдателя церковных школ, в Белебеевском уезде учебное дело в миссионерских школах было поставлено удовлетворительно. Лучшие успехи в них оказывались по церковному пению благодаря тому, что учащиеся из Симбирска и Казани получали там всегда хорошие знания по этому предмету. В миссионерских школах учащиеся всегда пели стройно и умело, знали цифирные ноты.
Петров в своей практической деятельности внедрял предложение Яковлева о необходимости перехода от трехлетнего курса обучения детей в инородческих школах на четырехлетний. Как и Яковлев, он считал, что в школьном образовании государственный язык не должен быть господствующим, однако при этом в национальной школе родной язык не может быть единственным средством воспитания и обучения. В младших отделениях школ и училищ учебный процесс должен осуществляться на родном языке, в старших отделениях – на русском и родном. Переход к изучению русского языка должен быть постепенным, с использованием родного языка учащихся.
За заслуги по духовному ведомству определением Святейшего Синода от 11 апреля 1900 г. священник Петров был награжден камилавкой.
Андрей Петрович преданно служил церкви, однако в силу некоторых жизненных обстоятельств в марте 1902 г. он по прошению оставил должность благочинного. В начале 1906 г. он уже был священником села Балабаш-Баишево Буинского уезда.
Но вскоре Петров заболел. В конце зимы 1913 года он приехал к сыну в Уфу, где после тяжелой болезни скончался 23 апреля. Похороны отца Андрея происходили два дня спустя, 25 апреля. Торжественный чин отпевания совершил местный протоиерей, настоятель Покровской церкви Миронов, в сослужении благочинных священников Гуменского и Осипова, священников Матвеева, Иванова, Юртова и брата усопшего священника, Якова Петрова. Погребен Андрей Петрович на Сергиевском кладбище.
Кроме краткого некролога «Уфимские епархиальные ведомости» опубликовали большую статью о Петрове, в которой он характеризовался как видный церковный и общественный деятель Уфимского края. Утверждалось, что имя Андрея Петрова среди чувашей всегда ставилось рядом со славным именем Ильминского, и недаром владыка Дионисий впервые возложил на священника инородческого происхождения ответственное служение в должности благочинного. Подчеркивалась большая роль Андрея Петровича в открытии новых приходов и школ в Белебеевском уезде, в подыскании для школ достойных учителей, в открытии в Бижбуляке двухклассной церковно-приходской школы, в распространении книг и хорового пения среди чувашского населения… «До сих пор многие представители русского духовенства, знавшие его лично, отзываются о покойном как о добром пастыре, труженике и честном гражданине. Все труды его в виде устроенных им церквей, школ будут служить живым памятником его доброго имени… Они скажут новым поколениям инородческих деятелей, что вера в Бога, работа в пользу святой церкви остается навеки».
Старший сын Андрея Петровича после окончания в 1908 году Уфимской духовной семинарии два года работал учителем в Уральске; затем два года учился в Казанском ветеринарном институте, после чего устроился заведующим земской библиотекой повышенного типа в селе Куганак Стерлитамакского уезда. После гражданской войны работал учителем в селе Тряпино, а с 1926 г. преподавал в Чувашском педтехникуме в Уфе и Белебее; постоянно вел краеведческую работу. Репрессирован. Младший сын духовную семинарию окончил в 1910 г. и служил священником в Покровской церкви. После революции некоторое время служил священником в Слакбаше, впоследствии отказался от сана и жил с семьей в Белебее, работал бухгалтером. Дата и место его смерти неизвестны. Сын Владимира, Андрей, участвовал в Великой Отечественной, впоследствии преподавал в Башгосуниверситете, где читал курс западноевропейской литературы.
В заключение – несколько слов о родословной Туринге.
Отец Андрея Петрова-Туринге, Петр Иванов-Туринге, родился в 1818 г. и прожил долгую жизнь. Вырастил трех сыновей (Андрея, Якова, Гурия) и двух дочерей (Матрену и Меланью). Яков Петров (1865–1820) окончил СЧУШ, работал учителем, впоследствии – священником церкви села Курьятмас Белебеевского уезда, где прослужил более двадцати лет. У него было 11 детей, из них 7 стали учителями, остальные – врачами и счетными работниками. Один из двух сыновей Меланьи Петровны, Михаил Петров (Тинехпи), – видный деятель культуры и науки Чувашии 20-х гг.; в 1938 г. умер в Цивильской тюрьме. У Гурия Петровича было 3 сына и дочь Анна (1883–1959), сын которой Алексей Александрович Александров, живший в Красноярске, в 1968 г. составил «Родословную таблицу Петровых-Туринге». К тому времени в живых из второго и третьего поколений Туринге было 45 человек: 10 учителей, 9 врачей, 14 инженеров, 5 начальников цехов и мастеров предприятий, 3 офицера, 4 председателя и бригадира колхозов. Известно также, что из этих двух поколений 9 человек погибли на фронтах Великой Отечественной. Четвертое и пятое поколения рода Туринге составляли около 150 человек.
Алексей КОНДРАТЬЕВ