Все новости
ХРОНОМЕТР
28 Июля 2020, 17:10

Муса Муртазин. Часть шестая

Биографический очерк Уже уверенные в своих силах и окончательно утвердившиеся в своем намерении сражаться против большевиков, члены воссозданного в Челябинске Башкирского правительства 1 июня 1918 г. издали свое знаменитое обращение к башкирскому народу «Вставай, башкир! Поднимись, мусульманин!», в котором были следующие слова:

«Партия большевиков, уничтожив автономию Туркестана, Казакстана, Кавказа, Крыма, Украины, Сибири и казачьего населения, наряду с этим погубила провозглашенную вами автономию. Выступившие с заманчивыми и лживыми обращениями: “угнетенные национальности России, мусульмане, берите автономию по вашему желанию; объединившись вместе, защитим бедноту” – и с обманными декретами, каких только оскорблений и унижений не творили они – большевики – над этими угнетенными национальностями, над этими мусульманами, над этой беднотой (...). В настоящее время чехословаки выгнали большевиков из Сибири (...). Остались большевики теперь лишь на мусульманских территориях, как Казань, Уфа, Симбирск, Оренбург, Туркестан, Казакстан (...). Теперь мы, башкиры, объединившись с казах-киргизами, туркестанскими мусульманами и казачьими войсками, прогоним их из нашей страны. Вот наша цель (...). Вставай башкир, поднимись мусульманин!» [НГУБ. Т. 1. С. 518–522.]
В это время бывший унтер-офицер артиллерии Муса Муртазин находился в составе Тамъян-Катайского партизанского отряда, которым командовал А. Карамышев. К началу июля 1918 г. данное вооруженное формирование было преобразовано в регулярное подразделение Башкирского войска – 1-й кавалерийский полк, в котором Муса Муртазин занял должность командира эскадрона. А.-З. Валиди вспоминал: «Своих офицеров у нас было мало, пришлось взять несколько русских офицеров. Начали формировать вторую дивизию пехоты. Кое-кто нам говорил: “У вас пока нет ни одного батальона, а вы, не довольствуясь созданием полков, беретесь за организацию тумена (дивизии)”. Я им отвечал: “Мы сформируем не одну, а две пехотные дивизии, кроме того, две кавалерийские бригады и отдельные технические части”. Очень скоро мои планы претворились в жизнь. У нас появились свои высшие офицеры. Первоначально они находились в западном Башкортостане, оставшемся в руках Советов. Галимъян Таган и Терегулов занимались созданием третьего полка из башкир Златоустовского уезда. Оружие у нас только то, что выдали нам чехи. Из мобилизованных парней мы создали второй пехотный полк. Первый был уже сформирован в Тамъянском кантоне Амиром Карамышевым и Мусой Муртазиным» [Валиди Тоган Заки. Воспоминания. Кн. 1. С. 243.].
В спешном темпе формировались и другие полки. Башкирский военный совет при Башкирском правительстве разработал мобилизационный план, согласно которому шел призыв молодежи в башкирские части. При этом, как отмечали наблюдатели, почти не было «уклонистов». Благодаря патриотическому подъему, призывники шли на службу с большой охотой. Главная проблема заключалась в недостатке оружия, амуниции, продовольствия. Белые правительства – Комуч и Временное Сибирское – снабжали башкир по остаточному принципу, не разделяя энтузиазма по поводу их успешного военного строительства. На первых порах башкирские полки вооружались тем, что предоставило им командование чехословацкого корпуса, а также оружием, захваченным на уральских заводах.
А.-З. Валиди писал: «После ухода Кашириных из Идельбашевских (т. е. Белорецких. – авт.) заводов Амир Карамышев и Муса Муртазин ускорили темпы формирования первого пехотного и второго кавалерийского полков (…). Оружие, оставленное красными на Миасском, Белорецком, Узянском, Кагинском, Авзянском заводах, разными способами мы получили в свои руки. Хорошо вооружились и находившиеся вдали от железных дорог полки. Благодаря энтузиазму верных нам жителей Тамъян-Катайского и Бурзянского кантонов, первый кавалерийский полк был сформирован довольно быстро (…). Создавший этот полк Муса Муртазин, унтер-офицер бывшей царской армии, башкир из Тамъянского кантона, стал позднее командиром отдельной кавалерийской дивизии, достиг звания полковника. В 1920 г. он бы избран председателем Башкирской автономной республики. После окончания войны закончил академию Генерального штаба Красной армии. В 1926 г. Муртазин опубликовал книгу о боевом пути башкирского войска, в которой подробно рассказал также историю первого полка. Впоследствии Муртазин был казнен большевиками» [Валиди Тоган Заки. Воспоминания. Кн. 1. С. 246–247.].
14 июня 1918 г. 1-й башкирский стрелковый полк перебрасывается на Екатеринбургский фронт. Он стал ядром так называемого «Султаевского отряда» [Был сформирован в башкирской д. Султаево нынешнего Сосновского р-на Челябинской области.], насчитывавшего 2 тыс. чел. В него входили батальон 1-го башполка, челябинская народная рота и дружина оренбургских казаков. Им противостояла 6-тысячная группировка красных. В сражениях у дд. Куяш и Тургояк султаевцы и чехи разгромили красногвардейцев. 28 июля 1918 г. двухмесячные бои на Екатеринбургском фронте завершились полной победой: чешские подразделения, а также батальоны 1-го и 2-го башкирских пехотных полков освободили Екатеринбург от большевиков, которые незадолго до этого расправились с царской семьей. Поспешная расправа над Романовыми была вызвана стремительным наступлением чехов и башкир. Встреча, устроенная жителями города башкирам, была восторженной: отряд забрасывали цветами, неслись восторженные приветствия. Башкирским воинам торжественно вручили знамя, на котором была сделана надпись на русском и башкирском языках: «Благодарный Екатеринбург – доблестным освободителям».
Южно-Уральская Красная армия, как теперь именовались партизаны Блюхера, попыталась прорваться к Екатеринбургу, но объединенные силы башкир, чехов и казаков остановили красных под Верхнеуральском. По словам Ивана Каширина, на пути к городу красногвардейцы «бились за каждую сопку и гору. Дрались сталкиваясь (…) главным образом с башкирскими частями» [Цит. по: Таймасов Р.С. Участие башкир в Гражданской войне. Книга первая. С. 103.]. Красные понесли большие потери и, не сумев пробиться к Верхнеуральску, отступили. Было решено прорываться на соединение к другим красным частям через Стерлитамак. Так начался героизированный в советской литературе рейд армии Блюхера по тылам противника. Р.С. Таймасов пишет: «На самом деле Блюхер действовал очень прагматично, без малейшего риска, избегая столкновений с крупными силами противника» [Там же. С. 105.]. 16 августа красные партизаны вышли к с. Иглино. Здесь они сделали ложную атаку на Уфу, чтобы сковать стоявшие там силы белых. На р. Сим один из эскадронов 1-го башкавполка под командованием хорунжего Мусы Муртазина атаковал одну из лучших частей сил Блюхера – полк имени Стеньки Разина, нанеся ему большие потери.
Командир Верхнеуральского отряда полковник Борис Анненков [Анненков Борис Владимирович (09.02.1889–25.08.1927) – из дворян Новгородской губернии, сын отставного полковника, потомок декабриста И.А. Анненкова. Начал службу в 1-м Сибирском казачьем полку. В марте 1918 г. избран атаманом нелегально созванным войсковым кругом сибирских казаков. Полковник Народной армии (с 19.10.1918), генерал-майор Русской армии (с 1919). Летом 1918 г. во главе отряда казаков в 200 сабель прибыл под Верхнеуральск для борьбы с красными во главе с И.Д. Кашириным и Н.Д. Томиным. В сентябре 1918 г. с крайней жестокостью подавлял большевистские восстания в Славгородском и Павлодарском уездах, приобретая дурную славу карателя. В конце 1919 г. назначен Колчаком командующим отдельной Семиреченской армии. После разгрома, нанесенного ему частями Красной армии весной 1920 г., ушел в Китай. В 1926 г. был выдан генералом Фэн Юйсяном агентам ОГПУ и вывезен в СССР. Расстрелян в Семипалатинске в 1927 г.], в чьем распоряжении находился в этот момент эскадрон Муртазина, 28 августа 1918 г. написал командиру 1-го башкирского кавалерийского полка ротмистру Амиру Карамышеву рапорт следующего содержания: «Командиру 1-го башкирского конного полка. Командир 1-го эскадрона вверенного вам полка со своим лихим эскадроном состоял в моем отряде около двух недель, но и в этот короткий срок хорунжий Муртазин, выдающийся мужеством, сметливостью и распорядительностью, оказал громадную услугу отряду: после упорного боя у дер. Зилим, когда, наконец, красные 23-го августа очистили деревню, хорунжий Муртазин с эскадроном был брошен мной в преследование. Не теряя соприкосновения с противником, он все время давал ценные сведения о движении и действиях противника. Нагнав противника на р. Сим под 26-е, в бою с ними 26 и 27-го, когда мой отряд под натиском во много раз сильнее нас противника, начал отходить, хорунжий Муртазин с эскадроном прикрывал отход пехоты и блестяще выполнил задачу, потеряв всего трех коней раненых. С сожалением расставаясь с хорунжим Муртазиным, считаю своим долгом просить вас о производстве хорунжего Муртазина в следующий чин» [НА РБ. Ф. 10267. Оп. 1. Д. 5. Л. 2.].
Салават ХАМИДУЛЛИН
Продолжение следует…
Часть пятая
Часть четвёртая