Все новости
ХРОНОМЕТР
8 Июня 2020, 20:32

Имя собственное – имя нарицательное

Все из нас помнят анекдоты про школьных учителей. Практически во всех из них учительницу зовут «Марьиванна». Это имя-отчество давно стало нарицательным для обозначения школьных педагогов, причем дело не ограничивается анекдотами и выпусками «Ералаша». Однако в современной российской школе педагога с таким именем-отчеством, что называется, днем с огнем не сыщешь. Парадокс?

До 1918 года имена русским людям давались не просто по желанию родителей, а в соответствии с православными святцами. Имя Мария является самым распространенным в христианском мире – ведь так звали мать Христа. Ну а имя Иван в России… В общем, получается, что имя-отчество Мария Ивановна было одним из самых распространенных среди русских женщин, рожденных до 1918 года. После революции ситуация изменилась – церковь перестала выполнять функции ЗАГСа, имена людям стали давать самые разные, независимо от даты рождения, появилось много новых имен, одни из них прижились, другие не очень, но как бы то ни было, а имена Иван и Мария стали менее распространенными. Однако надо понимать, что люди, рожденные до 1918 года, жили в массе своей на протяжении всего советского периода (а некоторые дожили и до начала XXI столетия) и вели социально активный образ жизни примерно до семидесятых годов, то есть до эпохи «брежневского застоя».
Теперь разберем другой момент. Профессия школьного учителя издревле была мужской, но в XIX веке привычный порядок вещей начал стремительно меняться. В России женщины-педагоги в общеобразовательных учебных заведениях появились в 1860-е годы – в эпоху великих реформ Александра II. Что ни говори, а эта профессия оказалась одной из первых, по которой прошлась гендерная революция. В 1880-е годы женщины составляли 20 процентов учителей начальных школ, а в 1911-м их было уже более половины. Это в России, а в странах англоязычного мира аналогичный показатель в том же 1911 году составлял около 80 процентов.
Трудно сказать, когда именно начался процесс превращения имени-отчества Мария Ивановна в обобщенный образ школьной учительницы. До революции или в советский период – это, может быть, и не столь важно. Но объективные предпосылки для этого сложились в начале ХХ века. Почему именно школьная учительница? Это обстоятельство также можно объяснить, хотя прямых и конкретных причин для этого вроде бы нет. Все мы родом из детства. Представьте – тридцать или сорок учеников в классе, еще совсем маленькие – лет восемь-девять. Кто-то обращается к учительнице по имени-отчеству в присутствии всех остальных ребят. И так изо дня в день. Вот и осталось в сознании на всю жизнь «Марьиванна». В первой трети ХХ века патриархальное и полупатриархальное крестьянство составляло большинство населения нашей страны. А в крестьянской среде очень редко звучит обращение к женщине по имени-отчеству. Соседка для деревенского ребенка – это какая-нибудь «тетя Дуся» или «баба Маня», а вот учительница в школе… Что касается женщин из высших слоев общества в дореволюционной России, то к ним довольно часто обращались по имени-отчеству, но еще к ним часто обращались «госпожа» – и дальше фамилия.
Школьная учительница в русской деревне начала ХХ века – это довольно новое социальное явление, бросающее определенный вызов многовековым традициям. В крестьянской среде девушки выходили замуж в 16–20 лет, 25-летняя незамужняя крестьянка считалась старой девой, но таковых было немного. Что касается учительниц, то среди них было немало незамужних девиц солидного по крестьянским меркам возраста. Они не ощущали себя несчастными старыми девами, а после вступления в брак в большинстве случаев прекращали учительствовать. И чему они учат детей? – недоумевали многие мужики. В 1913 году около 80 процентов российских крестьян не умели читать и писать, но в возрастной категории 10–20 лет грамотные составляли не менее половины. В общем, учительница в российской деревне являлась главным символом социальной модернизации, по крайней мере до 1930-х годов.
Ну а в том, что имя-отчество Мария Ивановна превратилось в обобщенный образ учительницы, есть, наверное, и немалая доля случайности.
Александр БАРАНОВСКИЙ