Все новости
ХРОНОМЕТР
29 Мая 2020, 15:40

История на страницах уфимских газет: 1928 год

Мы продолжаем цикл публикаций интересных материалов из старых газет. В 1928 году в СССР была объявлена первая пятилетка, период НЭПа закончился. В Уфе численность населения наконец-то достигла уровня 1917 года – 112 тысяч человек. Главным периодическим изданием в АБССР по-прежнему была газета «Красная Башкирия».

«Красная Башкирия» от 1 января. Рубрика «Из судебной папки»
Четверо – одного
«Николин день» в этом году в селе Богородском закончился убийством. Молодые парни (всем участникам дела от 17 до 19 лет) Иван Дулясов, Р.Кобелев, Я.Пермяков и Евдоким Савичев, прогуливаясь вечером по улице села, встретили односельчанина – девятнадцатилетнего Кадомцева. Еще утром Кадомцев, будучи пьян, ударил сестру одного из встречных парней. Это решило его судьбу – Дулясов выстрелил в упор в Кадомцева. Смерть была мгновенной. После убийства соучастники собрались в избе Кобелева, думая как-нибудь замести следы. Однако нашлись очевидцы преступления, сейчас убийцы задержаны и заключены в БЦИД.
Комментарий автора. Любопытно, что почти все фигуранты этого дела носят самые распространенные фамилии, бывшие в тогдашнем селе Богородском (нынешний микрорайон Инорс в Уфе).
«Красная Башкирия» от 3 января. На берегах речки Тюрюшки
Маленькая революция на полях Ново-Ахуновского поселка
В летние ливни, когда горные потоки лавинами бросаются вниз, гремит речка Тюрюшка. А остальное время вьется Тюрюшка в зарослях непроходимых камышей. Тогда крякают там утки, копошатся тучи комаров, а по тенистому берегу лежат стада коров. Разливается Тюрюшка по луговому берегу, нежится в луговых низинах, отражая в себе нахохлившиеся избушки поселков.
Первый Ново-Ахуновский поселок. Ткнулся он подслеповатыми окнами десятка домишек татарского аула в дебри комариного царства – камыша. Выселились сюда на отрубные участки малоземельники. Охали, в былые времена, при уплате податей. Крякали при взносе срочных платежей в бывшее уфимское отделение Крестьянского Банка, но цепко держались за землю.
Задами к Тюрюшке и окнами на свой отруб приземлилась избушка молодого отрубщика Габдракиба Габдулнафикова. Его спина, как стальная пружина, гнулась под тяжестью труда землероба. И как ни изловчился, как ни перегибался Габдракиб – трехполье делало свое дело. Недород чередовался с полными неурожаями, а подати да срочные взносы за выкуп земли разоряли хозяйство.
Побывал Габдракиб на войне, а с ней и в чужих землях. Был в плену в Германии, работал батраком у немецких крестьян. А когда вернулся в 1921 году к берегам речки Тюрюшки, начал перестраивать свое хозяйство на иной лад. И хотя ловко Габдракиб научился говорить на немецком языке, хотя ловко стал управлять разными сельскохозяйственными машинами, однако свой кусок земли без помощи агронома на новый лад перестраивать не решился.
Когда узнал волостной агроном т. Цвелодуб о замыслах Габдракиба – приехал. Перекроил участок земли, ввел многополье, а в 1925 году на землях татарского аула Габдракиб впервые ввел травосеяние. На площади в две десятины засеял он костер и на четверти десятины – клевер.
– Эш секмас! (Не выйдет дело!) – заговорили старики аула.
Но первый укос травы на посеянных десятинах Габдракибу дал 150 пудов высокосортного сена. Второй укос (в одно лето) дал 75 пудов того же сена. А полдесятины клевера, оставленные под семена в урожай 1927 года уже дали Габдракибу 14 пудов семян.
– Мыны-тыра! Габдракиб шайтан булмаса – да эшны сэгарды! (Вот тебе раз! Габдракиб не шайтан, а дело сделал!) – уже иначе заговорили старики. И Габдракиб действительно сделал дело. Он перевернул землепользование не только у себя, но и у многих крестьян-татар Ахуновской волости Белебеевского кантона. У Габдракиба сейчас опытно-показательное поле. Габдракиб сейчас под руководством волостного агронома вводит новые улучшения в хозяйстве. У Габдракиба теперь по вечерам за маленькими чашечками душистого кирпичного чая идут разговоры о том, как бы переродить и переделать мелкий татарский скот на укрупненный. На днях Габдракиб сдал в Госсельсклад 12 пудов клевера и справлялся о породистых баранах-производителях.
Дремлет под снежным покровом речка Тюрюшка. Шумит высохшими камышом и тростником по скованным льдом заводям. И так же приземисто-крепко сидят небольшие домики Ново-Ахуновского аула. С виду все по- старому. Но приглядишься – увидишь много нового. На берегах Тюрюшки вклинились островки культурного хозяйства.
Н. Лощилов
«Красная Башкирия» от 5 января. Рубрика «Со всех концов»
Коротко о разном
В селе Енгалыш Булгаковской волости Уфимского кантона среди мордвов существует еще такой дикий обычай. Девушек во время поста увозят гостить к какой-либо родне, и в то время, когда она гостит, нельзя им показаться на улице. Заваляют иначе снегом. Были случаи, что молодые девушки от таких «шуток» простужались и серьезно заболевали.
Комментарий автора. В наше время село Енгалыш является административным центром одноименного сельсовета Чишминского района республики.
«Красная Башкирия» от 21 февраля. Рубрика «Бытовое»
И нашим, и вашим
ПОХОРОНИЛ ПО-СОВЕТСКИ – ВНОВЬ ЖЕНИЛСЯ ПО-ЦЕРКОВНОМУ
Стояла оттепель. Слегка бураном сыпало по улицам Красноусольского поселка. Толпилась разношерстная публика и оживленно рассуждала о появлении прежних пережитков старого быта в новом быту.
Несколько дней назад умерла жена рабочего Е., и он похоронил ее по всем правилам нового быта, с музыкой и общегражданской панихидой. И этим осуществился новый быт.
Спустя несколько дней перед рабочим Е. встал вопрос о новой женитьбе. Парень бравый, красавец, с хорошей квалификацией. Девушки-невесты к нему гурьбой. Рабочий Е. сделал предложение комсомолке Г. Та согласилась. В дело вмешался отец невесты, требуя, чтобы венчались в церкви. Невеста потолковала с женихом, и оба решили пойти в церковь.
Таким образом, получилось – похоронил первую жену по-советскому, а женился на новой – по-старому, по-церковному.
«Красная Башкирия» от 1 апреля. Рубрика «Вкратце обо всем»
ЦЕРКОВЬ – ПОД ШКОЛУ. Граждане деревни Раевки (Федоровская волость Стерлитамакского кантона) на общем собрании единогласно решили сломать церковь и из освободившегося материала построить школу. Раевка – большая деревня, а школы до сих пор здесь не было. На переоборудование церковного здания раевцы ассигновали 500 рублей из собственных по самообложению сумм.
Селькор Таллинский
В СЕЛЕ ЛЕУЗАХ (Верхне-Кигинская волость Месягутовского кантона) в библиотеке избы-читальни 2843 книги, но половина книг совершенно растрепана и представляет из себя кучу мусора, а другая половина тоже не радует глаз. Тут описаны и типы святых и про «божьи чудеса» и т. д. Не лучше дело обстоит и с газетами: валяются на столе старые, порыжелые лоскутья. Новых газет нет. ВИК не отпускает на это средств, мотивируя тем, что изба не включена в волостной бюджет. Избач несколько раз обращался в волполитпросвет и в Месягутовское КОНО с просьбой о посылке средств или книг, но безрезультатно.
Избач
«Красная Башкирия» от 6 апреля. Статья «Монашка в роли врача»
В Уфе, по Уфимской улице, дом № 24, проживает монахиня, которая сменила свой божеский сан на специальность «врача». Эта монашка лечит, преимущественно детей крестьян из близлежащих деревень.
Чем она лечит?
Первое ее средство – это разные сушеные травы, второе – нашептывания.
За визит этот «врач» с крестьян берет и сырым и вареным, не брезгует и деньгами. Каждому пациенту «врач» строго на строго приказывает молчать, в противном случае лекарство потеряет силу. Доверчивые крестьяне молчали долго, но один из них на базаре проговорился.
Необходимо положить конец подобному безобразию.
Комментарий автора. Улица Уфимская – ныне улица Чернышевского.
«Красная Башкирия» от 15 апреля. Статья «Хлестаковы наших дней».
О «ПРЕДСЕДАТЕЛЕ ИСПОЛКОМА ОДНОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ», «ДОЧКЕ СУН-ЯТ-СЕНА» И НАШЕЙ ДОВЕРЧИВОСТИ
Выставку советских Хлестаковых и Сквозник-Дмухановских открывать еще, пожалуй, рано. Нет-нет да и где-нибудь объявится новый всемогущий «ревизор», не без выгоды околпачивающий легковернейших Бобчинских, Добчинских, Земляник и прочих героев бессмертной комедии Гоголя, и новый «городничий» Сквозник-Дмухановский, своим авторитетом открывающий все двери для проходимца.
Ревизоры нашего времени типа Хлестакова, правда, меньше всего интересуются осмотром всяческих «богоугодных» заведений, предпочитая немедленно реализовать в червонцы свое высокое положение.
Еще недавно по нашим юго-западным окраинам разъезжал, например, «председатель исполкома» одной из союзных республик. Радушно принимаемый, он, однако, отказывался выступать с политическими докладами (зачем тюрьма, лучше уж богоугодное заведение!) и, получив, якобы ввиду утери им, энное количество червонцев, ехал дальше. «Председатель» разъезжал в мягких вагонах, давал телеграммы, заставлял трепетать многих и лишь случайно ДОПР увенчал карьеру самозванца.
Уфа недавно была взбудоражена. К нам прибыла Шим-Шим, дочь Сун-Ят-Сена – покойного китайского революционера. Приезд этой черноглазой монгольского типа девушки был, правда, скромен. Торжественной встречи уфимцы оказать не догадались. Гостья, прибыв в Уфу, посетила ряд учреждений, рабфак, пионерский клуб и другие организации. В пионерском клубе гостья выступила на общем собрании пионеров. Уфимские пионеры познакомились с… китайским пионерским движением.
Гостья красочно обрисовала те затруднения и притеснения, которые приходится испытывать китайским пионерам. Нельзя свободно носить красных галстуков. Нет своего клуба. Пионеры собираются нелегально в лесу. Полиция преследует пионеров и ею уже убиты двое. «Шим-Шим» была вынуждена, скрываясь от полиции, бежать в «собачьем ящике» в СССР. Далее гостья информировала собрание о том, что в Уфе она намерена получить образование и возвратиться затем обратно в родной Китай, чтобы продолжить борьбу с угнетателями родины.
Рассказ произвел большое впечатление. Один из пионеров написал о гостье в газету. В некоторых учреждениях «Шим-Шим» пыталась вымогать деньги. Но удалось выяснить, что дочь Сун-Ят-Сена на самом деле… некая Баслыкова, уроженка Астраханской губернии, авантюристка, в продолжении уже долгого времени разъезжающая по СССР и всюду выдающая себя за дочь китайского революционера. Под видом «дочки» авантюристка собирала обильную денежную дань с многих доверчивых учреждений. «Гастроли» облегчал внешний вид Баслыковой – похожий на китаянку. Уфа «подвела», но в УРО авантюристка долго не сознавалась. Мало того, когда УРО освободило Баслыкову под подписку, она вновь пыталась заняться мошенничеством.
Сейчас Баслыкова под стражей. Народный суд 2-го участка приговорил авантюристку к полутора годам лишения свободы, но срок наказания сократил на одну треть, приняв во внимание молодость Баслыковой.
Комментарий автора. Ильф и Петров к тому времени еще не написали своего «Золотого теленка». «Дети лейтенанта Шмидта», как говорится, отдыхают. Баслыкова в чем-то даже напоминает английскую авантюристку, которая в 1817 году выдавала себя за восточную принцессу Карабу.
Александр БАРАНОВСКИЙ
Продолжение следует…