Все новости
ХРОНОМЕТР
20 Мая 2020, 11:39

Афрорусский барон. Окончание

О многострадальном Чапае Можно сказать прямо, что в народе Василия Ивановича Чапаева любят и уважают, чему весьма способствовал и гениальный киношедевр братьев Васильевых, вышедший на экраны в 1934 году. В последние 25 лет в отечественном кинематографе, несмотря ни на что, так и не смогли создать фильма, способного «противостоять» старому советскому, как ныне модно говорить, «боевику».

Хотя, если вдуматься, «Чапаев» по своему жанру скорее героическая трагикомедия. Фильм этот сразу понравился зрителям, многие из которых смотрели его и двадцать, и тридцать, а то и полсотни раз. Короче, вполне закономерно, что Василий Иванович вновь привлек внимание кинематографистов, хотя «красная» тема в их среде вроде бы не котируется, в отличие от «белой».
Тем не менее известный сценарист написал сценарий, а известный режиссер дал ему экранную жизнь в виде модного ныне сериала. Чапаев в нем главный герой и выписан с нескрываемой симпатией. И всё бы ничего, да вот только самого-то Чапаева мы и не увидели, а увидели некий «клон», собранный, как из разных молекул, из слухов, сплетен, документов и домыслов. Их перемешали, как в миксере, и вылепили дорогостоящий «колобок», употреблять который надо весьма осторожно.
Перво-наперво, сразу видно, что «нынешний» Василий Чапаев совершенно не похож на свой реальный прототип. Настоящий Чапаев, как известно, не отличался молодецкой статью и пышными кудрями, чем «грешит» украинский актер Сергей Стрельников, исполнитель его роли. Даже знаменитых чапаевских усов, так сказать визитной карточки начдива, мы и близко не видим. А ведь Чапаев их холил и лелеял, достаточно взглянуть на его фотопортреты.
В самом начале фильма во время застолья семейство Чапаевых (за исключением их матери, которая, между прочим, пережила и мужа, и детей!) напевает песню «Ой, мороз, мороз!». Между тем песня эта – наша современница: впервые она была исполнена Воронежским русским народным хором во время концерта в 1952 году.
Во время мировой войны фельдфебель Чапаев титулует такого же, как и он сам, фельдфебеля «вашим благородием», что могло быть только в том случае, если б он, Чапаев, был банальным подхалимом и лизоблюдом, так как подобным образом нижний чин обращался к офицеру в звании вплоть до капитана. Но покажите мне хоть одного человека, способного Василия Ивановича в этом обвинить...
В сцене в офицерской землянке один из офицеров называет другого, штабс-капитана по званию (четыре звездочки на погоне при одном «просвете»), просто капитаном (один «просвет» без звездочек), то есть необоснованно повышает его в звании на одну ступень. Быть такого не могло!
В очередной раз выйдя из госпиталя, находящегося в российской глубинке, Василий Чапаев оказывается на собрании солдатского комитета: все солдаты при этом почему-то носят погоны его родного 326-го Белгорайского пехотного полка, который, по идее, в этот момент должен находиться в окопах «австрийского» фронта.
Батальные сцены в фильме не такие уж плохие, но поражает при этом фантастическая стойкость русских солдат: взрывы снарядов, даже произошедшие буквально «под носом», не производят на них совершенно никакого действия – стряхнули землю с плеч и еще крепче за винтовку держатся. Каким же образом мы тогда пол-России оставили и столько народу потеряли? «Тайна сия велика есть…»
Заметно почти полное игнорирование в снаряжении солдат вещмешков, шинельных скаток и такого вида оружия, как штык. Причем если у русских солдат он изредка еще встречается, то у тех же австрийцев отсутствует напрочь, чего в принципе быть не могло, так как винтовки всегда «пристреливались» со штыками.
Образ Петьки – ординарца Чапаева – буквально во всем списан с фильма 1934 года, вплоть до его манеры одеваться, его возраста и так далее. А ведь реальный Петр Исаев к киношному не имеет никакого отношения; он был, во-первых, одногодком начдива, которому в момент гибели было 32 года, во-вторых – бывшим офицером, отличавшимся завидной выправкой и аккуратностью в одежде (достаточно посмотреть на его фото), а в-третьих, он был не ординарцем, а занимал разные должности, в том числе и командира полка. И вообще, он был в дивизии не последним человеком. Кроме того, Исаев был женат. И наконец, реальный Петр Исаев не погиб на берегу реки Урал, а пережил своего друга и командира на целый год.
Сам Чапаев тоже не слишком походит на «оригинал»: реальный Чапаев более близок к тому персонажу, который был воплощен на экране Борисом Бабочкиным, и по своему холерическому темпераменту, и по внешнему виду, и по манере говорить, и даже по телосложению. К тому же известно, что Василий Иванович не пил и не курил, записным «казановой» тоже не являлся, хотя, будучи личностью харизматичной, был весьма популярен у женщин. А еще хорошо известно, что Чапаев был очень музыкальным человеком, играл на гармони и на гитаре (судя по одной из фотографий) и отлично, с удовольствием пел (у него, говорят, был весьма недурной баритон).
Кстати, в отличие от «киношного», реальный Чапай любой лошади предпочитал автомобиль: это было связано с тем, что ранения ноги и спины не позволяли начдиву комфортно ездить верхом.
Не будучи кавалеристом, Чапаев, тем не менее, носил шпоры, что хорошо заметно опять-таки на фотоснимках. Кроме того, еще с осени 1918 года Василий Иванович постоянно носил на френче введенный для красных офицеров специальный «командирский знак» в виде красной звездочки в венке.
История с Троцким. В «Страстях…» он представлен откровенным хамом, который в буквальном смысле плюет на Чапаева. В действительности же «наркомвоенмор» был достаточно умным человеком и Василия Ивановича ценил – например, во время своего приезда к нему в дивизию Троцкий наградил начдива именными часами. Визит этот, между прочим, происходил осенью 1918 года и был зафиксирован на кинопленку. В сериале же это событие почему-то отнесено к лету, как, впрочем, и почти все события фильма, кроме одного сюжета, связанного с учебой в Академии. А ведь Чапаев был направлен в нее не летом, как в кино, а в середине ноября.
Далее. Очень хорошо заметен дорожный асфальт там, где его не могло быть, потому что не могло быть никогда.
Часто у белоказаков винтовки за спиной висят через левое плечо, а так их носили только в Красной армии – это был один из способов распознавания «своих».
На гимнастерках красноармейцев постоянно встречаются «контрпогончики» для пристегивания погонов, а этого в годы Гражданской войны быть не могло, так как красные специально их спарывали, чтобы у солдат было меньше соблазна для перебегания в стан противника и чтобы их не могли уличить в сочувствии белым, которые, в свою очередь, намертво эти погоны пришивали с той же целью.
В одной из сцен в штабе у Чапаева на стене висит плакат, относящийся к 1919 году, в то время как само действие происходит в 1918-м.
Михаил Фрунзе откомандировывает Чапаева из Академии обратно на фронт – формировать 25-ю дивизию и командовать ею. Бред! Во-первых, Чапаев вернулся с учебы по собственному желанию, а не по приказу; во-вторых, Фрунзе направил его командовать не дивизией, а Особой Александров-Гайской группой войск Восточного фронта, а 25-ю дивизию, уже созданную, Чапай возглавил лишь в апреле 1919 года, то есть когда еще не весь снег растаял. А в фильме мы видим, как он прибывает на новое место службы, когда на ветках рябины полным-полно ягод (!).
Да и вообще, с погодными аномалиями у авторов какие-то нездоровые отношения.
Как Фрунзе, так и новый комиссар чапаевской дивизии Фурманов уже традиционно на себя не похожи, даже на фото можно не смотреть. К тому же комиссар в фильме как минимум одногодок Чапая, хотя на деле был гораздо моложе его – всего 28 лет.
Еще очень бросается в глаза чрезвычайная упитанность красных бойцов (впрочем, и белых тоже). И это в то время, когда вся Европа, а не только Россия, страдала от повальных эпидемий и голода.
А как носят шашки военные люди? Подобным образом, косо, могли носить только сабли, а казачья шашка всегда носилась строго вертикально, вдоль ноги.
Чапаев почти никогда не снимает свою папаху, хотя известно, что он не брезговал фуражкой и куртку-кожанку тоже нашивал. Причем нигде на фотографиях не отмечено, чтобы у него на папахе имелась звездочка, как в фильме. А еще не видно, чтобы он снимал ее хотя бы у тела погибшего брата, я уж не говорю о том, чтоб ему пришло в голову снять головной убор при входе в церковь. А ведь к этому приучали с раннего детства, такие вещи делались «автоматом».
Как и всякий уфимец, я с нетерпением ожидал сцен, связанных с Уфой. И мне показали! Лучше бы я не видел этой ненаучной фантастики. Вместо хорошо знакомой нам реки Белой показали нечто грандиозное – то ли Волгу, то ли Днепр (говорят, что снимали на Украине). Сама битва за Уфу (одно из крупнейших сражений Гражданской войны, между прочим!) больше похожа на некие местечковые разборки с парой пулеметов и тремя пушечками. В массовых сценах вообще не видно более пятидесяти человек одновременно, – лучше бы сделали на одну серию меньше, зато с достойной массовкой. В общем, сражение за Уфу ни на что не похоже, – ни Уфы, ни сражения нет и в помине...
Гибель Чапаева. В сериале этот эпизод, к сожалению, почти буквально копирует фильм 1934 года, как будто у авторов не было другого выхода. Однако это не так, ведь каким именно образом погиб начдив, точно не известно до сих пор; более того, некоторые свидетели утверждали, что Чапаев уцелел и даже попал к белым в плен, а в дальнейшем совершил побег. Кстати, на эту тему можно было построить вполне достойную интригу, чего, собственно, от авторов и ожидали.
И это не всё, во что хотелось бы «ткнуть носом» наших «мастеров экрана», хотя и этого достаточно, чтобы понять: с профессионализмом у нас в стране туговато. С сериалом «Страсти по Чапаю», как, впрочем, и со всеми другими, кинематографисты опять перегнули палку, регулярно впадая из одной крайности в другую. Получился, к сожалению, банальный ремейк, растянутый «в пространстве и времени» на целый десяток серий и нанесший тем самым серьезный урон нашему свободному времени. Хотя с таким богатым материалом можно было создать истинные шедевры. Но авторы пошли по кратчайшему пути, создав «киножвачку», с которой сидишь у экрана и вечер за вечером тупо смотришь на экран. И ждешь, когда тебе в пасть положат очередную порцию разжеванного, а то и уже переваренного материальчика, сдобренного стрельбой, подслащенного поцелуями и подкрашенного экзотикой. Впрочем, шоу-бизнес можно понять, – на то он и бизнес! А нам остается только просить прощения и у Чкалова, и у Чапая, и у «ночных ведьм»…
Геннадий ШЕВЕЛЕВ
Владислав МОРОЗОВ
Часть первая