Все новости
ХРОНОМЕТР
4 Февраля 2020, 18:31

«Тут стоял тюремный дом…». Часть вторая

Бирские тюремные учреждения: 300 лет истории Заключённые, имевшие навыки, занимались в мастерской шитьем арестантской одежды и обуви, постельных принадлежностей, изготовлением почти всего необходимого для тюрьмы, а прочие посылались на городские работы – возку тяжестей, пилку дров, рытье земли, очистку городских мест, исправление водосточных уличных канав и прочее.

Бирский следственный изолятор. Фото 1950-х годов. Здания, стены и ворота бывшего Свято-Троицкого монастыря.
В 1888 г. арестантами за работы было выручено 680 руб. 32 коп., часть из этих средств выдавалась работавшим при освобождении. С 1886 года при замке было заведено огородное хозяйство, желающих заключённых обучали кузнечному, столярному и сапожному ремеслу. Арестанты лечились в отделении при Бирской земской больнице, процент заболевших в разные годы составлял 10–20 % от общего числа заключённых, процент выздоровевших – более 70%.
В 1890 г. здания Бирского тюремного замка были перенесены на новое место, перестроены и значительно расширены. В конце XIX – начале XX века Бирская тюрьма находилась на северо-восточной окраине города на ул. Миллионной (ныне Интернациональной), между ул. Кладбищенской (Лермонтова), Гребенской (2-ой Пятилетки) и Ивановской.
В 1890 году в среднем на питание одного здорового арестанта в день расходовалось 4, 32 коп., в 1900 – 7 коп., в 1915 г. – 8 коп. На вещевое довольствие в 1890 г. было израсходовано 965,87 руб. В 1893 г. на содержание и лечение больных в год потрачено 3819 р., на лечение одного арестанта 5 руб. 10 1/2 коп. Жалование штатных надзирателей и надзирательниц в конце XIX – начале XX в., составляло от 180 до 360 руб. в год. Нанимались так же специальные надзиратели для наблюдения за арестантами, участвовавшими на внешних работах.
В 1896 г. при Бирской тюрьме существовала столярная мастерская в которой, по заказу местного земского склада, изготовляли земледельческие орудия: веялки и разборные ульи. В 1898–1902 гг., благодаря стараниям смотрителя Е.С. Логинова, производилась гнутая «венская» мебель, которая имела хороший сбыт. В июле 1902 г. на средства Бирского тюремного отделения была устроена тюремная больница. В 1905 г. по воскресным и праздничным дням устраивались чтения и беседы для арестантов, на которых присутствовало до 50 человек (60% всего населения).
К 1907 году здания тюрьмы уже требовали капитального ремонта или возобновления, но в октябре 1907 г. главный корпус сгорел. Часть арестантов была размещена в мастерской, остальные распределены по другим тюрьмам губернии. В 1909 г. помещения были переполнены втрое от принятой нормы. В 1912 г. проведены значительные ремонтные работы, а в 1913 г. получено разрешение Главного тюремного управления на сооружение новой тюрьмы, причём вместо проектировавшегося каменного корпуса решено возвести деревянный бревенчатый, но в 1915 г. (в этом году был издан последний «Обзор Уфимской губернии») строительство ещё не началось, и вероятно, в прежнем виде она оставалась в годы революций и гражданской войны.
При Бирском тюремном замке, по крайне мере, уже в начале 1880-х гг. была деревянная церковь во имя святого Благоверного князя Александра Невского, в 1902 году был возведен каменный храм. Содержался он на средства Уездного тюремного отделения и пожертвования благотворителей. Только в 1914 у тюремной церкви появился отдельный причт, до этого богослужения в воскресные и праздничные дни безвозмездно совершали священники, состоявшие директорами тюремного отделения.
Фотографии этой церкви, как и самой тюрьмы не сохранились. По свидетельству бирских старожилов храм имел два яруса: на верхнем располагались прихожане из города, внизу – арестанты и караульные, солдаты из команды сопровождения.
В 1896 г. говевших и удостоившихся принятия Святых Таин было 58 человек из 652 содержавшихся в заключении (примерно таким же было соотношение в других тюрьмах). Как отмечалось в «Обзорах Уфимской губернии» – «малое число говевших объясняется тем, что большая часть арестантов магометанского исповедания, для последних имеются при тюрьмах особые муллы и ахуны». В предреволюционные годы в Уфимской тюрьме была построена мечеть, в уездных тюрьмах постройка их планировалась.
С 1885 г. при всех тюрьмах губернии были заведены библиотеки из книг духовно-нравственного и исторического содержания, с 1890 г. приобретались журналы “Русский паломник” и “Воскресенье”. В Уфе и Мензелинске заключённых обучали грамоте, в Бирской тюрьме «обучение не могло происходить по тесноте помещений».
Кроме Уездной тюрьмы в Бирске, по крайней мере, уже в 1881 г. находился Арестный дом для заключённых по приговорам мировых судей. Располагался он в наёмном доме, в 1896 г. было построено специальное деревянное здание на 20 человек.
Процесс преобразований в пенитенциарной системе, который непрерывно шел с середины XIX в., привел к значительному улучшению условий содержания и реальной возможности возврата осужденных, особенно впервые осужденных, к нормальной жизни, их социализации. Хотя неизбежно сохранялся довольно большой процент, как тогда говорили «закоренелых преступников», уголовников-рецидивистов.
После окончания гражданской войны, в 1922 г. при Наркомате внутренних дел было организовано Главное управление мест заключения. Отдел принудительных работ комиссариата юстиции Башреспублики был переименован в Главное управление местами лишения свободы НКВД БАССР, в ведении которого находился Бирский кантонный дом, в 1924 г. переименованный в Бирский исправительно-трудовой дом.
В 1920-х годах в местах заключений ещё сохранялись достаточно гумманные условия содержания, а на волне революционного энтузиазма вводились дополнительные исправительные мероприятия. Так, например, Культпросвет Башцентрисправдома издавал газеты «Перо», «Воспитатель», и «Умтлу-Юлунда» – на башкирском языке (отдельные их номера сохранились в Книжной палате РБ). В них заключенные печатали свои литературные произведения, заметки о тюремном быте и другие материалы. Готовился к выходу литературный альманах. В Уфе заключенные ставили спектакли, организовывали концерты, лекции. Возможно, подобная работа проводилась и в Бирской тюрьме.
В 1924 году Бирский исправительно-трудовой дом был переведен в комплекс зданий закрытого в этом же году Бирского Свято-Троицкого женского монастыря. В Национальном архиве РБ сохранилось дело «О закрытии монастырской и тюремной церквей г. Бирска» от 1929 г. В нем есть Постановление Президиума БашЦИК от 06.07.1929 г. о передаче военному ведомству для постройки военного городка в г. Бирске, на строительные материалы каменных зданий «бывших тюремной церкви и бывшей монастырской церкви и часовен в г. Бирске». По всей видимости, вскоре после этого храмы были разрушены. В 1930–1940 гг. в Бирской тюрьме находилось большое количество репрессированных, многие из которых затем были сосланы в лагеря или расстреляны. В 1937 г. заключённых было около 2000, в одной из камер содержалось до 300 человек.
С 1950-х годов и в настоящее время здесь располагается Следственный изолятор. Если сравнивать размеры монастыря по дореволюционным фотографиям и размеры современного Изолятора, очевидно, что последний занимает примерно половину территории бывшей обители. По дореволюционным планам Бирска кладбище вплотную примыкало к северо-западной стене монастыря, большая каменная монастырская Троицкая церковь находилась вблизи этой же стены. Ныне между северо-западной стеной Изолятора и кладбищем существует пространство длиной около 100 метров. В конце 1920-х годов для Исправтруддома с северо-запада была возведена новая стена. По свидетельству старожилов при этом использовались надгробия с городского кладбища, в это время подвергшегося варварскому разорению. Бывшая территория монастыря, оказавшаяся за пределами новой стены, и место разрушенного монастырского Троицкого храма постепенно были застроены частными домами.
На территории современного Следственного изолятора сохранился каменный двухэтажный монастырский корпус, сохранилась так же часть стен и зданий бывшего Бирского Свято-Троицкого женского монастыря.
Часть первая
Янина СВИЦЕ