Все новости

Десять стихотворений месяца. Апрель 2023 г.

В поэтическом конкурсе «10 стихотворений месяца» за апрель 2023 года победила Наталья Партолина (Беларусь, г. Витебск). От всей души ее поздравляем!

Дмитрий ЗВОНАРЕВ
Фото:Дмитрий ЗВОНАРЕВ
Если вы пишете стихи, можете принять участие в конкурсе в мае (подробности – в Живом Журнале «Клуб друзей газеты “Истоки”» https://istoki-rb.livejournal.com/195913.html). Желаем успеха!

 

Наталья ПАРТОЛИНА, Беларусь, г. Витебск

Простая сказка-2

Сказка бывает совсем проста. Эта родилась так: Ева в подвале нашла кота. Скажешь: какой пустяк! Кот не считал себя пустяком – тощий, блохастый бог. Он убегал от судьбы ползком, но убежать не смог. Он отбивался от добрых рук, просто не веря в них. Он укусил, оцарапал. Вдруг сдался и просто стих в клетчатом пледе, как под бочком мамы давным-давно. Кот был совсем не знаком с лотком, долго дичился, но

Ева любила кота. А кот… кот не любил её.

Кот не давал почесать живот, Евино бытиё он презирал изо всех своих богово-кошьих сил. В мисочке «Вискас» три дня стоит. «Я тебя не просил! Я не просил ни спасать, ни мыть, блох выгонять, лечить. Я бы и сам до второй зимы смог бы вполне дожить!».

Зим оказалось больше, чем две. Странно, а он не знал. Сумрачно в кошичьей голове. Ласковей кот не стал. Нет, не давался на руки. Нет, по вечерам не пел.

Ева любила кота. В ответ кот её лишь терпел.

Только когда подползла болезнь Еву клешнями рвать, кот на колени тихонько влез – греть, говорить, урчать, страшное гнать, подставлять живот: ладно уж, почеши.

Ева любила кота. А кот… Просто он так решил.

Долго шептались потом врачи Еве, здоровой, вслед: «Думает, кот её излечил…».

Ева живёт. Кот – нет.

Жизни меняются, как пальто, крутится карусель. Если однажды ты был котом, ты узнаёшь их всех – тех, с кем когда-то прожил одну рядышком, бок о бок.

Карел выходит встречать весну, лысый, как колобок. Март, и капели стучат в висок, Карел слегка небрит. Вдруг он проходит наискосок к клумбе и говорит кошке, что ёжится на снегу с пятнышком на носу: «Я полюбить тебя не смогу. Но и сейчас спасу».

 

Александр АНДРИЕНКО, г. Нефтекамск

Портрет старика в красном

Словно о павших минута молчания

Затянулась на полчаса,

Свесив руки стоишь изваянием,

Подпирающим небеса.

 

Ботинки дубленой воловьей кожи,

Брезентовые штаны,

Уши так к шуму доков привыкшие,

Что аж больно от тишины

 

Этих музейных дворцовых залов,

Где роскошью ослеплена,

Твоя неуместная речь звучала,

Хотя на французском она.

 

Замерли каждый друг против друга:

Он на холсте, ты – перед ним,

Словно бы бег циферблатного круга

Принадлежит вам одним.

 

Кто ему волосы выбелил щелоком?

И вспахано кем чело?

Сколько рассветов, встреченных с колоколом,

Безвестно в закат утекло?

 

Тихо, смирено, совсем по-мужицки

Тяжкие руки сложил.

Сколько трудов и усилий таится

В переплетениях жил?

 

Кем его раны на сердце залатаны?

Где та, с кем делил постель?

Сколько внучат и детишек оплакано?

Опоры не будет ужель?

 

Судьбу словно хочешь переупрямить,

Стоишь, дыхание затая.

Безмолвно обветренными губами

Твердишь: «Он – это я».

 

Дружки, с которыми ты куролесил

В кабацком дыму до утра

В твоем граде имени Марсельезы,

После бурга Святого Петра

 

Вмиг обесценились и опостылели.

Не крепче воды стал хмель.

Выйдя из этой искусства обители,

Не будешь прежним теперь.

 

Теперь на вопрос «Что хотите увидеть

Вы в галерее картинной?

Хотите, покажем Вам живопись маслом?»,

Ответишь: Живопись жизнью!

 

lm_aslam16

Бессонные стихи

Всему виною этот ветер с Камы!

Бесчинствует на много километров,

Грохочет ставней, тучи рвет упрямо,

В окно колотит судорожно веткой.

 

Языческий и дикий ветер с Камы

Тревожит ум и восхищает сердце,

Несется над людскими головами,

Пугая грешных карой громовержца.

 

Он будоражит прошлые желанья,

Он в тихий омут вновь швыряет камни.

В ночи звучат неясные стенанья:

«Да как же я, куда же мне, куда мне?!»

 

С сиюминутным прошлое мешая,

Расплескивает воды синей Камы.

Заискивают волны, искушают:

«Спешим-шуршим! Бежим, дружище, с нами!»

 

От ветра сердцу столько беспокойства.

С потерями смириться невозможно.

С годами разум человека двойствен,

Принять не хочет истин непреложных.

 

Читаю и бессонницею маюсь,

Но мудрости все нет, и нет покоя.

А воды Камы, с Белою сливаясь,

С трудом становятся одной рекою.

 

Евгения НОСОВА, г. Белорецк

*  *  *

Пункт первый. Облака не лгут.

Их тоже рвут, их тоже бьют.

И лгать им вовсе нет резона.

Теряют перья. Небо пьют.

И уползают к горизонту.

Пункт первый. Облака не лгут.

 

Вторым не ведомы пути.

Пусть не для них сияют звёзды, –

Зерно Любви у них в горсти.

Его им нужно донести.

Спасти, спасти, спасти, спасти.

И прорастить, пока не поздно.

Вторым дарованы пути.

 

А третьих просто Бог хранит.

Вдыхает свет в глаза и души.

И бесконечностью манит.

Ведёт и в море, и на суше.

Они умеют слышать, слушать.

Они не хуже и не лучше.

Ведь третьих просто Бог хранит

И бесконечностью манит.

 

Так, прирастая по строке,

Мы продвигаемся к рассвету.

Несём хрустальную планету,

Как мотылька на лепестке

Иных миров, открытых Свету,

По межсезонью – к лету, к лету.

Такую хрупкую планету

Несём в сердцах. Рука в руке.

Жизнь прирастает по строке.

 

Тимур ГАФУРОВ, г. Уфа

Берёзы 41-го года

Он не узнал, что кончилась война,

Его убили утром на рассвете,

А в этот день так радуясь победе

Цвела сиренью ранняя весна.

 

Он не пришёл, не постучался в дверь,

Не сел к столу, не снял шинель устало,

Над городом чужим на пьедестале

Прижав ребёнка он стоит теперь.

 

В тот страшный год мужчины вдруг ушли

Всё побросав, не докосив покосы,

И вместо хлеба выросли берёзы,

И жалобно кричали журавли.

 

Но всё прошло – спокойней стали сны

И светит солнце и желтеет нива,

А память о солдатах той войны

Хранят берёзы 41-го призыва.

 

Лидия ШИШКО, Беларусь, г. Витебск

Мы все приходим в мир для теплоты

Мы все приходим в мир для теплоты

Гостями жизни: снов и пробуждений.

Тебя давно уж нет, но шлёт цветы

Былой любви верстальщик сновидений.

 

Курсивом испытаний на Земле

Останемся в столетьях на руинах.

А может, прорастём цветком в золе

И словом нерассказанным в былинах.

 

Затёкшие помарки как штрихи –

От осени пылающей ранимость.

Соизмеримость веры, где грехи…

И подлинность заката над рябиной.

 

Ещё собачий лай в конце села.

И тополиный пух с пыльцой в июле.

И ночь, что чувства наши не сожгла.

И петухи, что так и не уснули.

 

В последних трёх букетах февраля

На грани тишины, того, что чует...

Неописуем звук надрывной «ля»,

Как той, что без тебя меня врачует.

 

Ирина САВЧЕНКО, Беларусь, г. Минск

Под созвездием Гончих Псов

Колдует весна на крыше

С магнитами полюсов.

В макушку планеты дышит

Созвездие Гончих Псов.

 

Пульсирует Сердце Карла,

Маня в неземную высь.

Туманная фата-моргана

Нашёптывает: «Держись!»

 

И в жизненном кратком часе

Под вихрями лунных лет

На трудной вселенской трассе

Оставлю незримый след

 

И в знаках небесной бездны

Суровый вердикт прочту,

Но в тысячный раз воскресну,

Пикируя на мечту,

 

Где в длинном хвосте кометы

Дрейфует роскошный день,

И прячутся сны в рассветы,

Поскольку сбываться лень.

 

И я потеряюсь где-то

Над россыпью белых звёзд

В обнимку с грядущим летом,

Шагающим в полный рост.

 

И я поцелую счастье

В щекастый овал лица.

Господь, помоги – НЕ стать мне

Началом его конца!

 

Лариса НЕПОВИННЫХ, г. Саратов

Старый дом

Грустит у Волги старый дачный дом,

Заросший садик и седая крыша.

Окошки открываются с трудом,

Весёлых голосов вокруг не слышно.

 

Скрипят ступени шаткого крыльца,

Хозяйку пожилую привечая.

Она пройдёт, вздыхая без конца,

Чтоб молча на веранде выпить чаю.

 

Дом полон книжек, кубиков, машин –

Игрушек сына, ну а после – внука,

Что незаметно вырос, стал большим.

И в дом тихонько заглянула скука.

 

Знал дачный дом другие времена:

Со всей округи собирались дети,

Играли в прятки с самого утра,

Укутываясь в волжский свежий ветер.

 

Из кубиков большие города

Ребята увлечённо возводили.

Куда, стуча, летели поезда,

Машины деловито торопились.

 

Светилась дача бликами окон,

И ветер платье занавесок мерил.

Вареньем пах уютный старый дом,

Для детворы открыв радушно двери.

 

Вздохнёт хозяйка: были времена,

И под ногою скрипнет половица...

Игрушками решила вдруг она

С соседской ребятнёю поделиться.

 

Всё на лужайку вынесла, во двор,

И у калитки детский люд собрался:

И вновь машины мчат во весь опор,

И старый дом опять заулыбался.

 

Ксения РОМ, г. Самара

«Я – царь, я – раб, я – червь, я – Бог!»

(по крылатому следу Гавриила Романовича Державина)

*  *  *

Поэт. Писатель. Женщина. Словесник.

Учитель. Мама, тётя и сестра.

Я нежной быть могу, могу быть дерзкой:

Подруга. Сослуживка и жена.

 

И шествовать по-царски (я ж царица!),

И планомерно мЕчты воплощать.

По совместительству ещё я королева

И спец по хайпу (йошкин, вашу мать!).

 

И в подчинении, и словом подчиняю,

И вдохновляюсь или вдохновлю,

Смотря какой ногой земли касаюсь,

Смотря какую жидкость утром пью.

 

Дышу ли глубоко иль задыхаюсь,

Взгляд мой то гладит нежно, то разит

Вас ласковыми нежными лучами,

Иль жжёт, испепеляет лазерный блиц-криг.

 

Красою не блещу миссис-вселенской,

Не 90 и не 60.

И рост мой не сродни берёзкам мценским,

Природой данные и грудь, и нос, и зад.

 

Дождинки и снежинки собираю,

Рифмую жизнь – по строфам иногда.

И за семью свою стою горою,

Коль на порог пришла незваная беда.

 

Воительницей вряд ли называюсь.

Волшебница – для близких и друзей.

Рассветом и закатом умываюсь

И облачаюсь в покрывало дней.

 

Пускай судьба бьёт шокером и током –

Корнями держит матушка-земля.

Богиня. Где уж быть мне Богом,

Коль женщиной вы создали меня?

 

Я света луч и отблески зарницы,

Я в сердце совмещаю рай и ад.

Я в небе расправляю крылья птичьи,

А на земле свой взращиваю сад.

 

И хоть я нечто из ребра Адама

И Господом подругой создана,

Свой голос подаю, пускай неправый

(Муж и жена де факто вместе – Сатана).

 

Не феминистка. Гендерных различий

Не суждено мне в жизни превозмочь.

Я «слабый пол», тогда как «сильный» хочет

Во мне лишь маленькую видеть кроху-дочь.

 

Но, мудрости корону надевая,

Истории я подвожу итог:

Поэт. Писатель. Женщина и мама.

Я – царь, я – раб, я – червь, я – Бог!

 

Виктория ЧЕРКАСОВА, г. Кумертау

*  *  *

"Ча, ча, ча" в олдскульной реальности...

Безумен мир, и меры он не знает...

Здесь царь – не царь, певец здесь не певец...

Болтает телик, разве он устанет?

А ты ответь, вот ты чего гонец?

Можно реветь у будки телефонной...

Но убраны они n лет назад...

Боялся, помнишь, рифмы ты глагольной

Там в юности? В душе ты с детства – бард...

Нет будок телефонных, нет возврата,

В то время, где за жвачкою толпа...

По местному "Арбату" шёл на "Брата"...

Средь луж и стекол вытворяя "па"...

 

Подготовила Елена Луновская

Приглашаем принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте https://istoki-rb.livejournal.com/195913.html

Читайте нас в