Все новости
ПОЭЗИЯ
13 Июня 2019, 14:27

Ведь мысль и в полной темноте трепещет

Владислав ЛЕВИТИН Владислав Левитин – живой, проверенный временем и глубоко выдержанный поэтический голос. Его несуетная манера письма – суть попытка ответить на крайние вопросы нашего современного житья-бытья. Соразмерность – краткость, здравомыслие, музыкальность и философичность его строф – неизменно притягивает внимание вдумчивого читателя. Но его стихи не только возбуждают читательскую мысль, но, что особенно важно, питают и чувство прекрасного, если таковое хотя бы в зачатке сформировано у любознательного читателя стихов. Алексей КРИВОШЕЕВ

Осенний дождь
Осень промокла под липким дождем;
Тайное знание кроется в нем;
Чем-то рассержен он в серости дня,
В сумраке струи свои наклоня,
Тучами мучит он небо вокруг,
Косо он смотрит – не враг и не друг.
Где же затеряна наша вина?
В дымке застывшей она не видна.
* * *
В смешенье, беспорядочном порой,
Возникнет жизнь из форм, из слов, из красок
И, возмущая вековой настрой,
Уводит тайну с проторенной трассы.
Эклектика, как лексика, пестра;
И выбор слова часто живописен.
Где было яркое пятно с утра,
Под вечер мрак непостижимых истин.
Сквозь них проходит мирозданья нить.
Разгадка тайны – это ль не утрата?
Но что-то нужно в мире изменить
И вырваться из черного квадрата.
* * *
Я тасую колоду на счастье-удачу,
Будет туз мне червовый и дама бубей,
И шестерка тропинкою узкою к ней,
И богатство, что я и во век не истрачу.
Мне об ноги потерся с нечаянной лаской
Старый кот, что, как пес, охраняет мой дом;
И не ворон – ворона кричит за окном;
И смешал я все карты на скатерти красной.
Позабыто, что было, что есть, и что будет.
(А по картам раскидана чья-то судьба).
Не начнется ль отсчет с нулевого столба?
Лучше выкину карты, куплю себе бубен.
Буду выть заклинания громко и долго,
Ведь народу они чрезвычайно нужны,
Буду бить в бубен сильно под вопли жены,
Как положено при выполнении долга.
Только кот неприкаянно будет мяукать,
И тогда созовет со двора он друзей;
И кошачий концерт как валидность идей
Аргументом послужит для нашей науки.
Сентиментальный мотив
Взгляд потерян. Слабая улыбка.
В переходе девочка со скрипкой.
Всхлипывают струны трепетно и тонко,
И слеза на кончике смычка.
Барабанная меж нами перепонка,
И с монетой тянется рука.
Здесь Сен-Санс для нас сейчас в концерте
Музыки на стоптанном цементе.
Зимний полустанок
Каждому, каждому в лучшее верится,
Катится, катится голубой вагон.
(Э. Успенский)
Тревогой гудок разорвал полусон,
Развеяв дремотную лень полустанка;
Казался застывший, пустынный перрон
Вороньим подранком.
Колеса по рельсам бегут и стучат
Кому-то далекому азбукой Морзе,
И лампа накаливанья Ильича
На будке замерзла.
А мимо перрона гремят поезда –
Ни взмаха руки, ни платка, ни прощанья,
И над горизонтом восходит звезда
В наш зал ожиданья.
* * *
Сохранит ли память зимний вечер,
Веток сеть под светом фонаря,
Иль моих воспоминаний ветер
Все сметет поземкой декабря?
И бесшумно в темноте предночной
Лица, лица из прошедших лет –
Что-то расплылось, а что-то точно,
Как вот эта пачка сигарет.
Мне поговорить бы с ними надо
И поправить в жизни что-нибудь,
Но они молчат, стоят лишь рядом,
Будто знают тайны судеб суть.
И к утру нестойкою походкой
Ночь проходит в рваном забытье
И по снегу свежему в охотку
Новое напишет житие.
* * *
В далеком уголке сознанья где-то,
Куда дорогу сразу не найти, –
Пылятся там мои забытые мечты –
Несбывшихся надежд неверные следы.
Они лишь иногда заметны в свете
Мерцающего Млечного пути,
Где бродят призраки давно прошедших дней
Среди теней в пространстве памяти моей.
Весенняя мечта
Дошел до середины март. Весна.
Сугроб чернеет холодно и сыро.
На дереве ворона, и она
Мечтает обрести кусочек сыра.
У каждого мечта, наверно, есть,
Что дремлет в глубине сознанья где-то.
А сбудется она иль нет – бог весть –
Но хочется, чтоб все ж сбылась до лета.
* * *
Только кто там взывает в эфире?
Кто остался еще при делах?
(Айдар Хусаинов)
Мне надоел сегодня телек.
Талдычит он, с ракетой мы,
Имея светлые умы,
Достанем всех и вся на деле.
Уж лучше с корочкой картошки
Нажарю я сковороду,
Соленый огурец найду
И выпью водочки немножко.
И как-то полегчает сразу,
И весь тот долгий, бодрый бред,
Что к нам пришла пора побед,
В короткую сольётся фразу
Или в словечко, что на «х»,
Но чтобы не звучало грубо
Для наблюдающего с дуба,
Переведу я – «чепуха».
Конспирологическое
Химеры из снов
И будущих дней.
(Ида Лабен)
На просторах широких родной стороны
Все мы верим, что мы и чисты, и честны,
И духовны – и в этом мы миру пример,
Как плодятся несметные стаи химер.
И на правде табличка висит «Это ложь»,
Надо б крикнуть погромче: «А вынь да положь!».
А положат – и в миг ты прикусишь язык,
Ведь и правду ты слышать пока не привык.
Кто-то вновь перепутал, где свет, а где тьма.
А быть может, нарочно он сводит с ума?
Оптимистическое
Как хочется надеяться на лучшее,
Чтоб навсегда, не просто так по случаю.
Оно наступит тихо, не лихача,
Подпишут акт приема-передачи,
Я вдруг опять смогу вдохнуть свободы
Под нашим сине-серым небосводом,
И полюблю все сущее несущее –
Как хочется надеяться на лучшее!
* * *
И вдруг захотелось мне
Косые дожди отдернуть
На полуслепом окне.
(Вирель Андел.)
Over many a quaint and curious volume of forgotten lore…
(Edgar Allan Poe)
Я сдерну дождя занавеску с окна,
По улице солнцем сверкнет тишина;
И с желтых от времени книжных страниц
Сорвется веселая стайка синиц.
Мне память разыщет тот сладостный миг,
Когда прикоснулся к могуществу книг,
Без устали денно и нощно читал,
Пытаясь найти в них начало начал.
Увы, не нашел; и тогда, уходя,
Завесил окно пеленою дождя.
Амулет
Мы живем в иллюзорном пространстве
На нелепом двухмерном клочке
В состоянии вечного транса
С амулетом на счастье в руке.
В этой плоскости замкнутость круга,
Очертила нам жизненный путь,
Затянув нас надежно и туго,
Заменив собой сущность и суть.
Мы не знаем других измерений,
И желания, в общем-то, нет;
И от страха и собственной лени
Уповаем на свой амулет.
* * *
С голубизны небес, как вихрь капризный,
Сквозь явь летит ночной прозрачный призрак.
Все было, чего и не было, и нет.
И заглянув в прореху мирозданья,
На свой вопрос ища себе ответ,
Я нищ и гол, прошу я подаянья,
Отчаянно молю, чтоб не гасили свет.
Но для чего, зачем и почему?
Ведь мысль и в полной темноте трепещет.
Но одного я все же не пойму:
Что я для мирозданья? Чет иль нечет? –
Так пару не найдя к вопросу своему.
И кажется порой, что я в пустыне,
Где жил тысячелетья и доныне.