Все новости
МЕМУАРЫ
13 Марта 2023, 19:22

Солнце всходит и заходит. Часть сорок четвертая

Жизнь и удивительные приключения Евгения Попова, сибиряка, пьяницы, скандалиста и знаменитого писателя

Е. Попов, А. Парщиков, С. Васильева.
Е. Попов, А. Парщиков, С. Васильева.

В 2000 году в Москве прошел Всемирный конгресс Международного ПЕН-клуба, лейтмотивом которого было обвинение России в геноциде чеченского народа и его культуры. Конгресс принял грубо политизированное заявление, обвиняющее Россию в этих преступлениях.

Василий Аксёнов, Владимир Маканин, Валерий Попов, Михаил Успенский, Евгений Попов и многие другие известные писатели, члены Русского ПЕН-центра в своем «особом мнении» резко выступили против этого заявления. Что вызвало гневное осуждение их «неправильного» поступка Лондонской штаб-квартирой. (Об этом речь пойдет особо.)

В 2007 году ушел из жизни директор Русского ПЕН-центра Александр Ткаченко, который прекрасно работал в ПЕНе, координировал правозащитную деятельность и умел обеспечить финансовое благополучие Русского ПЕН-центра законными способами.

Директором через некоторое время стал М.И. Демченков, практически исполнявший «при Ткаченко» только функции завхоза и порученца.

Его финансовая деятельность многие годы практически была бесконтрольной. В уставную правозащитную деятельность он почти не вмешивался, зато развернул на площадях арендуемого ПЕН-центром у Москомимущества здания (634 кв. м) предпринимательскую и коммерческую деятельность, которая тщательно скрывалась от рядовых членов ПЕН-центра и подавляющего большинства членов Исполкома. Незначительная часть доходов шла на дорогостоящее содержание ветхого здания ПЕН-центра, пришедшего при Демченкове в ужасное состояние, бОльшая часть – директору, который « с барского плеча» скудно делился незаконными доходами со своим окружением. Кроме того у многих писателей якобы на нужды ПЕН-центра выманивалась половина ежегодных государственных стипендий и субсидий, выделяемых Министерством культуры, что составляло около 1.000.000 руб. ежегодно и практически нигде не учитывалось.

Как говорит наш герой, «С 2009 года Лондонская Штаб-квартира Международного ПЕН-клуба отказывалась заверять любые документы Российского отделения, уверяя нас в том, что Русский ПЕН-центр – автономная организация, и при этом продолжая активно вмешиваться во внутренние дела нашего ПЕН-центра. В свою очередь, Минюст РФ требовал, чтобы все наши документы были заверены Лондоном. Многие годы длился этот юридический казус, что вполне устраивало М.И. Демченкова, который ухитрился самовольно внести в ЕГРЮЛ следующие беспрецедентные изменения. В список учредителей вдруг попали люди, которые ими не являлись, а некоторые здравствующие учредители потеряли свой статус».

Битов, занятый множеством других важных дел, доверил правозащитную деятельность Русского ПЕН-центра популярной писательнице Л.Е. Улицкой. Вместо капитального ремонта Демченков «украсил» здание ПЕН-центра с оголенной проводкой и проваливающимися полами недорогим, но красивым сайдингом. Антироссийские политические заявления Исполкома и отдельных членов Русского ПЕН-центра, выступавших от имени всей организации, сыпались как из рога изобилия. Финансовую подпитку «деятельности» этой части Русского ПЕН-центра – по словам Л.Е. Улицкой, сказанным на одном из Исполкомов – уже тогда начал осуществлять Г.К. Каспаров.

Все это не соответствовало заявленным в Уставе целям и задачам Русского ПЕН-центра, и в 2015 Минюст РФ вынес Русскому ПЕН-центру предупреждение и потребовал прекратить противоуставную политическую деятельность.

В 2014 году президент Битов, в это время уже тяжело болевший, опубликовал открытое письмо о гибельности курса Улицкой. Это письмо поддержало подавляющее большинство ПЕНовцев. Улицкая была вынуждена уйти в отставку. Был исключен из Русского ПЕН-центра грязно оскорбивший Битова небезызвестный радиожурналист господин Пархоменко, нынче нашедший пристанище в Колумбийском университете. К сожалению, некоторые его друзья, единомышленники и настоящие литераторы, которым он задурил голову, вышли тогда из Русского ПЕН-центра. Впрочем, это их выбор, поддаваться на провокации или делать выводы самостоятельно. Именно пропагандист Пархоменко стал одним из исполнителей инспирированного Лондоном доклада «Жесткое подавление свободы слова в России. 2012–2018 год», полном вранья и неточностей.

В 2016 году президентом Русского ПЕНа, с соблюдением всех требований Устава и законов РФ, при поддержке А.Г. Битова на Общем отчётно-выборном собрании был избран Евгений Попов. Курс наконец-то сменился и пришел в полное соответствие с изначальным Уставом 1921 года, завещанным еще Д. Голсуорси, где ясно было сказано, что «при всех обстоятельствах, и особенно во время войны, национальные или политические устремления не должны оказывать влияния на произведения искусства, на дело защиты гуманизма».

Новым руководством за последние годы сделано множество заявлений и обращений. Главные темы: защита прав журналистов и писателей не только в России, но и на (в) Украине, в Прибалтике, республиках Закавказья и Средней Азии. Русский ПЕН-центр взывал к милосердию, защищал ВСЕХ униженных и оскорбленных вне зависимости от их национальности, гражданства и партийной принадлежности. Здесь и Олег Сенцов, обвиненный в терроризме, и поэт Олесь Бузина, убитый в Киеве. В ПЕН стали обращаться библиотекари, музейщики, и организация, как могла, помогала им.

Русский ПЕН вступался за несправедливо осужденных журналистов и за права русскоязычных граждан независимых Прибалтийских стран, взывал к милосердию, просил писателей использовать свой авторитет « в мирных целях», а не для разжигания злобы и нетерпимости. Не всегда успешно, увы. Но все же иногда удавалось помочь людям. И вот это независимое поведение не понравилось отдельным выборным лицам из руководства Международным ПЕН-клубом, стремившимся и до сих пор стремящимся превратить писательскую правозащитную организацию в оппозиционную политическую партию.

Чтобы нейтрализовать наглядное влияние Русского ПЕН-центра на российскую и мировую общественность, Лондонская штаб-квартира спешно, вопреки собственному Уставу, создала и легализовала в 2017–2018 гг. две «карманные» организации: «Петербургский ПЕН-клуб» и «Ассоциацию свободного слова. Москва-ПЭН». А в Норвегии появился радикально настроенный «Чеченский ПЕН-клуб», состоящий из ЧЕТЫРЕХ человек. О нем мало кто знает в настоящей Чечне, видные писатели которой являются членами настоящего Русского ПЕНа.

Для преодоления юридического тупика в ноябре 2018 года Русский ПЕН-центр снова обрел изначальный, законный статус общественной организации, которая ведет свое существование с 1989 года. Президентом и этой, а практически той же самой, но всего лишь переименованной организации был избран Евгений Попов, что не противоречит уставу Международного ПЕН-клуба и законам РФ.

Казалось бы, все конфликты преодолены. Но не тут-то было. С одной стороны – бывший директор М. Демченков, полномочия которого истекли в 2018 году, предпринял всё, чтобы прекратить деятельность российского отделения Международного ПЕН-клуба. Из-за его действий организация потерпела ущерб в сумме около 5 340 000 рублей. Около СОРОКА писателей потеряли в 2018 году стипендии и субсидии, не был реализован грант администрации президента, выделенный на премию имени Фазиля Искандера, был закрыт счёт в Сбербанке, не осуществлялись коммунальные платежи, МЧС опечатало, как пожароопасное, здание по адресу ул. Неглинная, 18/1, стр. 2.

Е.Попов, Б.Ахмадулина, Ольга Матич, американская славистка-соколовед, Майя Кармен (супруга В.Аксёнова), Б. Мессерер, Саша Соколов и его супруга Марлен Ройл.
Е.Попов, Б.Ахмадулина, Ольга Матич, американская славистка-соколовед, Майя Кармен (супруга В.Аксёнова), Б. Мессерер, Саша Соколов и его супруга Марлен Ройл.

За грубые финансовые и административные нарушения Исполком постановил уволить М.И. Демченкова с поста директора и исключить его из членов Русского ПЕН-центра. Сейчас его темными делами занимается прокуратура. Директором был избран известный поэт, эссеист и общественный деятель Андрей Новиков-Ланской, но ему так и не удалось приступить к своим обязанностям из-за противодействия Демченкова и его команды. То есть деятельность Русского ПЕН-центра в качестве Отделения фактически была прекращена уже в начале 2019 года, и если бы вовремя не вернулись к статусу 1989 года, Русский ПЕН-центр давно прекратил бы свое существование к великой радости экстремистов-политиканов «слева» и «справа».

С другой стороны, отдельные временно избранные руководители Международного ПЕН-клуба, недовольные политикой «поверх барьеров», вопреки Уставу и Хартии продолжали грубо вмешиваться во внутренние дела организации, жаждали сместить нынешний Исполком Российского отделения и президента – нашего героя, придерживавшегося «линии позднего Битова», в чем его обвиняли недоброжелатели.

Поощряемая ими «инициативная группа» Демченкова безуспешно пыталась несколько раз организовать незаконные Общие собрания, рассылала в различные инстанции фальшивые письма якобы за подписями известных литераторов, не гнушалась и прямой клеветы.

Их лондонские покровители пошли на прямой подлог. В частности, Международный секретарь Кэтлин Калдмаа, выдавая желаемое за действительность, 10 мая 2019 года поспешила возвестить городу и миру о смещении Евгения Попова на собрании, которое должно было (!) состояться 20 мая, но не состоялось до сих пор.

Исполнительный директор Международного ПЕН-клуба Карлос Тёрнер не пригласил на Конгресс ПЕН-клуба в Маниле (Филиппины, 2019 г.), представителей законного Русского ПЕН-центра, зато там присутствовала самозванка, мало кому известная русская дама…

Как говорит Евгений Попов, «В принципе, нам до этого нет никакого дела. Мы не можем кому-либо запретить нарушать уставы, законы и сходить с ума. Организовывать союзы, партии, ассоциации и т. д., врать, передергивать и мошенничать. Объявлять себя президентами, королями, шахами. Но мы, известные русские писатели и граждане своей страны, не позволим вытирать о нас ноги и диктовать нам как жить. Нас 200 человек, большинство из которых «ветераны» Международного ПЕН-клуба. Мы в отличие от наших «оппонентов» свято чтим Хартию и Устав Международного ПЕН-клуба. Мы терпеливо выполнили все требования, желая погасить конфликт, пошли даже на унизительное НОВОЕ вступление старых членов Международного ПЕН-клуба в организацию, в которой они и так состоят уже по 40, 30, 20 лет, но и это закончилось пшиком. Мы не рабы, рабы не мы. Мы любим свою страну, литературу и друг друга. Мы боролись и будем бороться за свободу и демократию». Тут, кажется, все ясно. Неясно, собственно, одно – как будет жить с такими ангажированными руководителями, пытаться сохранить хоть какой-то авторитет в мире Международный ПЕН-клуб.

Тем не менее, жизнь Русского ПЕН-центра идет свои чередом. На мероприятия собирается, что называется, вся Москва. Премия Фазиля Искандера набирает авторитет. Круг «ПЕНовцев» расширяется – но, конечно, не взрывными темпами, кого попало в организацию не берут.

 

Говорит Евгений Попов

Увы, с годами всё изменилась, и если раньше я общался с Окуджавой, Виноградовым, Евтушенко, Ахмадулиной, то их сейчас давно на свете нет, а кто теперь на их месте – я лучше помолчу.

Годы пребывания в ПЕН-центре убедили меня в правоте анекдота: что бы ни делали на бывшем пулеметном заводе, все равно получается пулемет. Кроме профсоюза, писателям ничего не нужно, уверен я. А может, и профсоюз не нужен.

Впрочем, разброд и шатания в ПЕН вроде бы преодолены, всё медленно приходит в норму, и он становится таким, как мечтал Голсуорси – «поверх барьеров». По крайней мере у нас.

 

Глава XVIII. НОВЫЙ ВЕК

 

Окончательная ясность

Все помнят, чем – по крайней мере, формально – закончились 90-е: новый президент, новые надежды… Как поэтично писал наш герой, «В последние минуты Второго тысячелетия Ельцин передоверил управление Державой средних лет полковнику КГБ Путину, и тот заверил население, что всё будет ОК, если население постарается, а он приложит к этому необходимые усилия». Для нашего героя первые годы нового столетия были, с одной стороны, годами стабильности: «Итак, жизнь продолжалась. Теперь я уж не был андерграунд и отщепенец, а оказался полезным и уважаемым членом страны, которая вновь зовется Россией и перманентно встает с колен. Все было хорошо» (как вспоминал он это время гораздо позже).

Социальная активность его свелась к активному сотрудничеству с ПЕНом, в котором, несмотря на все описанное выше, оставалось достаточно энергии на внешние свершения (хотя тут тоже не все было однозначно).

«Я тогда еще не был президентом или вице-президентом ПЕН-центра, а был обыкновенным его учредителем и состоял в Исполкоме, таким советским словом называлось и называется Правление этой организации. В ПЕНе с 1991 года властвовал бессменный президент Андрей Георгиевич Битов, а все практические дела вершил директор, поэт Александр Ткаченко, удивительно ПЕН-центру подходивший. Он дневал и ночевал в здании ПЕН-центра на улице Неглинной, ухитрялся добывать западные гранты, а также сдавать в субаренду первый этаж выделенного нам мэром Лужковым двухэтажного дома. Благодаря этому денег тогда у Русского ПЕН-центра было полно, и самая его верхушка каждый год имела возможность выезжать для борьбы за свободу слова и против цензуры на дорогостоящие Международные конгрессы ПЕН-клуба в разные экзотические уголки планеты. На деньги западных грантодателей осуществлялась и защита некоторых членов ПЕН-центра: поэтессы Алины Витухновской и военного журналиста Григория Пасько, обвиненного в передаче Японии секретных сведений. Позже был введен закон об «иностранных агентах», а также стало понятно, что сдача в субаренду арендованной у города площади является уголовным преступлением, хотя честный Алекандр Ткаченко весь этот тайный доход, в отличие от сменившего его деятеля, направлял на нужды ПЕНа».

Продолжение следует…

Предыдущие части
Автор:Михаил ГУНДАРИН
Читайте нас в