Все новости
МЕМУАРЫ
20 Января , 16:00

Мой век. Часть десятая

Воспоминания и раздумья, статьи и интервью

Корпуса ВКШ сегодня принадлежат Московскому гуманитарному университету
Корпуса ВКШ сегодня принадлежат Московскому гуманитарному университету

Вторым секретарем горкома, отвечавшим за идеологическую работу, была Антонина Ядреникова, женщина твердых жизненных позиций, беспредельно верящая в коммунистические идеалы и в то же время весьма общительная, веселая. Мы с ней проработали вместе лишь один год, а затем я уехал из Сибая и потерял ее из виду. Секретарем по вопросам школьной молодежи была Валентина Евтеева, девушка очень веселая, готовая всегда прийти на помощь по любому вопросу. Зав. сектором учета комсомольцев была Светлана Гильметдинова, женщина чуть старше всех нас, рассудительная, хозяйственная, для всего аппарата горкома комсомола она была как мать или старшая сестра.

В такую среду пришел я заведующим отделом комсомольских организаций, заворгом, для краткости. Адаптироваться и понять, что мне надо делать в аппарате и в городских комсомольских организациях, помог мой друг и предшественник по работе в горкоме Булат Исхаков. Он, как и я, закончил Баймакский горно-механический техникум, по той же, что у меня, специальности разработчика рудных и россыпных месторождений, только на два года раньше. Ушел он из горкома, поступив в Ленинградский горный институт. На первых порах моей работы он мне хорошо помог, очертив мои обязанности и возможности.

Еще об одном друге будет здесь уместно вспомнить – об Анатолии Свиридове. Когда я начинал работать в горкоме комсомола, Толя работал на железнодорожной станции Сибай и был там неосвобожденным секретарем комитета комсомола. Мы с ним сблизились впоследствии, когда я ушел с этой работы, а он пришел в горком ВЛКСМ на мое место. В последующем он был и первым секретарем горкома ВЛКСМ, и секретарем горкома партии, и мы с ним были друзьями до конца его жизни. Ушел он рано, прожив чуть больше 60 лет.

Год жизни и работы в Сибайском горкоме комсомола был наполнен разнообразными событиями. Было интересно постигать комсомольскую работу, расширять кругозор, участвуя в различных семинарах, конференциях, совещаниях. Уже в начале 1969 года меня направили на месячные курсы в Зональную комсомольскую школу в г. Куйбышев (ныне Самара). Пожалуй, именно тогда у меня начало формироваться мировоззрение комсомольского работника, убеждение в необходимости моего труда на этом поприще. Правда, горняцкое прошлое еще давало о себе знать, в том числе и воспоминаниями о высокой заработной плате, но новая непростая работа постепенно затягивала. А вскоре произошло событие, которое полностью изменило мою жизнь. В июле 1969-го проходил трехдневный семинар заворгов райкомов и горкомов ВЛКСМ в Уфе, в учебном центре «Елочка», был такой центр у обкома комсомола. На этом семинаре в присутствии первого секретаря обкома ВЛКСМ Абрара Ярлыкапова и второго секретаря Юрия Маслобоева мне было поручено выступить. Тема была определена заранее, я по ней был досконально готов и выступил неплохо. Как впоследствии оказалось, это было «смотринами» перед направлением меня от Республики Башкортостан на учебу в Москву в только что открытую Высшую комсомольскую школу. Безусловно, в выборе моей кандидатуры для направления на учебу сыграло роль не только мое выступление, но и уровень работы в Сибае.

Здесь уместно остановиться на одном очень важном для меня обстоятельстве – на первом знакомстве с Абраром Бадретдиновичем Ярлыкаповым. Он родом из Зилаирского района, по башкирским определениям – зауральский башкир. Для республики это имело и имеет большое значение. У выходцев из Зауралья много характерных особенностей. Это и язык, который является основой литературного башкирского языка, и особенности черт характера, и даже внешность. Особенно притягательными в выходцах из Зауралья являются их очень грамотный, красивый язык и верность башкирским обычаям. Может быть, ощущение меня как земляка сыграло роль в решении первого секретаря обкома ВЛКСМ о направлении меня в Москву. С тех давних времен наши отношения с Абраром – скорее братские, чем дружеские. Мы и сегодня, проживая в Москве, находимся в постоянной связи, стараемся помогать друг другу хотя бы советом. А.Б. Ярлыкапов – профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы, доктор наук, действительный член Российской академии естественных наук. Абрар Бадретдинович не только выдающийся экономист. Его теоретические работы и практическая деятельность играют значительную роль в развитии межнациональных отношений в России, Башкирии и в Москве, недаром многие годы он занимал пост заместителя председателя Комитета общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы.

...ВКШ открывалась непросто, принимались решения и в ЦК КПСС, и в Совете Министров СССР, видно поэтому приемные экзамены и все процедуры открытия нового вуза несколько затянулись. В сентябре мы сдали вступительные экзамены, в октябре было зачисление, торжественное открытие ВКШ и начало учебного года. Из Башкирии направили несколько комсомольских работников, но по результатам экзаменов зачислен был я один.

Самое время рассказать, что же это был за вуз и в чем его отличие от других учебных заведений.

На первом курсе ВКШ, 1969 г.
На первом курсе ВКШ, 1969 г.

Высшая комсомольская школа – это детище ЦК ВЛКСМ во главе с первым секретарем ЦК Евгением Михайловичем Тяжельниковым. Решение принималось ЦК КПСС при личном участии генерального секретаря Леонида Ильича Брежнева. При этом, надо отметить, были разные варианты – и отделы при высших партийных школах, и факультет какого-либо московского вуза, и т. д. Но настойчивость Е.М. Тяжельникова позволила создать отдельный вуз по типу Центральной комсомольской школы, которая начала функционировать еще 1 февраля 1945 года и действовала до 1956 года. То было двухгодичное обучение комсомольских работников и редакторов молодежных газет одновременно. В 1956–1958 годах существовали курсы повышения квалификации для руководящих работников комсомола, а с 1962 по 1969 год обучение проводилось на 4-, 8-месячных и одногодичных курсах. ЦКШ обладала хорошей материальной базой, владела большой территорией в районе Кусковского парка, бывших владениях графов Шереметевых.

На территории ЦКШ, а впоследствии ВКШ, были большие возможности для расширения материальной базы, учебных корпусов, общежитий и т. д. Когда мы начали учиться в первом наборе в 1969 году, не каждый вуз города Москвы мог похвастаться такими условиями жизни и качеством учебного процесса, как мы. А за годы учебы на наших глазах росли новые учебные и жилые корпуса и мы успели попользоваться вновь построенными общежитиями, великолепным спортивным комплексом со столовой и многими другими благами материального обеспечения на самом высоком для тех лет уровне. К слову о материальном обеспечении – у нас была самая высокая стипендия среди студентов всей страны: 75 рублей в месяц. Я все годы получал повышенную стипендию, она составляла 93 рубля, больше, чем заработная плата моей мамы в те годы.

Итак, 1 ноября 1969 года было торжественное открытие Высшей комсомольской школы с участием Е.М. Тяжельникова и членов бюро ЦК ВЛКСМ. От имени слушателей ВКШ при ЦК ВЛКСМ (так теперь называется наш вуз) клятву зачитали Алла Фесенко и Анатолий Суковатов, впоследствии отличники учебы и хорошие мои друзья.

В первый год на двух факультетах коммунистического воспитания молодежи и комсомольской работы обучалось около 200 человек. На факультет коммунистического воспитания был набор на базе среднего образования, а на факультете комсомольской работы обучались молодые люди с высшим образованием, с получением за два года второго высшего образования. Я поступил и учился на факультете коммунистического воспитания молодежи. Поступая в ВКШ, мы знали, что по окончании мы получим дипломы преподавателей истории и обществоведения – методистов коммунистического воспитания молодежи. Так как нам присваивалась квалификация учителей истории, то и в образовательном процессе много внимания уделялось изучению всемирной истории и истории СССР. В первые годы кадры для работы в вузе подбирались со всей страны, причем ЦК ВЛКСМ уделял этому особое внимание. Многие курсы, в том числе по истории, у нас читали преподаватели и профессора МГУ, МГИМО, других знаменитых московских вузов. Соответствующие предметы вели преподаватели ведущих экономических вузов Москвы. В последующие годы в школе сформировался свой преподавательский коллектив, которым можно только гордиться.

Я так детально останавливаюсь на годах учебы в ВКШ, потому что для роста моего интеллектуального уровня, общего понимания многогранности жизни, познания истории нашей Родины ВКШ оказала огромное влияние. Взять хотя бы факультативные занятия по истории изобразительного искусства, которые мы проходили в Третьяковской галерее во главе с ученым секретарем «Третьяковки», профессором В.М. Володарским. Думаю, мало кто из обучающийся в Москве мог похвастаться таким уровнем.

Студенты первого набора в ВКШ, 10 лет после выпуска
Студенты первого набора в ВКШ, 10 лет после выпуска

Или спецкурс по московским театрам. Мы должны были посмотреть спектакли различных театров с последующим обсуждением и зачетом у ведущего спецкурса. Или погружение в литературные произведения современных писателей на лекциях, которые вел прекрасный преподаватель и человек В.В. Ангиносов. Много проводилось различных творческих вечеров с участием ведущих артистов, ученых, героев войны, спортсменов – победителей различных мировых и олимпийских игр. Как слушатели, мы нередко участвовали в различных форумах, проводимых ЦК ВЛКСМ, в том числе нам посчастливилось присутствовать на XVI съезде ВЛКСМ.

Особые воспоминания вызывает у меня участие в работе впервые созданного нами студенческого строительного отряда. Командиром у нас был избран Игорь Марков, комиссаром – Анатолий Суковатов, а я был назначен мастером отряда. Работали мы в течение двух лет на летних каникулах в местечке Крошнозеро Пряжинского района Карельской АССР. После нас работа строительных отрядов в летние каникулы в ВКШ стала традиционной. И еще одно: прекрасная спортивная база и организация работы различных спортивных секций. При желании каждый слушатель имел возможность заниматься любым видом спорта. И многие мои сокурсники, и я в том числе, этим пользовались, что давало нам возможность добиваться спортивных успехов на первенствах Москвы среди вузов по различным видам спорта.

С особым торжеством, как и открытие учебы, в ВКШ были организованы окончание учебы и получение дипломов. Мероприятие начиналось с посещения мавзолея В.И. Ленина, возложения цветов к Вечному огню. Вручение дипломов по группам было распределено среди секретарей ЦК ВЛКСМ, кроме тех, кто получал диплом с «отличием» (красный). Я был тоже в этой группе, и нам вручал дипломы Е.М. Тяжельников.

...Я так много уделил внимания учебе в ВКШ вовсе не из одного желания вспомнить студенческую молодость. Хочу подчеркнуть: в Высшей комсомольской школе планомерно готовили будущие руководящие кадры страны, и делали это творчески, разнообразно и чрезвычайно эффективно. Была создана и апробирована система возгонки элиты – хотя такого слова, разумеется, никто не употреблял. Мы были «заточены» на работу с большими группами людей, на решение крупных государственных проблем, ориентированы на продвижение в верхние эшелоны партийной и советской власти.

В Башкирском обкоме ВЛКСМ, 1973 год
В Башкирском обкоме ВЛКСМ, 1973 год

Сейчас, конечно, имеется множество великолепных вузов, готовящих руководящие кадры для госслужбы, для отраслей промышленности и крупных корпораций. Но такого масштаба подготовки специалистов для разнообразной управленческой работы у нас в стране сегодня нет.

Тем более нет целенаправленного регионального отбора для получения столь высокой квалификации. В нашем потоке, и в дальнейших тоже, были представители всех республик и областей СССР, от каждой территории по одному человеку. За редким исключением (у нас были поступившие напрямую из армии), то были люди, уже прошедшие первую ступень приобщения к государственным задачам – через комсомольские организации.

Так что меня совсем не удивляет, что бывшие «вэкашашники» сегодня руководят министерствами и крупнейшими государственными и частными компаниями, представляют нашу страну за рубежом, заведуют крупнейшими вузами. Это касается не только нашей страны, но и других государств, образовавшихся на месте СССР. В деловой прессе, на телеэкранах, в интернете я нередко встречаю своих давних однокашников – в роли крупных политических деятелей, руководителей промышленности, авторитетных экспертов. В других государствах, возникших после распада Союза, они имеют министерские портфели и занимают кресла в парламентах. Может быть, они не афишируют свою давнюю принадлежность к комсомольской школе, но вскормила их знаниями и умениями, дала старт именно она.

Очень хотелось бы, чтобы опыт ВКШ был изучен и использован сегодня для пользы нашей страны.

Продолжение следует…

 

Автор:Салават АМИНЕВ
Читайте нас в