Все новости
МЕМУАРЫ
5 Августа , 13:59

Моё северное сияние – слияние любви и надежд. Часть двадцать пятая

Надо говорить: “Тьюмать!”

Отец наш был контуженный на фронте. Он матерился, стонал от боли и кричал на всех, когда выпивал и был сильно пьян. К счастью, такое случалось очень редко, но мы все этого боялись.

Правая рука отца не работала, она застыла в согнутом на кисти положении. Он когда сильно возмущался, махал именно этой, правой рукой, как-то смешно и грозно приподнимая покалеченную конечность. Как-то Айгуль-апай наказала свою дочь, пятилетнюю Гузель, слегка пошлепала ее тапочкой. И тут ее старшая дочь, Дилара говорит: “Ты неправильно ругаешься, мама, поэтому никто тебя не боится. Надо показать вот так! – и показывает свою кисть в согнутом положении, как у моего отца. Еще добавляет: “Надо говорить “Тьюмать!” – Ох и мы все смеялись от души...

 

“Бэхил бул, кызым

Помню 1992 год. Мне приснился отец. Стало тревожно в душе, и я с маленькой дочкой и сыном приехала к нему в Сибай. Он и вправду тяжело болел. Назначен был день операции, но он категорически отказывался. Стала я уговаривать его. Нехотя, отец согласился, просто не мог отказать мне, любимой дочери. После операции мне показали большую опухоль размером в эмалированный таз. Она была страшная, как медуза, весом более десяти килограмм. До сих пор поражаюсь, как вытерпел мой отец такие адские муки. Ведь “медуза” пожирала его изнутри.

Перевели отца в отдельную палату. Я с маленьким сыном каждый день навещала его. До этого я не смотрела сериал “Богатые тоже плачут” (содержание передавали в медпункте назаркинские бабы – кинофанатки Марианны и Луиса-Альберто). Лежа в больнице, мой отец каждый день просил рассказывать содержание новой серии. Удивительно, он забывал про свое состояние и живо расспрашивал про героев, как про живых и очень важных для него друзей. Так прошла неделя.

Однажды вечером звонит моя свекровь из Максютово. Ругается, орет в трубку: “Чего пропала? Мне надоело смотреть твою корову, она отелилась, приезжай!” – я стала объяснять ей, что папа еще в тяжелом состоянии... Однако свекровь возразила: “ Ну и что, может, он год будет так лежать, приезжай давай!”

Я расплакалась, пошла в больницу и попрощалась с отцом. Он, наверное, знал, он чувствовал, что скоро умрет... Только и сказал мне на прощание: “Бэхил бул, кызым.” – “Прощай, доченька.” А я сердцем не хотела верить в его смерть, говорю ему: “Пап, корова отелилась, я потом увезу тебя к себе, там ты скорее поправишься...”

И я уехала домой.

Позвонили мне через два дня, что его сердце перестало биться. Так не стало моего отца, моего кумира, моего героя, моего лучшего друга.

 

От составителя, Сарвар Суриной:

Эти воспоминания не давались Анисе Миндеахметовне легко. Она писала, еле превозмогая боль. Просто она не могла оторваться от нахлынувших картин прошлого. На этом месте она прервалась надолго: “Извините, не могу писать больше, вылетаю в Сургут, рука правая сильно болит, пластина в костях сдвинулась, наверное, надо было писать вам – перетрудилась. Спокойной ночи вам, желаю удачи, здоровья, всех благ.”

Башкиры не плачут. Башкиры побеждают

Хочешь узнать про себя, посмотри на своего друга.

(Башкирская пословица)

От составителя, Сарвар Суриной:

“...Самые ранние упоминания о башкирах найдены в путевых записях арабских и китайских путешественников, которые прошли по Южному Уралу более тысячи лет назад. Более сорока тюркских племен и родов объединились в единый народ под названием башкорт – башкиры. Племена сохранились и сегодня: бурзян, тунгаур, усерган, гайна, катай, кушсы, сынгрэн, айле, упей, кувакан, кубаляк, кудей, терсэк, тамъян, минг, табын, кыпсак... Русские называли их башкирцами, казахи – истяк, иштяк. На старинных картах и рукописях название народа пишется по-разному: “паскарт, башкурт, башгирд, башгард, паскерт.”*

Аниса Иншакова возобновила свои записи:

 

Мой Уралтау

Мой родимый край – самый живописный на Южном Урале. Воспетые в народных песнях Уральские горы, наш Уралтау – земля обетованная для башкирского народа, самый лучший дар от Аллаха. Село наше старинное, с большой историей, оно лежит на крутых берегах реки Сакмара (Хакмар), что протекает на юге Башкортостана и впадает в реку Урал (Яйык), а Урал несет свои волны до самого моря Каспийского.

Родословные моих предков не сохранились, хорошо, что они сами еле выжили после тяжелейших испытаний, выпавших на долю моего народа. По маминой линии у меня гены рода бушман-кипчаков, по линии отца – кровь племени бурзян. Об этом я думаю и узнаю только сейчас, когда родителей давно нет на свете, да и я сама перешагнула за шестьдесят.

 

Возвращение к жизни

После аварии были боли невыносимые. Что делать? Думы. Стихи. На родном башкирском. Оказывается, родной язык лечит человека. Я стонала от боли и тихонько пела. Мелодия башкирских народных песен, слова на башкирском, родные и любимые звуки живут во мне, как голос матери, как напутствие отца, они как бы облегчали мои страдания. Я счастлива даже от того, что думаю и пою на родном языке. Я выразила в стихах, что решила бороться за жизнь и жить дальше.

Первый стих – детям:

Балаларым! Миңә рәхәт, имеш.

Онотҡанмын даha! Оятhыҙ.

Улар күрмәһендәр ҡайғы

тороп ҡалып минһеҙ - әсәйһеҙ.

Ҡайтам. Ҡайтам.

Әрнеү, һыҙлауҙарға сыҙа инде,

яраланған тәнем, түҙ әйҙә.

Ах китеүе еңел булған да ул,

мең михнәттәр икән ҡайтыуы.

Фәрештәләр ҡаршы сыҡҡайны бит,

теге донъяларҙың тартыуы!

Мәйетемдең, таш ҡалыптай булып,

индермәйсә мине ятыуы!

Балаларым хаҡы шулай түләнәлер.

Бер нәмә лә бирелмәй бушҡа.

Ҡайтам! Ҡайтам балаҡайҙарыма.

Борсоу-ҡайғыларға, ауыр эшкә,

һағыш-hыҙланыуҙар тулы тормошҡа!

Ҡайт, ҡайт әйҙә, тине лә фәрештә,

Әхирәткә ҡойма шыуҙырҙы.

Тәүге тапҡыр ергә мине әсәй,

Икенсегә балалар тыуҙырҙы.

 

Вот прошло три года после тяжелой аварии. Я глубоко благодарна всем, кто был рядом и остался со мной. Сейчас живу нормально, хотя рука и нога – протезы.

Понимаю, таких как я, много. Считаю, что ничего примечательного нет ни во мне, ни в моей жизни. Я всегда старалась быть в тени. Когда организовала общество башкир и татар, я хотела, чтобы гран-при, подарки и благодарности получал наш имам, мулла нашей мечети. Вместе с ним писала планы совместной работы, ему деньги платила, так как он нигде не работал, кроме мечети, у него малые дети, один из них инвалид. Его семья выживает тем, кто и сколько хаер-садака (милостыню в мечети) оставлял... Я считаю, что если живет рядом хоть один человек, искренне верующий в Аллаха мусульманин благородного нрава, то мы должны быть рады, быть его защитником и помощником, мы должны помочь и охранять его. Это – помощь нам самим, охрана нашей души.

Юрта с бассейном

Как мы хотели украсить нашу юрту на празнике! Убранство внутреннее получилось весьма примечательное, спокойное и таинственное. Спасибо всей нашей фольклорной группе “Хазина”. Думали, что бы придумать такое, чтобы всем было интересно и приятно и во дворике рядом с юртой. Я купила огромный бассейн. Венера с мужем договорились с пожарной машиной, и залили тот бассейн водой. Молодые юноши наловили рыб и пустили их в этот красивый “пруд”! Девочки купили надувные игрушки и плавающие цветы. Дим привез ведра с землей, в них мы пересадили березки и поставили их вдоль бассейна. Получилась зеленая живая аллея! Около юрты играла детвора, подходило очень много народа, мы не успевали кипятить самовары...

Сестра говорит мне, ты, Аниса, слишком простая, чересчур добрая, последнее с себя отдашь за других, а я ничуть не изменилась. Вот уже три года, как я не руковожу башкирским коллективом, только помогаю чуть-чуть – советами, молитвами. Мы гордимся тем, что проводили много хороших, содержательных мероприятий, праздников души. И мечтали о новых праздниках, о создании фонда помощи семьям нуждающихся и больных. Смешно и грустно, что некоторые татарки сейчас все это приписывают на себя. Их сплетням и козням девчонки-башкирки возмущаются, а я им сказала и говорю всегда: “Работайте и творите дальше, чтобы все ахнули, какие башкирки молодцы, и не обращайте ни на кого внимания! Собака лает, караван идет!”

Меня недавно наградили грамотами, вначале я была против, говорю организаторам, что теперь я – инвалид, вся протезная, не пою и не пляшу так, как раньше... На это Басыров, мэр города, ответил так: “Уважаемая Аниса Миндеахметовна, плясать и петь могут многие, но быть первопроходцем, организатором могут не многие, ведь начинать всегда трудно. Вы начали большое дело: культурное, духовное развитие и воспитание людей, оторванных волею судьбы от родных, от своей малой родины, искавших тепло и поддержку на чужбине, греться вместе, жить и быть счастливыми в интернациональной среде. Вы сделали свое дело, выполнили свой долг.” Басыров искренне поблагодарил меня, я в него верю, но кроме тихого “спасибо” я ничего не могла вымолвить. Никто не должен увидеть мои слезы, особенно мои дети и близкие. Как говорится, “Москва слезам не верит”, как и жизнь. Если бы я могла выступить, только чтобы не заплакать, я бы им сказала следующее:

Всё в Ваших руках, дорогие мои башкиры! Вы – коренной народ Южного Урала. Вы – один из самых древних и сильных народов мира. Башкортостан, Самарская, Саратовская, Оренбургская, Пермская, Челябинская области, ХМАО, ЯНАО, Татарстан и республики Средней Азии – везде живут башкиры, в больших и малых городах России трудятся во благо всей страны, отдают всего себя работе и даже не ведают, что башкирский язык, дух, сознание очень нуждаются в их поддержке.

Именно в поддержке самих башкир нуждается родная нация, все остальные “помощи” временны и условны, как ласки мачехи или отчима. Где бы вы не жили и трудились, служите себе, своему башкирскому народу, не оставляйте своего башкира без помощи, без совета, без песни и без языка родного. Аллах тысячи раз поможет тому, кто ценит свои корни, свои духовные начала.”

___________

* Википедия “Башкиры”. 

Продолжение следует...

Автор:Аниса ИНШАКОВА
Читайте нас в