Все новости
МЕМУАРЫ
4 Августа , 13:00

Моё северное сияние – слияние любви и надежд. Часть двадцать четвертая

Моя родословная

Настоящий башкир знает три вещи – три корня жизни:

родословную своего рода, историю песен

и звезды на небе.

(Каноны башкир)

От составителя, Сарвар Суриной:

Родословные записи башкир писались на бумаге, на шкурах, на бересте и камнях, передавались из уст в уста. После принятия ислама около 9-го века н. э., болеё 1100 лет тому назад, генеалогические записи у башкир стали называться арабским словом «шежере», что в дословном переводе на русский язык означает «дерево», в смысловом же переводе – «родословное».

У самих башкир знание своих предков – дело святое. Не зря говорят, что башкир должен знать три вещи. Первое: знать обязательно свою родословную до седьмого колена, “чтоб от зубов отлетало”, похвально, если и дальше хоть до сорокового, особенно до хана, батыра или сэсэна-сказителя. Второе условие “быть настоящим башкиром”: знать олэны, кубаиры, старинные песни, то есть истории батыров и ханов, о чем слагались эти песни и дастаны. Третье: башкир должен знать звезды и их путь по небосводу, чтобы определить место нахождения, предугадать погоду и изменение климата, понимать влияние светил на человека и события.

Аниса Миндеахметовна Иншакова, живя далеко от Башкортостана, ежечасно заботилась и думала о родных, о своих детях. Она перечислила всех, кого помнит.

 

Корни рода – корни дерева

У моей мамы, Разии Шарифовны Кульшариповой – четверо детей. Сын Урал Мирзаевич жил недолго, его дети Иршат и Гульгина живут в селе Темясово Баймакского района.

Сестра моя, Айгуль Мирзаевна Хусаинова – заслуженный работник медицины Республики Башкортостан и Российской Федерации.

Сестра моя, Гульсира Кувандыковна Уметбаева – заслуженный работник культуры РБ и РФ, проживает в городе Сибай.

Если быть честной, я ведь многих родственников не знаю. В Максютово знаю Фариду-апай Уметбаеву, она моя тётя, работала учительницей, она воспитала известную личность – депутата Государственной Думы России Салию Мырзабаеву.

В деревне Максютово жила также Юмабикэ-инэй. Дети её: Кучуккулов Уельдан и Нугман, дочери – Минибикэ и Гуляйша-апай (у неё есть сын – Ергашев Рауф, мой дальний племянник). Дети Уельдана: Гильман, Марсель, Малик. Они все уже умерли.

В Максютово живет Нигматуллина Лилия, дочь моей тети Магинур-апай, которая была родом из деревни Колшай (Ишбаево), (а её муж Карим Мазитов, и его мать Гаухар-инэй была мудрейшей женщиной в деревне Зирикла). Муж Лилии – Анвар Нигматуллин, Лилия была учительницей начальной школы в деревне Зирикла, родная сестра Лилии Альмира рано умерла, остались трое детей, которых отец Накип воспитал один).

Моя тетя Мэнэуара-апай живет в городе Уфе, её муж Халис Ислахов, известный художник, автор герба Республики Башкортостан и многих государственных символов года, праздников.

В деревне Верхнее Сазово жили мой дядя – Ильтенбаев Гэрэй-абзый Мухаметьянович с женой Закия-енгэ. Их дети: дочь Зульфия Сабурова более тридцати лет работает корректором республиканской молодежной газеты “Яшьлек” в городе Уфе, сын Газинур, подполковник МЧС, – тоже работает в Уфе, сын Рафкат Ильтенбаев, начальник пожарной службы, и дочь Зиля, учительница, живут в селе Юмагузино Кугарчинского района. Гэрэй-абзый – сын Хабиббэдэр-инэй, она – родная сестра моей бабушки со стороны мамы, но моя бабушка очень рано умерла.

У Хабиббэдэр была еще одна сестра по имени Маһибэдэр. Она – мать Розы-апай Байгильдиной. В Мраково все знают Розу-апая Байгильдину, она долгие годы работала в райисполкоме. Наша Роза-апай – известная личность, много сделала для земляков.

В селе Мраково я познакомилась с Фардией Гиниятовной Мазитовой, эта обаятельная женщина, добрая душа, трудолюбивая, как пчёлка... Потом выяснилось, что они так же – мои близкие родственники. Ее родная сестра Венера-апай Ахметовна Баталова и родной брат Рамиль Гиниятович Мазитов – все они оказались моими троюродными. Их бабушка Камиля, мать их отца Гинията Габитовича Мазитова, была родной сестрой моей бабушки, матери моей мамы Разии Шарифовны Кульшариповой. Вот такие разные судьбы начинались на заре двадцатого века. Дочери знаменитого рода Китиковых из деревни Аргы-Етебулак (или 2-е Давлеткулово, а по-народному “Тархан-ауылы”) были отданы замуж в окрестные деревни: моя бабушка – в Беркутово, Камила, будущая бабушка Венеры-апай – в Верхнее Сазово, а Хабиббэдэр, будущая мать Гарей-агая Ильтенбаева – в деревню Кулшай (Ишбаево), и Маһибэдэр, мать Розы Байгильдиной– в Максютово. Поэтому мы все являемся троюродными сестрами – родственниками по материнской линии.

В селе Кугарчи жила Гульчира-апай, тоже была учительницей, муж её работал долгие годы заготовителем райпотребсоюза, собирал по деревням шкуры, макулатуру и т. п.

Моя любимая тетя Галия-апай Давлетбаева, у неё есть дочери: Найля (работала секретарем в Мраковском сельсовете), Нурия, Фания и сын Фарит. Они все – с высшим образованием, интеллигенция, уважаемые люди.

Мама моя Разия родилась в Максютово, у неё были братья и сестры. Брат Валиулла был учителем, потом стал судьей, и его отправили ликвидировать безграмотность в Киргизии, там он и жил с семьей. Увез с собой и сестру Лялю, она тоже стала учительницей, там, в дальней стране они и похоронены...

Мамина сестра Фарзия-апай работала учительницей в Хайбуллинском районе Башкортостана, в деревне Валитово, её дети: дочь Гульшат работала учительницей в деревне Тимерово Бурзянского района. Старшая дочь Асма-апай была поваром, сын Ишмырза работал инженером, он умер. Сын Иштуган – кузнец. В деревне Валитово проживает Айсылыу, вторая дочь Гульшат-апая, она так же учительница.

У мамы был еще один брат, Сагит, он работал учителем, потом партийным работником в деревне Нигаматово Баймакского района: у него много детей: Расима – учительница в деревне Тагирово Баймакского района, далее: Найля, Райля, Сабит, Самат. Вот и все, что я знаю о маминых родственниках.

Родные со стороны папы

Папа мой – Нигматуллин Миндеахмет Шаяхметович. Дедушка – Шаяхмет, бабушка – Хабиба, у них дети: Шафига-апай работала в торговле в городе Магнитогорске, Забира-апай – учительница русского языка в Тахияташе Каракалпакской автономной Республике, а её дети: Залифа – учительница французского языка, живет во Франции, а её фамилия Тимирбулатова. Третья сестра отца, Райфа Шаяхметовна живет в городе Укмерге, что в Литве, а её дети Лилия и Салават живут в Вильнюсе.

Ринат умер в Лондоне, их фамилия Мифтаховы. Еще один брат отца – Садык-агай пропал в Ашхабаде, его детей звали Рамиль и Рафкат, но они давно умерли. Племянник мой Рифат живет в селе Темясово, там же жила младшая сестра отца – Рафига-апай, она всю жизнь работала санитаркой в интернате для инвалидов, давно умерла, а её дети Закия и Миндебика живы-здоровы, Аллага шокер. Извините, вот такая уж я незнайка...

 

Поговорить бы с тобой, папа!..

 

Любящая отца дочь будет хорошей женой своего мужа.

(Башкирская поговорка)

 

Осколок мины

Я иногда мысленно разговариваю с отцом. Я обращаюсь к нему, как к сильному и спокойному человеку, большому другу. Я говорю ему следующее. “Ты не рассказывал никогда, что видел на войне, молчал о том, как вам далась Победа. Но с детства я слышала, как ты стонал во сне, да как-то раз видела тебя рыдающего... Ты лишь раз в году одевал костюм, висящий на плечиках в темном шкафу, и в доме раздавался звон металла... Мы все вздрагивали от их звона, как будто услышали звон колокола, грохот разрыва бомбы... Я хорошо помню те медалей, их торжественную красоту.

Отец мой дорогой!.. Помню день, когда тебя не стало. До этого дня ты был суров, молчал, о боли ни слова. Мы знали, что твое тело терзали осколки мины. Один осколок ты носил около сердца, он не давал тебе глубоко дышать... Не давал забыть о войне, когда ты играл на курае, когда нес домой гостинцы детям, когда поднимал меня и сажал на лошадь. Часть твоей души осталась на войне. Часть хранится с нами. Я передаю тебе слова детей, которые звучат со сцены в День Победы: “Мы хрупки в этом мире, но бываем тверды, как скала, не дадим покрыться пылью ордена, сохраним ваши имена в сердце.”

 

Маленькие праздники

Вспоминаю, как встречали новый год. Папа ставил елку, мы делали из конфетных фантиков цветочки, из крашенных бумаг – цепочки, гирлянды, фонарики, а из ваты делали маленькие комочки и подвешивали их на нитках – будто снежинки на елках; блестящие бумажки с фольгой из-под грузинского чая собирали заранее – они превращались в серебристые и ажурные снежинки. Так весело было в нашей семье! А брат мой придумывал какие-то ракеты, лошадки, машины и самолеты – все игрушки праздновали вместе с нами новый год.

А еще отец рассказывал, что один человек убил змею. Так все змеи собрались и задушили его семью. Поэтому, когда на сенокосе случайно убивал змею, то он относил её далеко-далеко за речку и закапывал там.

Потоки воспоминаний

Да вы заставили мой мозг зашевелиться, и воспоминания пошли, как горный поток... Помню, я еще училась в медучилище, у меня распределение на носу. На новый год мы с отцом и Гульсирой-апай – втроем решили съездить в село Исянгулово, посмотреть на те места, куда обещали дать мне направление на работу. А мама осталась дома – присматривала за детьми Айгуль-апай.

Проехали мы 150 км – от Сибая до Зилаира на автобусе, асфальтовая дорога вела через живописные хребты Ирандыкских гор, затем автобус долго мчался по широким ветренным Баймакским степям; далее, после села Юлдыбаево начался бесконечно долгий подъем на горы Зилаирского плато, покрытые нетронутыми вековыми лесами, южноуральской тайгой. Эти места глухие, на десятки километров нет ни дорог, ни электричества, ни деревень... Сюда, на каторгу, руский царь отправлял своих непокорных ссыльных, уголовников и убийц. С ними один на один остался простой и открытый, бесхитростный и добрый башкирский народ, и, конечно, был бесжалостно и жестоко оттеснен и подавлен. Но не покорен и не напуган!..

Прибыли мы наконец в село Крепостной Зилаир. До Исянгулово остается еще 70 км, но нет автобусов. Отец нанял такси, и мы выехали. Дорога была просто шоссейная, узкая, ухабистая... Хотя считалась единственной трассой республиканского значения, связывающей центр – столицу Уфу и промышленные города Стерлитамак, Салават, Мелеуз и Кумертау с южными окраинами. Это было в 1970-х годах, всей страной отпраздновали 50-летие Великого Октября и давали это название всевозможным улицам и колхозам... Недавно отсалютовали на 40-летие Великой Победы над фашистской Германией, уже встали из руин целые города и заводы... Самая богатая и щедрая башкирская земля, самый преданный и трудолюбивый башкирский народ терпеливо ждал самого простого и дешевого асфальта на дорогах республиканского значения...

Бесконечным потоком эшелонов и труб республика отправляла в центр миллионы тонн зерна, мяса, руды, золота, леса, нефти и самое дорогое – своих людей – красивых и здоровых тружеников и защитников Родины. Башкирия занимала первые места в стране Советов по вербовке рабсилы на грандиозные стройки и шахты и отправке в армию новобранцев для прохождения службы в самых горячих точках. Это я знаю со слов моего дорогого отца, ветерана и инвалида Великой войны. Он выписывал и читал от корки до корки все журналы и газеты на русском и башкирском языках.

До сих мне страшно вспоминать эту дорогу, особенно опасный, извилистый и крутой спуск – известную на всю республику Семиколенку. Мы чуть не улетели в ущелье под величавую гору. Ужас тот вонзился ножом в сердце, не стираются с памяти растерянные и виноватые глаза отца. Он дрожал всем телом, махал покалеченной правой рукой и молчал, стиснув зубы...

 

Посеешь характер...

Я похожа на отца. Он очень любил меня. Я его тоже. Помню, однажды в Сибае сидим дома: отец смотрит телевизор, мама вяжет, я читаю. На улице темнеет, а Гульсиры-апай нет дома. Вдруг соседка стучит нам в дверь и испуганно говорит, что там, на первом этаже, к моей сестре пристает какой-то хулиган. Я молнией выбежала из квартиры, стремительно спустилась до первого этажа и набросилась на парня, который, якобы, приставал к сестре! Давай дубасить его кулаками, ору на него, укусила несколько раз его руку! Шум возник неимоверный! Отец потом долго ругал меня, он очень испугался за меня.

Сейчас думаю, что на меня нашло тогда... Ну и что, пристает к девушке молодой человек... На то он и парень. В наше время ведь хулиганов-то и не было, ребята все были такие хорошие, один другого лучше, добрые и умные. А я обидела, наорала на него. Мне теперь почему-то неудобно перед ним. Какой же я была самоуверенной и чересчур решительной. Эта моя опрометчивая горячность сопровождала меня всю жизнь, определяя мой характер, качая лодку моей судьбы из стороны в сторону и бросая меня в объятия новых событий и в пучину бурных переживаний.

Продолжение следует...

Автор:Аниса ИНШАКОВА
Читайте нас в