Все новости
КОЛУМНИСТЫ
25 Ноября 2019, 20:14

Сто шагов между хронопотоками

Была на встрече с пенсионерским читательским «клубом». Среди милых девушек 60+ (на бабушек они не согласны) нет ни одной читающей электронные книги и пользующейся Интернетом. Они все спрашивали, почему «Истоки» на бумаге больше не выходят, и вернут ли газету? Нет, не вернут. Мы неудержимо движемся в будущее. Хотя министерство соцзащиты и любит устраивать мероприятия, посвященные «третьему возрасту».

Этот термин мне подарили в музее Тюлькина, там творческие посиделки: открытые мастер-классы устраивали по вторникам для людей «третьего возраста», то бишь пенсионеров. Иногда с бабулями и внучки приходят – учиться всякому декоративному мастерству.
На прошлой неделе, 14 ноября, побывала на конференции «100 шагов к родному слову» в библиотеке им. Заки Валиди. Тоже по ощущениям практически собрание людей «третьего возраста». Хотя лица все относительно не старые.
Говорили знатные спикеры много и длинно – о духовности и бездуховности. И о том, что надо делать, чтобы эту духовность сохранить в подрастающем поколении. А надо читать книги лучших писателей на башкирском языке. «Чтобы сделать литературу более доступной, уже начата оцифровка башкирских книг, – сообщил Марат Газизов – так как тиражи на бумаге падают». Еще ведутся работы над аудиокнигами. Это, кстати, замечательно. Есть много людей, живущих за пределами Башкортостана, и в другой языковой среде вряд ли есть книги на башкирском в библиотеках и в книжных магазинах. Да и к тому же звучащее слово будет обогащать словарный запас, ибо речь даже в местах активного использования скатывается до бытового обихода, и о великих истинах в деревне на башкирском языке почти не говорят.

Кое-как удалось выяснить, где можно будет припасть к духовности башкирской литературы: список из 100 лучших книг, написанных на башкирском языке, будет опубликован на официальном сайте библиотеке им Заки Валиди. Мое предложение было – стратифицировать список на некие группы, например, топ-10 романтических историй о любви, или топ исторических романов, или о людях, преодолевших трудности и поднявшихся вопреки всему (у американцев это называют поднявшийся из позиции «андердог» – «заведомо слабый»). Подобное сегментирование позволит привлечь к чтению тех, кто имеет устойчивый интерес к определенному варианту литературы. И эта работа для литературных критиков – составлять подобные популяризаторские обзоры. Аудитория меня не поняла.
Оратор, принадлежащий к почтенным спикерам, произнес, что критики им не нужны, дополнительные списки тоже, потому что этот список самый лучший. Объяснять, что маркетинговые стратегии и таргетинг (определение целевых групп по их интересам) очень важны для продвижения интеллектуальных продуктов я не стала, за такие слова ведь и анафеме предать могут. Хотя книги – это вполне материальный продукт интеллектуальной деятельности, в отличие от духовности.
Умереть значит сказать…
Как-то в один клубок свиваются события, связанные с самосознанием и сохранением различных этносов и восприятием их своим и чужим народом.
Глядя на пламенного оратора, которому уже и критики, не говоря уж о маркетологах, не нужны, вспомнила о невероятном по горечи поступке Альберта Разина. Огненное харакири ученого и философа вызвало многочисленные соболезнования и некую временную вспышку интереса к личности и идеям удмуртского самурая. Представление об удмуртском обычае «вешаться на воротах» описывается в работе 1880 года, принадлежащей перу изучавшего удмуртов казанского этнографа Василия Кошурникова. Характеризуя нрав удмуртов, он, в частности, пишет: «Гордость и самолюбие не позволяют вотяку переносить оскорблений и обид. Оскорбленный вотяк мстителен: он всюду шлёт проклятия на голову оскорбителя и даже в молитве вызывает о мщении: “Бачка Никола (Николай Чудотворец), рука, нога ломай ему (врагу), курушенько (хорошенько) ломай”. Если злоба оскорбленного вотяка не будет укрощена примирением, он… отомстит врагу собственным своим удавлением. В таком случае ворота или огород врага становятся театром страшной катастрофы к ужасу всей вотской деревни… Месть эта – одна из злейших…».
Продолжая читать об Альберте Разине, обратила внимание, что с начала 1990-х годов Разин стал видным деятелем движения удмуртского неоязычества, организовывал и участвовал в молениях в священных рощах, называл себя «шаманом древней традиции туно». Проводил реконструированные удмуртские языческие обряды, для пропаганды неоязычества основал общество удмуртской культуры «Дэмэн». И, в сущности, последнее деяние его жизни было сознательным жертвоприношением. По воспоминаниям окружающих, 78-летний ученый сознательно и хладнокровно готовился к этому обряду.
Но, положа руку на сердце и отдавая дань мужеству и отчаянию человека, желавшего более всего сохранить свой язык, и понимая, что его деяния увековечило его имя, подумаем: помогло ли оно, «это пещное действо», его языку? Его драгоценному удмуртскому языку?

Говорить о нашем времени, говорить о молодых языком молодых

Взрослые и очень взрослые деятели национальных культур ищут помощи у седой старины или у списка исторических фигур их великих литератур, у прошлого. А если задуматься о тех, кто уже в будущем живет?
Разговаривая с якутским режиссером Любовью Борисовой на кинофестивале «Серебряный Акбузат», я открыла для себя удивительную современность. Она показала мне модных якутских рэперов, которые не камлают в унтах и малицах, они в современных кроссовках и бейсболках поют речитативом вполне себе типичные рэперские «диссы». Но поют они на якутском языке, сочиняют на якутском, и им подражают даже маленькие дети. Они делают якутский язык модным. Любовь Борисова показала якутских ютуберов, да, ее фильм «Надо мною солнце не садится» был о единении, встрече взрослого миропонимания и молодежного. Юноша-видеоблогер и старик находятся в замкнутом пространстве и учатся взаимодействовать. В общем-то, фильм как метафора самой истории своего создания.
Замысел фильма начался с худсовета, на который пригласили молодых режиссеров и предложили экранизировать классиков якутской литературы. Но Любовь говорит, что ей никак не приходило в голову, что можно сделать. А зато литературный герой неожиданно пророс в кинематографической современной истории. Вот старик этот из книги пришел, а молодой парень из современной жизни, из того, что молодой режиссер подглядела у юного поколения, исполнитель роли молодого парня Иван Константинов поет и играет на укулеле. Режиссер и это использовала. Хотя укулеле не якутский инструмент. Но когда-то и гитара была не русским инструментом, однако же теперь мы знаем русскую романсовую «семиструнку».
А у Любови Борисовой герои Алтан и Байбал вайнеры и снимают они вайны. Теперь возрастной актер Степан Петров знает, что такое вайны и его поколение тоже, посмотрев фильм, это знает. (Вайн – жанр видеороликов, главная особенность которых – короткая длительность. Их продолжительность – от 2 до 22 секунд (чаще всего – 6 секунд). Вайны изображают небольшую сценку из повседневной жизни, подавая ее в юмористическом ключе.)

Миссия – книжный блогер для национальной литературы


У фильма «Надо мною солнце не садится» было много зрителей разных возрастов. Получился синтез двух хронопотоков. То, чего катастрофически не хватает многим национальным культурам. Стремясь сохранить высокие образцы прошлого, ревнители национальных культур движутся в отдельном потоке от другой, современной жизни. Они разъединяют время и людей, говоря: нам критики не нужны, нам маркетологи не нужны. У нас уже есть высокие образцы и идеалы. Но литература и кино, и театр, и песня становятся популярны, когда творцы и исполнители находятся в диалоге с современностью. Идеи могут и должны обретать новые формы и интонации. Актуальное искусство берет самые современные ситуации, язык, героев, проблемы, боль – оно об этом. Инсценировки и интерпретации, например, Шекспира, это мосты через бездну, разделяющую его эпоху и современного зрителя. Фильм Любови Борисовой – это мост между якутской классической литературой и молодым кино. Как для юноши Алтана стал близок и дорог старик Байбал, так и Байбалу нетерпеливый Алтан продлил дни и подарил надежду.
Возвращаясь к нашим уфимским реалиям, пока не понимаю: чем и кого может заинтересовать список 100 лучших книг на башкирском языке, кроме тех, кто полезет сверять все ли 100 книг он прочел или только 99. А миссия-то у акции какая объявлена – увеличить число читателей. Кстати, возникла идея – объявить конкурс на лучший вайн по отрывку из книг, что в списке. Только какой ресурс его возьмется проводить, будет ли это библиотека или журнал на башкирском языке. Для конкурса нужна видеоплощадка (можно ВКонтакте) для вывешивания роликов. И в конце года – самый популярный ролик по наибольшему числу просмотров и репостов, и самое популярное произведение, у которого больше всего было микроэкранизаций. Кстати, эта идея годится абсолютно для всех литератур малых и больших народов. Еще можно конкурс книжных блогеров провести. Вот в русском сегменте есть книжные блогеры. Есть ли они у других народов России? Но книгочеи-то у всех есть. Среди школьников много тех, кто ведет видеоблоги о том, о сем, надо их мотивировать озвучить свое мнение по поводу прочитанных книг.

ГАЛАРИНА, фото автора
Читайте нас в