Все новости
КОЛУМНИСТЫ
19 Августа 2019, 22:34

Барьер для изгоев

ГАЛАРИНА Высокий модерн с его битвами и бросками, мегапроектами и эпическими стройками выродился в усталый постмодернизм, развернувший ценности от борьбы к жизни, от созидания к потреблению, от героики к повседневности, из завтра в сегодня и вчера. Мобилизационные модели иногда эффективны, но всегда тупиковы. Точнее, так: бывали эффективны (теперь – нет).

«Нам на лекциях давали "Историю технологии". Как пример конфликта "индустриального" и "постиндустриального" направления развития цивилизации. При первом – товар должен стоить дешево и часто заменяться на новый – модный или исправный. Срок жизни изделия выгодно специально сокращать, задавать "программируемый износ". В "постиндустриальном" варианте, как и в "доиндустриальном", товар служит человеку долго. Иногда – всю жизнь. Потому делается очень качественно, на века.
– Не-а... Миллионы лампочек нужны вам, а нам, когда они "вечные", можно их выпускать и тысячами. Вместо огромного завода достаточно совсем маленького цеха. Все затраты тоже сокращаются в тысячи раз.
– Не пойдет! Для окупаемости производства нужны объемы. Оборот. Товар-деньги-товар, так сказать.
– Кому это нужны "обороты"?
– Потребителям... Тьфу, нет, я хотел сказать – производителям... Тьфу... Ну короче... ты понял.
– Владельцам торговой сети, продающей лампочки?
– Наверное, так, и банкам, финансирующим их производство, или откуда там они на него деньги берут.
– То есть, сами лампочки – только средство для получения денег. Не будет денег, не нужны лампочки?
– Лампочки нужны! Но, если нет денег... А деньги... надо сначала заработать... или занять... Тьфу!
– То есть, если ты знаешь способ, как просто и дешево сделать лампочку самому, то деньги не нужны?»
Павел Алексеевич Кучер, «Переэкзаменовка», глава 2.
Постиндустриальная экономика – преимущественно информационная. Энергия и знания...
У изгоя есть одно преимущество – он может наплевать на общие правила. Мы в принципе и так на них плевали, но удивительным образом плевали на разумные и с какой-то яростью следовали неразумным. Печальный пример такой неразумности, с моей точки зрения, – это борьба с так называемыми пиратами и соблюдение копирайта в том виде, в каком его сформулировала Америка индустриальной поры, эпохи корпораций и монополий, – то есть, говоря словами Ноама Хомского, несправедливого неолиберализма.
Копирайт, действующей 70 лет после смерти создателя произведения, придуман вовсе не для того, чтобы кормить всю жизнь творца, его детей, внуков и правнуков, хотя это тоже несправедливо. А для того, чтобы кормить «жирных котов» типа EMI, Universal или Walt Disney, намеренных вечно на манер дядюшки Скруджа брать мзду с каждого мышонка Микки. Копирайт американского типа благоприятен для корпораций, но вреден для общества.
Копирайт – это знания, которыми запирают энергию.
В свое время, прочитав книги футуролога С.Б. Переслегина, встретила там знаковое для меня словосочетание «постиндустриальный барьер».
Готовы ли русские к дивному новому миру, где 99 % работающих будут заменены роботами? А что будут делать обычные люди без цветовой дифференциации штанов? Только очень юные существа могут поверить в слова песенки из фильма «Приключения Электроника»: «Вкалывают роботы – счастлив человек». А взрослому человеку очень важно как-то реализовать себя – амбиции, планы, идеи – иначе погружение на дно депрессии.
Чтобы все люди стали творцами, надо создавать новую иерархию достижений. Похоже, пока философы тщатся её сформулировать, сама жизнь в виде социальных сетей расставляет людей по количеству лайков. Кто-то более популярен, кто-то менее. Но свежесть восприятия или оригинальность подачи материала всегда привлекает к блогеру большее количество подписчиков. То есть на глазах рождается креативный класс людей – ни художников, ни ученых, ни поэтов, ни артистов – хочется назвать их «лайфхакерами». Можно подобрать к этому слову русский эквивалент «взламыватели обыденности».
В моей голове после этого словосочетания вереницей пронеслись «похитители велосипедов» и «едоки картофеля», т.е. кинематографический итальянский неореализм и французский живописный импрессионизм. Так вот популярны эти течения в искусстве стали, потому что взломали устоявшиеся представления о кино и живописи. Представления о том, как можно или это не так уж невозможно, часто доказываются многократно репостнутыми текстами или в особенности видео. То есть, в доинтернетную эпоху мы вряд ли бы узнали так быстро 10 способов приготовления яиц или завязывания шнурков. Причем, глядя на такие серии виртуозных приемов, всегда возникает мысль, что авторы часть подглядели, а часть придумали сами в ажиотаже «а давай ещё так и эдак, скомбинируем 3 и 5 – получим 9 способ». То есть, вот она, творческая энергия обычных людей.
Кстати, когда новация приходит на место не занятое многолетними привычками, она быстрее усваивается. Посмотрите как легко и интуитивно монтируют ролики в приложениях для андроида дети, и как застревают там взрослые серьезные люди. Россия постепенно стала чистым листом в плане своей промышленности, и девать свою энергию людям скоро будет некуда, кроме как на взламывание обыденности. Входим в эпоху маленьких открытий.
Читайте нас в