Все новости
КОЛУМНИСТЫ
27 Июня 2019, 14:21

Воздушные змеи со смайликами

Алексей ЧУГУНОВ Дом печати вырывается дерзновенно среди прохладной листвы. И куда-то ввысь. Пусть он в своем советском «коробочном изваянии», но схож все-таки на маяк. Иносказательно. От натиска света рвет все захудалые оставшиеся тени. И как точка воссоединения сбора здравомыслящих людей, пытающихся быть всегда в информационном поле, выведывая как живет и дышит наше общество. В начале девяностых я ощущал воздействие «маяка», что по улице 50-летия Октября. Меня туда тянуло, влекло. В школе, в старших классах, когда писал свои ветвистые сочинения по литературе, то углядел в себе жжение – потребность стать журналистом. Нет, сперва хотелось быть пишущим человечком, а каким – не существенно. Оно свалилось практически на меня вдруг – летом 1991 года. До «красной даты» получалось достаточно бесцветненько и безжизненно, так как ни какими навыками в литературном творчестве я не обладал – ну, прямо-таки выходило… как у обычного фонарного столба. Однажды одной душной летней ночью накропал стихотворение, украв первую строчку у Джорджа Гордона Байрона. И получилось миленько, вкривь, частью пресно. Но с этого стихотвореньица открылось внезапно «второе» видение мира что ли, словно мне выдали в пользование микроскоп, телескоп и стереоочки.

Но жизнь – нещадная копейка иначе распорядилась. Маяк манил огромным пучком света – из множества своих окон, но я влез в другие дебри. Технарь: электромонтер, станочник, системный администратор в частной фирме. Судьба швыряла туда-сюда как шелудивого котенка. Недоброкачественные девяностые годы сделали свое лютое дело. Но благодаря тому (наверное), что я не забросил «манипулировать» буквами-словами. Кис в своем соку, рос, набирался уму-разуму. Что-то всегда строчил, как графоман и не графоман (насколько возможно в процессе перемотки асинхронного двигателя) – я здесь – в самой уникальной, редкостной редакции газеты «Истоки». Свезло, наконец свезло! Громадное спасибо, что нельзя не подчеркнуть, – Айдару Хусаинову, главному редактору газеты. Мечта, пролежавшая годы, в конце концов обрела скелетную форму, заросла мясом и обтянулась тканями.
В «Истоках» я сейчас чуть больше полгода, и утром, когда подхожу к Дому печати иногда наваливается неверие и недоверие от происходящего: «Я что?.. Иду туда?..». От наплыва подтаявших эмоций сосет под ложечкой. Возможно это счастье. «Я в параллельной реальности», – подшучиваю над собою. Длинные, и явно бесконечные на этажах коридоры. Смешные в судорогах лифты в процессе подъема и спуска. Вежливая вахта, у которой беру ключ от редакции. И, бог с ним, что здание в ужасающем состоянии, требующее немедленного ремонта (конечно, на самом деле – не Бог с ним), но суть в том – я здесь. Наконец-то!
Первая публикация в «Истоках» случилась в начале июня 2016 года с подборкой стихов «Жезл в руке держать не просто», после обсуждения на УФЛИ. Хотя к своему стихотворчеству отношусь с некоторым сомнением или так – к стихам своим питаю нежную злость. Поэт из меня, как из страуса сварщик-аргонщик шестого разряда. Спустя месяц, опубликовали еще небольшую заметку «Лицом к природе. Трам-трам-трамплин». И как-то все покатилось и заскользило с горочки невообразимой скоростью. «Истоки» в некоторой степени – не газета, а место, где сходится, пересекается творческая публика: умельцы-художники, поэты, прозаики, музыканты. Показушный язык не в чести, канцелярщина – расстреливается в упор. Газета для меня стала неким пендалем, что пнула в иную жизнь.
Придя работать в редакцию, я, разумеется, давно со всеми был знаком, и посему в адаптации не нуждался. Да и что уж заявлять, все в редакции – уникумы, супер-пупер, и просто примечательные люди. Добросердечный, глубоко мыслящий – Алексей Кривошеев. С ним бесконечно можно что-то обсуждать, философствовать, раскручивая темы до небывалых высот. Интересно блуждать в его кладовке мудрости. Театрофил, музыкоед – Егор Окунев. Чуткая, участливая с добрым сердцем – Марианна Давлетова, она же Мария Ларкина, она же… потрясающий собеседник. Кладезь познаний во всех возможных и невозможных сферах – Галарина. Трудится как пчелка – Елена Луновская. Василий Коровкин – уж он умеет пустить в корреспондентской волну шуток, отчего смех коллектива выплескивается за стены редакции. Татьяна Имамутдинова для меня загадка. Бесценная верстальщица. Айдар Хусаинов – идейный вдохновитель, и покровитель тех, кто встал на стезю литературного творчества. И не проскочить, ну никак, мимо: Салавата Вахитова, Ильи Казакова, Владимира Глинского, Светланы Гафуровой, Бориса Курчатова, Александра Залесова – с кем я имею честь общаться, знаться и по сей день. Они внесли весомый вклад, горсть яркости, меду в развитие «Истоков».
В Доме печати мы в резком контрасте с другими газетами. Как мне кажется, наши газетные соседи по этажу завидуют: из редакции «Истоки» они частенько слышат смех, разговорный трепет, и оживленную праздничную суету. И главное, – мы лучимся улыбками, несмотря ни на что. Нас будто не пожирает техногенное время, что лишает бумажной версии еженедельника. Беда, несчастьице не искривляет наши лица. «Истоки» в их глазах – дикая редакция! И оттого, что здесь непривычная демократия c вольным духом творчества! Каждый корреспондент чаще выбирает сам тему для написания будущей статьи и также на какое мероприятие ему съездить, заранее предупредив об этом главного редактора. Подвижки на гамбургский счет. Огонь-полыхань в душе, декупаж в строке, извилистость манеры, и таким образом рождаем своеобразные, вечные статьи, по мере сил и умению. Какая редакция похвастается такой свободой?
Повторюсь, здесь журналист-поэт-писатель в одной ковке, в одном стальном сплаве. Еженедельник освещает события в мире культуры, а значит в принципе, формалистика, иссушенная новость дня (которая нужна как хлеб и вода) находится «на камчатке», а в авангарде – душа, открытость, целомудрие мыслей и пристрастие к тому, что пишешь. Объемные статьи как слитки золота. Работа здесь, в «Истоках», больше праздник, чем рутина суровых дней. И мы, корреспонденты, чем-то похожи на воздушных змей. На улыбающихся воздушных змей (ать, смайлики), которых гонит ветер… вдохновение. А веревочка-бечевка? Ну, чтоб не залетали слишком далеко и высоко за облака. Не анархисты же, в сухом остатке.
Читайте нас в