Все новости
КНИГИ
13 Февраля 2021, 13:24

Золотая «ртуть»

О книге Нила СТИВЕНСОНА «Ртуть» (АСТ, 2007) нужно писать или очень коротко, или очень длинно. Во втором случае рецензенту необходимо рассмотреть все аллюзии, уделить внимание всем вторым (а также третьим, et cetera) планам повествования, указать на многочисленные достоинства книги… в общем, список можно продолжать и продолжать. В итоге рецензия получится длинной и, вероятнее всего, скучноватой. Однако главная причина того, что мы не идем по «длинному пути», заключается все же в ином – а именно в том, что даже самая подробная рецензия в данном случае не скажет о книге и половины того, что книга может сказать о себе сама. Поэтому мы пойдем по пути краткому – будем говорить о впечатлениях, но, надеемся, это будет разговором по существу.

* * *
Нил Стивенсон – из числа тех авторов, которые работают по принципу «Лучше меньше, да лучше». В самом деле, книг им написано не так чтобы много, но зато каких! Можно характеризовать их сколь угодно лестно – опасность перегнуть палку возникнет едва ли.
Вот и «Ртуть» исключением не стала. Глубокое, многоплановое, сильное, в высочайшей степени детализированное повествование, изумительно выписанные характеры героев, оригинальные идеи и – а как о нем умолчать? – тонкий авторский юмор: все это создает великолепный букет впечатлений и оставляет яркое долгое «послевкусие» переживаний.
Читателя ждет масса интересного: вместе с героями он будет вглядываться в испещренные формулами листы бумаги на столе Ньютона и сражаться с турками под стенами Вены, пройдет узкими тропками в горах Германии и станет священнодействовать над колбами в алхимической лаборатории, окажется в Новом Свете и будет разгадывать загадочные шифры (последнее, равно как и рассказы о загадочном остров Йглм, тоненькими ниточками связывает «Ртуть» с другой замечательной книгой Стивенсона, «Криптономиконом»). И все это – на фоне тщательно выписанных реалий повседневной жизни конца XVII – начала XVIII века, множества деталей, фактов, нюансов. Британские колонии в Америке и французский двор, голландские кофейни и лондонские трущобы, торговые фактории и покинутые рудники, роскошные особняки богачей и хижины бедняков – судьба забрасывает героев «Ртути», а вместе с ними и читателя, в самые неожиданные уголки. Но где бы они ни оказались – всюду им будет чертовски интересно.
А самое главное – читатель станет свидетелем того, как из чрева алхимии на свет появилась наука, как трудно давались ей первые шаги, и как изначальное священнодействие, кипяще-огненная магия чудесных порошков и загадочных растворов сменилась холодной и чистой магией формул и цифр. Переход этот в истории человека был, пожалуй, едва ли менее важен, чем изобретение колеса и письменности, – и автор дает читателю возможность прочувствовать этот эпохальный поворот.
Однако прежде чем браться за книгу, знайте – это отнюдь не легкое чтиво. Перефразируя слова одного из персонажей книги, «Ртуть» – это не «роман, который можно понимать, почти не думая». Но зато при чтении «Ртути» убеждаешься в верности фразы о том, что «следовать авторской мысли есть одновременно и работа, и удовольствие».
Повезло книге и с переводом. Признаться, даже трудно представить себе, сколько стараний было приложено для передачи тонких нюансов и скрытых смыслов, сделав это так, чтобы читатель, ценящий хороший стиль (позволим маленький комплимент самим себе!), получил редкую возможность насладиться не только содержанием, но и формой. Но госпожа Е. Доброхотова-Майкова поработала на славу, и, думаем, не будет преувеличением сказать, что впечатлением, которое «Ртуть» производит на русскоязычного читателя, книга обязана переводчику ничуть не в меньшей степени, нежели автору. Браво автору – и земной поклон переводчику.
В. ЯРЦЕВ