Все новости
КИНОМАН
13 Апреля 2020, 14:34

Немного о визуальном повествовании

Я смотрел множество фильмов (ничего необычного): какие-то лучше, какие-то хуже. Но из огромного множества, согласитесь, выделяются фильмы с особым визуальным повествованием. Я говорю не просто о приятной картинке, а о видеоряде, который соответствует темпу и настроению ленты, тем самым кадр и его палитра выстраиваются так, чтобы передать внутреннее состояние маленького мирка, созданного на пару часов ради зрителя.

Чтобы моя мысль стала более ясна, я приведу пример. Фильм «Бэтмен» Тима Бёртона – это по-настоящему культовая вещь, не только из-за того, что дала одному из самых ярких персонажей комиксов вторую жизнь, но отчасти потому, что задал неповторимый готический стиль для целой франшизы. Заметьте, здесь не идёт речь о стандартном «странном» стиле Бёртона, как в том же «Эдварде Руки-ножницы». Да, город Готэм в фильме про человека-летучую мышь та же палитра красок, характерная для этого режиссёра, но готичность архитектуры подчёркивает душевное состояние главного героя: во внутреннем мире его царит скорбь, а окружающий мир не имеет красок. Обратите внимание, что при этом декорации и грим в фильмах Бёртона запоминаются лучше, чем операторские решения.
Готэм становится городом «двух цветов» – чёрного и белого, что символизирует битву между Бэтменом (воплощением правосудия) и мафией в лице Джокера. Цветовая палитра соотносится и с цветами двух главных героев: цвет кожи злодея – белый, в то время как супергерой носит чёрный костюм – инверсия.
Бэтмен – аутсайдер, лишившийся родителей, он в своём одиночестве не похож на других и становится таким же «безмолвным стражем, как гаргулии на стенах зданий в Готэме. Таким образом мир, смешивая всего две краски, рассказывает историю, создавая уникальный стиль повествования. Бёртон – это художник от мира кино, и в первую очередь он стремится показать мир, в котором зритель будет пребывать продолжительное время: это объясняет длинные «летающие» виды в вступительных кадрах каждого его фильма и детализированные общие планы. Создавая подобного «Бэтмена» от мира контрастов, Бёртон, даже не являясь автором столь мрачной идеи комикса, фактически присвоил себе этот мир Готэма, сделав его частью своего стиля.
Сегодня каждый известный режиссёр создал свой оригинальный стиль: Тарантино, Хичкок, Дель Торо и многие другие. Достаточно показать несколько кадров, как вы точно скажете, кто «приложил руку» к их созданию. Каждый фильм – это прежде всего история, которую, словно детям, рассказывают нам, зрителям. А соответственно создатель ленты – это рассказчик. Так же, как одну короткую историю можно рассказать совершенно по-разному, используя лишь интонацию, ударения, изменения голосов, так и кино может изменять мнение о сюжете с помощью визуального ряда.
Правильно выстроеннный фильм в плане визуального повествования технически может рассказать сюжет даже без героев (или с героями, которые будут на вторых ролях), потому что данный аспект создаёт второй пласт того, что мы воспринимаем, смотря любимую картину. Так или иначе визуал во многом дополняет фразы героев, помогает лучше понять смысл фильма, ощутить его не только критически, но и эстетически.
Первично, конечно, на зрителя воздействует сюжет. Его составляющие просты: есть герои, есть их позиции и мировоззрение, исходя из которых они совершают ряд поступков. Тем не менее даже самый хороший сценарий с лучшими актёрами не может передать зрителю абсолютно всё. Постановка кадра, освещение, визуальные метафоры – это даёт дополнительное ощущение реальности. Собственно, за это и любят кинематограф.
С помощью визуального повествования можно создать у зрителя ощущения, угодные режиссёру. Так во многих психоделических фильмах можно заметить быструю смену общего кадра с минимальной обстановкой последующим узким крупным планом (даже слишком крупным) – это сделано, чтобы смотрящий ощущал дискомфорт, так как слишком быстро нарушается его личное пространство. Так же некоторые мелодрамы слишком часто используют крупный план, чтобы выстроить неторопливый темп повествования: например, панорамные кадры осеннего леса сопрягаются с душевным состоянием влюблённой пары главных героев – обилие таких приёмов будет растягивать время, так как на самом экране фактически ничего не происходит. Режиссёр создаёт пространство, но камера не охватывает тот объём, который виден человеческому глазу и это хитро используется.
Отдельной составляющей является палитра красок и освещение, в которых создаётся фильм. Обилие слишком «искусственных» красок в фильме ужасов может настораживать зрителя, так как для реальности такое неестественно и наоборот – затемнённые площадки с прямым лучом света, падающим на главного героя будет создавать ощущение замкнутости, отчуждённости, но так же и надежды.
На самом деле, говоря сегодня о визуальном повествовании, хочется отметить важность этого аспекта. Можно любить смотреть кино, но далеко не все любят о нём размышлять. Размышлять не о сюжете, поступках героев по типу «а я бы поступил не так», а о том, что фильм тебе показал.
Таким образом, человек, который «просто посмотрел киношку» может даже не понять всего смысла, если исключил из анализа пункт визуала. И также сегодня «стильное» кино фактически стало вымирающим видом: тот шлак, которым ежегодно кормят аудитории, настолько клиширован визуальными решениями, что уже не воспринимается зрителями, хотя, конечно, иногда появится что-то необычное, но, сами понимаете, случаи единичные. Посмотрите хотя бы на недавний «1917»: с визуальной точки зрения фильм просто прекрасен. Возможно, что киноиндустрия ещё не отошла от установки радовать не только историей своего зрителя, но и картинкой, приёмами, которые составляют микромир картины.
Владислав БУРУХИН