Все новости
КИНОМАН
21 Марта 2020, 15:22

Любимое кино: «Привет, Джули!» (2010 г.)

О режиссёре Робе Райнере лично я никогда не слышал: в основном он известен за свои актёрские заслуги. Но однажды наступил день, когда я покорился его творению, и сегодня, когда речь зашла о самом любимом фильме, я с уверенностью назову именно «Привет, Джули!». Не актёрская игра, не постановка, не монтаж вызвали мою бескрайную благодарность этому фильму, а его жизнеутверждающий посыл.

Фильм вышел в 2010 году, но я увидел его только спустя два года (уже семь лет прошло – боже, как быстро летит время!), так как тогда ещё не открыл для себя весь потенциал кинопоиска в Интернете. Знал ли я при первом просмотре этого фильма, что увижу не просто историю первой любви, а настоящую жизнь длинною в несколько часов хронометража, так как открытость главных героев – детей, особенно в момент первой любви – это настолько противоречивая вселенная, что не всегда можно уловить движение внутри неё.
О чём же фильм? В восемь лет у человека интересов много: кто-то любит рисовать, кто-то кататься на велосипеде, кто-то днями ждет очередной серии любимого мультсериала, а вот Джули Бейкер интересует любовь. В дом напротив как раз переехала семья по фамилии Лоски, и их младший сын Брайс уже в первую встречу бесцеремонно похитил беззащитное девчоночье сердце. Сам мальчик, впрочем, не знает, что делать с этим, и при каждом удобном случае пытается сбыть краденое, да только никак не получается.
Пока Джули любовалась рассветами, забираясь на высокий клен, и обдумывала прошедший день, формируя редко встречающийся среди подростков волевой характер, Брайс каждый день подпитывал неприязнь к девочке грубыми комментариями своего отца по отношению к семье Бейкеров и пустыми суждениями друга Гаррета, оставляя так мало пространства для собственных мыслей. После того, как белый клен остается жить только на картине (сцена спила дерева – это самая бесчеловечное, что есть в этом фильме), девочка начинает немного иначе смотреть на мир вокруг, больше анализируя и меньше поддаваясь своим слабостям. Из боязни найти в Брайсе качества худшие, чем зрительная неполноценность, девочка некоторое время мучается с определением его места в своей жизни. Но ряд необдуманных действий мальчика, вызывающих у него самого постоянное побуждение к извинениям, разрушает ее симпатию. И, когда Джули теряет к нему прежде очевидное для всех чувство, Брайс начинает «соскальзывать», это самое чувство приобретая, – он перестает замечать всех других, только теперь понимая смысл слов дедушки о «радужных» людях. Не выходит подружиться и родителям детей: различия во взглядах на мир слишком велики, и взрослые поддерживают вежливый, но холодный нейтралитет. Годы идут, и вот вчерашние малыши уже подростки. Джули все так же влюблена, а Брайс все так же нет. Но в школе безответная любовь становится ещё неприятнее, ведь, как известно, порой дети бывают слишком жестокими, а хрупкое сердце девочки в таких условиях не может сохранить свою целостность и разбивается вдребезги по вине бездушного мальчика.
«Бывают люди бледные, бывают тусклые,
бывают блестящие, но когда встречаются радужные,
и ты сам становишься таким, с этим ничто не сравнится.»
Привет, Джули!
Лично меня всегда подкупала в фильме простота высказывания: любовь, мол, величайшая тайна человечества, она способна двигать горы, разрушить стереотипы и полностью изменить человека. Хотя мистер Лоски наверняка думает по-другому. Брайс начал испытывать чувства к Джули только в тот момент, когда она сама стала разочаровываться в объекте, выбранном для всепоглощающей любви (но не спешите с выводами, разочарование еще не повод убить в себе наслаждение, которое приносят любовные томления). Перефразируя классика: «Чем больше женщину мы любим, тем меньше нравимся мы ей». Став недоступной, Джули Бейкер мгновенно превращается из назойливой соседской девчонки в желанную красавицу с глубоким внутренним миром. Но и точка зрения отца Брайса о том, что иногда люди просто не подходят друг другу, к сожалению, не лишена смысла. Но, чтобы получить удовлетворение и эстетическое удовольствие от «Привет, Джули», подобные рассуждения необходимо в себе подавить. Нет, здесь дело совсем в другом: мальчик только тогда стал ценить назойливую девочку, когда понял, что может потерять её окончательно, а не только как свою возможную вторую половинку. Но, увы, даже раскаяние Брайса не может перечеркнуть те отвратительные поступки, которые он совершал по отношению к Джули.
«Иногда мы понимаем, что человек – ангел только тогда,
когда он поворачивается и уходит. А мы смотрим ему вслед
и видим на спине крылья...»
Привет, Джули!
Может, вспомните эпизод, когда женщина-психолог говорит Мелу Гибсону в фильме «Чего хотят женщины», что мужчины – с Марса, а женщины – с Венеры? Вот в фильме 'Привет, Джули!' это открывается во всей красе: главные герои, по сути, слишком разные, чтобы быть вместе, и это угнетает. Фильм перемещается от одного героя к другому и те в свойственной детской манере объясняют свои те или иные поступки. Звучит это так мило и наивно, что даже иногда засмеяться хочется. Это как с Марком Твеном и его Томом Сойером: вся детская наивность понимается в нужной мере, когда ты уже повзрослел. Вот и в «Привет, Джули!» тебе весело, когда понимаешь, насколько смешными могут быть дети, когда ты сам уже взрослый. Но во всём этом ты чувствуешь ту искренность, которая присущей так и остаётся лишь нашим малышам. И Роб Райнер смог раскрыть это, как уже говорилось, во всей красе, поэтому «Привет, Джули!» пусть и смешна местами, но больше картина отдаёт добротой и трогательностью.
«Я хотел хорошо выглядеть для Джули,
но я не хотел, чтобы она это поняла.
Это тонкая грань.»
Привет, Джули!
Особый вклад в фильм внесла, конечно же, героиня Мэделин Кэрролл, её звезда в этом фильме засверкала очень и очень ярко. Актриса представила идеальный образ: та самая летающая в облаках, фантазирующая рыжая девочка, которая несмотря ни на что имеет внутри твёрдый стрежень – это чистый, добрый ребёнок, который станет хорошим во всех отношениях человеком, если больше никто не посягнет на беззащитное сердце «голубки».
До сих пор я думаю, что делая открытый финал в фильме и в любви Джули и Брайса, режиссёр поступил крайне жестоко со всеми зрителями в моём лице. Кино обрывается на моменте, когда мальчик понимает, что «вот она, моя любовь», но уже поздно, и остаётся ощущение пропасти, которую нельзя восполнить – это расстояние между сердцами двух молодых людей. Самое печальное, что от таких «обрывов» не застрахована ни одна живая душа: наоборот, взрослые даже больше подвержены риску быть отвергнутыми, а потому «Привет, Джули!» с его наивностью выглядит ещё трагичнее.
Владислав БУРУХИН