Все новости
КИНОМАН
17 Декабря 2019, 19:50

«АСАМ»: пять идей для кино

В предыдущей статье «Птичий язык кинопроизводства» я осветила, что такое питчинг сценаристов, теперь пришла очередь рассказать, как проходил сам питчинг на кинофестивале «АСАМ» в Чебоксарах, на котором я присутствовала 4 декабря 2019 г. Заявки подавались заранее в Интернете, сколько-то было отсеяно, и те, кто вышли в финал, уже явились защищать свои идеи вживую.

Дело происходило в конференц-зале Национальной библиотеки, где есть экран и проектор, было компетентное жюри – все велось на русском языке (иначе бы я ничего не поняла и вам бы, мои уважаемые читатели, не поведала).
Первый проект была историческая драма про крестьянскую жизнь по повести М. Юхмы «Несжатый сноп. Незасеянное поле». Идею защищал режиссер Марат Никитин. (Я узнала новое слово «мут борд» – ролик настроения). В фильме планируется показать четыре временных промежутка – коллективизация, до войны, во время войны, после войны. Сюжет несколько индийско-мексиканский: кто-то украл девушку, чью-то невесту, и от этого все страсти, месть, вероломства и т.д. Во время запутанного пересказа люди зевали. Компетентное жюри выразило сомнение по поводу нагроможденной мелодраматичности. И что был фильм на такую тему «Время жатвы». Но Марат Никитин сказал: «Я люблю слащавость: для меня кино – это сон».
В отсылки-референсы были поставлены «Андрей Рублев» Тарковского и «Тени забытых предков» Параджанова.
Но сверхидеи, подобной идеям Тарковского и Параджанова, я не уловила в изложении режиссера, по моему впечатлению от презентации – может получиться что-то похожее на современный киргизский фильм «Дерево». Съемки планируют в Чувашии, сразу на русском языке, после, для местного проката, переозвучка на чувашском. Насчет языка мне сомнительно. Ибо этнографический материал надо снимать на местном языке. Потом, да, озвучивать на русском для более широкого проката. Я недавно посмотрела прекрасный узбекский фильм «Горячая лепешка», переозвученный на русском. Именно оттого, что его сразу снимали на родном языке, была невероятная органичность и легкость, никакой фальши.
Второй проект «Тайны древней Волги» – про дружбу ордынского хана и наследника булгарского царства – представлял великолепный сценарист Сергей Владимирович Щербаков (его работу я смогла оценить по фильму «В красном море»). Немного запуталась в исторических реалиях, которые споро излагал кандидат исторических наук Щербаков. Там были судьбы болгаро-чувашского народа, ханы-тарханы, воин Шептак, коварное убийство, возлюбленные типа Ромео и Джульетты, что похоронены около камня Тенгри.
По моему мнению, по эпичности излагаемых событий этот сюжет напоминает киргизский фильм «Курманджан-датка/Королева гор». Но там съемки длились 4 года. Такие полотна с батальными сценами очень трудно снимать.
Но бодрый историк Сергей Владимирович опирается на движение реконструкторов и считает, что можно использовать их фестивали. К тому же в Чебоксарах много фактуры, чтобы делать костюмы – в тизере костюм Шептака сделан в художественном училище. Да, мы посмотрели тизер, снятый при бескорыстной помощи конного клуба. И снять его было нелегко, это заняло три дня, да и исполнитель 4 раза упал с лошади. Но настоящего артиста ничем не испугаешь. Тизер был снят. Надеюсь, фильм будет снят тоже. Глобальное мифологическое полотно или масштабная историческая драма? К чему склониться – к «Войне тронов» или «Войне и миру»? К «Конан-варвару» или «Адмиралу Колчаку». Надо выдержать чистоту жанра – сильный характер и какой-то посыл. Какой?
Мое стороннее этнографическое мнение – я бы склонилась к мифологии – очень старый этнос взят за канву. И если только историки в нем разбираются, то для публики – это нафталин, и вызывает прохладное отношение. Не надо снимать журналистский фильм как про челюскинцев или Калашникова. Надо хорошенько проработать архетипы героев и этим можно зацепить современного зрителя. Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Я думаю, мир материальный меняется, но чувства любви, преданности, доверия и обиды, злобы, жадности – они присутствуют и у современных зрителей. Съемку данного фильма на русском языке считаю оправданной и единственно верной, ибо никто не знает, как звучал булгарский язык в ту эпоху.
Третий проект «Поленька – Христова невеста» Дины Гавриловой. Писательница выступила в качестве сценаристки своего произведения. Она вложила два посыла: первый – героиня остается личностью, несмотря на давление семьи и травлю со стороны сверстников, и второй посыл – правдивая история раскулачивания, скрытая в тайне происшествия 1948 года. Время действия – современность. Родственники хотят отправить девочку в монастырь, чтобы она отмолила грехи нескольких поколений. В конце героиня встречает любовь и находит счастье. В фильме жизнь героини с 14 до 20 лет.
Отсылки к фильмам «Чучело», «Похороните меня за плинтусом», мексиканской мелодраме «Есения».
Очень хорошо на подобные темы снимает Елена Цыплакова, она верующий человек, ей близка эта тема.
Моё же резюме по поводу завязки и идеи – Бог есть любовь, а не ритуалы и отбитые в поклонах коленки. Хорошо бы именно эту идею выразить в фильме. Отсылку же частично почему-то вижу к фильму «Дикая собака Динго» – сохранить достоинство и осознать себя.
Жюри же предложило, чтобы Поленька стала монахиней, дабы оправдать название. Но мне кажется, автор не это, не сломанность и смирение вкладывала в свою героиню.
Дина Гаврилова пишет на русском языке, но предложила снимать на чувашском, так как жанр мелодрама может быть востребован на нём. Все библиотеки просят женские романы на чувашском языке.
И четвертый проект – сказку «Мост Азамата» – опять представлял неутомимый Сергей Щербаков. Это сказка о древнем потустороннем мире чувашского народа. Снять ее надо, «чтобы молодежь стала не объектом заботы и давления старшего поколения, а стала заинтересованным субъектом национально-ориентированного процесса»; теперь перевожу с русского научного на русский разговорный: чтобы подрастающее поколение знало и понимало предания и традиции земли, на которой живет.
Часть сказки снята студентами училища культуры. Главная героиня – спортсменка модельной внешности. Съемки уже прошли в августе-сентябре-октябре. Нужна помощь в постпродакшене. Это пилотный фильм, чтобы заинтересовать. Материал изложен в книге «Возвращение Чеменя». Финансы нужны не на костюмы, а на компьютерную графику.
Я тут, знаете, позавидовала студентам, учащимся у такого человека как Сергей Владимирович Щербаков. И фильмы они снимают, и костюмы исторические создают. Вот это студенческая жизнь, вот это усвоение материала. Как же круто, что есть такие педагоги!
По сказке «Мост Азамата» было предложено сделать WEB-сериал для Интернета, серии по 10–12 минут. Сделать тизер (рекламный ролик) и запустить краудфандинг, то есть народное финансирование, сбор пожертвований на платформе «Планета».
Мое мнение таково, что всё может у этих студентов во главе с неугомонным преподавателем выйти. Имеет же любительский фильм «Выйти замуж за Гу Джин Пё!» миллион просмотров на ютубе.
У них хорошая идея для кино. Не хватает иронии, надо относиться, как Олди относится к Одиссею в своей книге «Одиссей – сын Лаэрта. Человек Номоса».
И, наконец, самый интересный, пятый проект «Волки замерзшей Булы» представлял Александр Никифоров. И очень впечатлил своей подачей и манерой изложения – это была отличная, продуманная презентация.
Первый военный год, зима – по рассказам прадеда Александра о том времени. Место действия река Була, приток Свияги, впадающей в Волгу, Батыревский район Чувашии.
Главный герой Иван хоронит деда, последнего охотника в деревне. Клянется убить вожака волчьей стаи, терроризирующей окрестности, чтобы добиться руки Кати, на девушку претендует также его друг. Схватка с волками.
В события вмешивается отец Ивана, считавшийся пропавшим без вести. Волк-вожак убит, но волки будут мстить.
По волкам у Александра уже есть договоренность с питомником в Подмосковье. Они привезут 6 волкособак и 3 кинологов.
Реплика от эксперта из жюри – «волки бежали от войны аж с самой Белоруссии до Батырева».
Идет война с немцами и тут рефреном своя война с волками – это усиливает драматический момент. Фильм категории 12+ на 100 минут. Сложность в том, что все зимой должно происходить, много натурных съёмок.
Месседж, то есть послание, в том, что «время взросления – когда можешь переступить через инстинкт самосохранения ради других. Мужчина должен
совершать поступки и быть сильным».
Единственно, мне осталось непонятно, куда обрывается романтическая линия?
И, думаю, надо таких красавцев как Гойко Митич на главные роли. Всё прям отсылает к эстетике фильмов про индейцев и Джеку Лондону.
Подошла после питчинга к Александру Никифорову, дабы поспрашивать о пути в кино. И сразил он меня наповал. Он настоящий Мартин Иден, недаром идея для фильма такая «джеклондонская».
На вопрос про опыт в искусстве – написал пьесу, она шла в ТЮЗе полтора года в репертуаре. На вопрос про образование – вечерняя школа.
– А как пьесу-то написал?
– А, подруга хотела ставить дипломный спектакль по Маркесу, автор готовой инсценировки ей отказал. Она сказала: напиши, я знаю, ты сможешь. Ну и написал.
– Так, а где подругу такую взял?
– Да, познакомился с ребятами из актерской студии, но сам не очень много играл на сцене.
Итак, жду очень интересный фильм «Волки замерзшей Булы» (рабочее название, могут поменять) от удивительного парня, который делает себя сам – артистом, драматургом, режиссером. Я верю, Александр Никифоров может!
Хотя грант получил Марат Никитин, тот самый первый проект про деревенские страсти. Кто знает, вдруг и выйдет у него снять местный «Вечный зов».
ГАЛАРИНА
Читайте нас в