Все новости
КИНОМАН
30 Сентября 2019, 14:43

«Сестрёнка»

Перевод с одного языка на другой часто сравнивают с искусством расплавить фиалку в плавильном тигле и воссоздать её заново. Это сравнение относится и к экранизации. Особенно, к экранизации произведения, суть которого не в фактах и событиях, а в поэзии и чувстве.

Повесть Мустая Карима относится к числу именно таких, летучих произведений. Конечно, в ней есть события. И даже такое драматическое событие, как война. Но основное её содержание – это возникающее настроение счастья и благородства человеческих отношений, противостоящих бедам. Книга Мустая Карима открывает, как всё ДОЛЖНО БЫТЬ в жизни и человеке. И как есть и должно быть в детстве.
В повести это ощущение вызывается за счёт внутренних монологов героя.
Кино, по крайней мере, детское – одними внутренними монологами создать трудно. Кино требует картинки или действия, говорящих зрительно то, что в книге герой проговаривал словами.
В фильме «Сестрёнка» впечатление, подобное впечатлению от повести, передают и картинка, и увлекательная цепь событий. Но, конечно, основной смысл и ощущение той самой полноты жизни передаётся не через ликующую красоту кадров, а через действие.
Фильм намного событийнее повести, и это как раз не от желания дистанцироваться от неё, а от желания приблизиться к ней. Например, в книге – герой (как взрослый человек, вспоминающий детство) мечтательно проговаривает своё рыцарское отношение к приёмной сестре, прежде чем воспоминания прорываются описаниями поступков. В кино – герой ещё маленький мальчик. И, конечно, ничего подолгу проговаривать не может – он действует. Совершает поступки. С самого начала пытаясь быть настоящим мужчиной, заботящимся о матери, правильно держащим себя с хулиганами. И, конечно, очень деятельно, пусть не всегда гладко, мальчик нащупывает правильное отношение к красивой, но нелюдимой названной сестре.
То же касается и всех персонажей его детства. Из сферы описаний и чувств – они переведены в сферу действия. В последовательности стремительных, иногда опасных, событий раскрывается красота и доблесть матери с бабушкой. И всех: друзей, соседей, знакомых, незнакомых – всех, о ком писал автор повести.
Но не только это отличает две истории и, одновременно, приближает впечатление от фильма к впечатлению от книги.
Через весь фильм проходит линия поисков и обретения отца. Эта линия ярче и драматичней, чем в книге.
Не только мальчик пытается быть «за отца», разговаривает с его портретом и фронтовыми письмами, примеряет на себя роль сказочного батыра-спасителя (что есть и в повести). В кино с ним соперничают и остальные мальчишки деревни. А «за отца» пытаются быть и старики-соседи, и друг отца – председатель, и дяденьки-милиционеры (которым деятельная натура героя, конечно, доставит немало хлопот), даже пленный немец, которого герой запоздало пожалеет… Так что, героиня-Оксана, пытающаяся угадать отца в любом советском солдате – в какой-то момент окончательно объединит всех мужчин истории в один образ. От героя к герою, от мала до велика, все они объединятся – в самый большой образ фильма. Образ простой, бытовой, ежеминутной и правильно понятой мужественности. Образ отца, брата и батыра.
Этот дух мужественности и служения девочке и женщине – он есть в повести. Но в кино он ещё подчёркнут как то, что именно сейчас наиболее ценно в произведении Мустая Карима. Чтобы найти и удержать это чувство мужественности каждому мальчику и мужчине, девочке и женщине – для ощущения гармонии и здоровья бытия. Таких, как в этом фильме и в этой повести. Хотя бы через фильм и повесть.
…И, кроме того, это не только трогательный, но искренне смешной фильм и для взрослых, и для детей.
Юлия ЛОМОВА-УСТЮГОВА