Все новости
СОБЕСЕДНИК
29 Марта , 12:00

Поэтесса Анна Морковина из зачарованного анклава старины

Поэты объединяются кто с кем дружит… Однажды мне позвонила Альмира Мухарямова, знакомая драматургесса и деятельница телевизионных искусств, и сказала: «Там Морковина приезжает из Саратова на поезде дружбы с краеведами, встреться с ней, ну, пожалуйста…»

Поскольку я благоволю к саратовским поэтам, я решила пообщаться с Анной Юрьевной Морковиной. К тому же она привезла с собой книги нашего земляка Михаила Семёновича Муллина, саратовского поэта, закончившего Башкирский сельхозинститут, но разговор о нём будет в следующей статье. И вот ниже удивительное интервью, я иногда вздыхала, иногда улыбалась, но несомненно умилялась, глядя на эту кристальную простоту и ясность Анны Юрьевны, недаром она последние годы пишет детские стихи, они требуют именно таких качеств.

Галарина: Здравствуйте, Анна Юрьевна, поэтесса из Саратова, прибывшая к нам в Уфу с миссией великих краеведов. Как называется ваш поезд дружбы между регионами?

Анна Морковина: Мы участвуем в такой большой программе. У нас люди из разных городов собрались здесь, в Уфе. Это Пенза, Нижний Новгород, Оренбург, Уфа и Уфимская область, Саратов и Саратовская область, город Балаково, ещё я, возможно, кого-то забыла. Всего нас 23 человека, студенты и взрослые, которые уже работают. Мы все участвовали в нескольких онлайн-проектах. И я лично участвовала – поделилась своим знанием, отправив материал по работе с юношеством в Российскую государственную детскую библиотеку, которая проводит свой проект вместе с большим Общероссийским обществом «Знание». И неожиданно через месяц получила письмо, что стала победителем конкурса и выиграла поездку на выбор в один из городов, предложенных на сайте. Я выбрала тур по Башкирии – три дня, с 11 по 13 декабря, были очень насыщенные. Направление называется «Больше чем путешествие». Руководитель у нас Алина из общества экотуризма на Южном Урале «Тенгри». Были на турбазе «Табын». Катались на конях. Ну, катание – это громко сказано. Мы на них взгромоздились и поехали по кругу в основном все. Я не упала с лошади и это уже достижение. Нам показывали процесс изготовления курая, сыграли на курае и других народных инструментах. Рассказали о башкирском женском костюме, очень красивом. Разрешила сфотографироваться в нём. И также после обеда на турбазе «Табын» мы отправились на скалу «Уклы Кая».

Скала Уклы Кая находится на границе Гафурийского и Архангельского районов Башкирии, на правом берегу реки Зилим. Скала нависает над деревней, раскинувшейся прямо у ее подножия. Название деревни – Таш Асты, что в переводе на русский означает «под камнем».

С башкирского название скалы переводится как «стрельная скала». Рассказывают, что в былые времена, когда башкиры еще были язычниками, на вершине скалы совершались обряды жертвоприношений. Потом, в более позднюю эпоху там проводили Сабантуй. Западный склон скалы довольно пологий и по нему можно подняться наверх.

Скалу можно разглядеть в процессе сплава по Зилиму – именно здесь, в Таш Астах зачастую группы заканчивают свой сплав. Так же можно добраться на автомобиле по маршруту: Уфа-Архангельское-Красный Зилим-Зириково-Имендяшево. Имендяшево – деревня, что стоит напротив деревни Таш Асты и здесь через Зилим перекинут навесной мост.

– А теперь про поэзию. Расскажите о себе как о поэте. Что послужило для вас мотиватором?

– Я пишу с детства, думала, что с 6 лет, но нашла промокашку, на которой уже прописными буквами написано, наверное, первое моё стихотворение. Из чего я сделала вывод, что пишу я с первого класса. Из того что сохранилось. Эта промокашка содержит стихотворение о Северном полюсе. Я очень хотела тогда туда попасть. Может, и сейчас хочу отправиться в путешествие на Северный полюс. Завидую Фёдору Конюхову с его кругосветками. Шутка это или нет, так было на самом деле. А вообще я пишу стихи более осознанно со студенческих лет. И это вторая половина 80-х годов. Тогда я потихоньку начала публиковаться в Саратовских газетах. И вот теперь я постоянный автор журнала «ВОЛГА – XXI век».

«Волга – XXI» – литературно художественный журнал. Основан в 2004 году как орган областной писательской организации. Сдвоенные номера журнала «Волга – ХХI век» выходят 6 раз в год.

Посылаю стихи в разные другие издания. Однажды была и в Уфе опубликована, в «Бельских просторах». У меня небольшие стихи в номере; строфы. О чём я пишу? И о любви, и о природе. У меня есть юмористические стихи. И, как люди говорят, «крайнее моё достижение» – это детская книга «Яблочный город» и вышла она в конце сентября 2021 года. Теперь я ещё и детский поэт. Михаил Семёнович Муллин поощрял меня в этом направлении, говорил: «Пиши, пиши для детей. Это важно».

– Благодатная просто публика – дети.

– Вот с презентацией книг сложно сейчас, эти годы неблагоприятные. Они сложны, когда надо провести нормальную презентацию в детском коллективе. Одна презентация состоялась у меня 20 ноября 2021 года в Саратовской библиотеке. Там было 10 взрослых и один ребенок. Но этот ребёнок – сын моей коллеги по Пушкинской библиотеке – выучил одно моё стихотворение и прочитал нам. Чему я и все присутствовавшие очень радовались.

– Это замечательно, что есть связь между разными поколениями. А вот как вы думаете, разрыв между писательскими группировками дело благодатное или не очень? Иногда мне от таких вещей грустно. А иногда кажется, что две параллельные реки даже хорошо. Чисто абстрактно, а не про «Волгу» и «Волгу – ХХI век».

– Ну, конечно ничего в этом хорошего нет. Конечно «больше поэтов хороших и разных» – есть такой лозунг. Но для этого проводятся различные литературные фестивали и какие-то акции – «ночь культуры», где поэты тоже могут выступать. Да бывают и конкурсы, слэмы поэтические.

– А вот как вы осмысливаете раздробленность культуры? Я в различных группировках не нахожу большой идейной и художественной направленности. То есть понятно – футуристы и имажинисты – творческие декларации создавали, и даже методы творческие были эстетически разные. А сейчас мне вообще не понятна эта междоусобица, не предполагающая разноголосицы.

– У меня впечатление, что поэты объединяются кто с кем дружит. Вот даже поэты, близкие к редакции одного издания – они сами с собой общаются. А поэты, которые у другого издания, чаще всего тоже только сами с собой.

– Вот теперь я общаюсь с поэтом, который у другого издания. Несколько лет назад я делала подборку стихов Алексея Александрова и написала статью о его творчестве. Мне, человеку, который не из Саратова, казалось: у вас очень дружный город. Что все друг к другу ходят в гости на мероприятия.

– У нас очень много, видимо, и поэтов и мероприятий. Не знаю. Я всегда терялась. А потом я перестала на эту тему разговаривать.

– И правильно, красивые талантливые женщины не должны мужскими распрями голову себе забивать. Нас и так слишком мало – творческих женщин. Вечно я одна дама на лито сижу.

– А у нас много женщин-поэтов. Вот как-то Михаил Семенович вспомнил одну поэтессу – прочитал буквально 4 строчки, и мы с ним посмеялись, она очень слабые стихи писала и непременно хотела в Союз Писателей. Дело в том, что вступить можно не обязательно в официальный союз, их сейчас много образовалось – Союз Писателей России, Союз Российских Писателей. И вот так крутят и крутят, над ними уже смеются и критики, и литературоведы. Мол, сколько вы их наплодили? Ну что вам, ребята, надо-то? Может, вам надо заниматься творчеством, совершенствоваться в этом!

– Поэт не принадлежит никому кроме самого себя.

– Я уже переварила несколько блоков информации, когда столкнулась с этой темой. С тем, что с писателями сейчас происходит.

– Я очень спокойно отношусь к писательству, может, связано с тем, что хоть писать я начала рано, но открылась миру в этом качестве поздно. Стихи – это была высшая тайна и слишком интимное дело. Это было важно, это была сила мага. «Если у мага есть тайна, он в ней черпает силу» (Спрэг де Камп, «Санктуария»). Чтобы прожить всю боль, чтобы выжить – стихи были вещью не публичной. И поэтому я сложно смотрю на современное поколение юных поэтесс с их вывернутой нарочитой физиологичностью бесконечной. Кстати, именно в Саратове в 2012 году на поэтическом фестивале «Центр весны» я познакомилась с Галиной Рымбу.

– Как, как? Рымбу. Нет, не знаю.

– В общем, вы далеки от бурлящей литсовременности. Кого из современных поэтов-суперзвезд информационного пространства вы знаете?

– Ну, как сказать. У нас же есть разные площадки. Смотря какого возраста поэты.

– Ах! Вы ещё делите поэтов по возрастам?

– Мы не делим. В кругу Михаила Семеновича, ему было около 70-ти лет, молодежь не тусовалась. Приходили только взять рекомендацию и тому подобное, с какой-то практической целью. А им было достаточно своего круга, чем к микрофонам рваться. Не надо было им этого.

– Думаю, есть такая штука у взрослых людей – им становится достаточно прожитого и нажитого. Достаточно своего круга. А вот мне мало своего круга. Поэтому и с вами сижу. Мне скучно в кругу ходить по кругу. Люблю открывать новые имена и для себя и для других. Недавно вот опубликовала подборки молодых саратовских поэтов – Алексея Каца и Дмитрия Манаева. Очень давно люблю Дмитрия как незаурядную личность, он сейчас студент философского факультета. Очень интересный человек – барабанщик и поэт. Читала его, читала в соцсетях – и написала ему: «Давай-ка сделаем подборку, мне кажется, ты уже созрел». Я его знаю уже лет 10. И от начинающего юноши он вырос в умудренного мужчину, такого лукавого и добродушного в своих притчах и коанах. От есть вижу как молодежь, и саратовская в том числе, вызревает в интересных авторов.

– Я вам назову несколько имён. С кем знакома, кого слышала. Опять же вариться в собственном соку, конечно, вредно. Надо какую-то свежую струю обязательно иметь в виду. И стараться выходить из коробки своей. Ну вот – Алла Фёдорова, есть такая поэтесса. Она, кстати, профессиональный поэт, Литературный институт закончила. У нас есть поэты на фестивалях. Фестиваль в Хвалынске я уже 7 лет посещаю, он идет в конце июля – начале августа. Я даже у истоков его стояла. Последний фестиваль был сразу за 20-21 годы. В 20 году отменили, перенесли, а была тогда тема войны – 75 лет Победы. Много откликнулось народа. Все современные. Из Москвы приезжают постоянные участники, из Свердловска. Потому что в Хвалынске прекрасный национальный парк, у нас свои красоты на Волге.

– Я в своё время плыла из Нижнего Новгорода до Костромы на теплоходе – это было потрясающе – смотреть на окружающую природу. Красиво. Очень красивые берега и великая река прекрасна.

– Ну, вот мы стараемся не упускать такую возможность. Сначала мы собираемся в национальном парке – там лес прямо сосновый. В том году книг авторы привезли так много. И среди них – издали мама и дочь книгу – молодая поэтесса Мария Санникова, мама у неё философ. Я вот вам ещё скажу, заветное имя для меня – Надежда Егорова. Она моя ровесница, работает в Доме русского зарубежья. Надя Егорова такая любительница фестивалей. Коммуникабельный, добрый, хороший человек. Вот к ней всё притягивается, она умеет людей сводить, таких вот творческих. Благодаря Наде Егоровой я опубликовалась. Она сама закончила аспирантуру Московского института культуры. Когда я 10 лет назад приехала в Москву к сестре, пошла по мероприятиям и познакомилась с ней. Стали в тандеме выступать. Съездили вместе в Шую к Бальмонтам (Бальмонтовский фестиваль поэзии «Солнечный эльф»).

– А вот вы за современными премиями следите? Малиновская, Шалашова, Пейгин, Долгарева. Вам что-нибудь эти имена говорят. Это лонг-листеры и лауреаты последних лет. Александра Шалашова дважды становилась лауреатом в поэзии, хотя проза у нее сильнее. Она из Самары, кстати. Анна Долгарева просто вне категорий – гениальный поэт. Не знаете. У вас анклав зачарованной старины однако.

– Сейчас я скажу – у нас есть Игорь Шведов, которого мы считаем сильным современным поэтом. Ещё у нас есть молодая поэтесса Анастасия Ястребкова. Я говорю именно про саратовских.

– А я как-то про общероссийский процесс все время думаю. У нас, конечно, есть люди из Уфы, которые участвуют в российском литпроцессе. Но всегда непонятно – почему именно они…

– У нас ещё есть «Литературная карта России» – такой сайт. Я туда заглянула – какими поэтами Саратов представлен? Там было два с половиной человека. А поэтов у нас на самом деле очень много.

– На «Центре весны» только 78 человек, я была там, знаю.

– Ну, это на «Центре весны» только. А на фестивале в Хвалынске сколько. А фестивалей ещё сколько – «Святой Георгий», «Майская сирень»! У нас и по районам стали тоже сейчас проводить: в Базарном Карабулаке – «Серебряный родник». Везде издают сборники. В Хвалынске нашли спонсора – им сам национальный парк издаёт. В сборнике не только поэзия, но и проза. На самом фестивале звучит авторская песня – есть такая номинация, и есть теперь наминация – документальное кино. Это в сборники никак не попадает, но смотреть интересно.

Под конец можно я расскажу вам про свои сборники. В общем, у меня три книжки Я не считаю себя очень крутым поэтом, но … три книги есть. Две – взрослые стихи, и одна – детские стихи. С картинками. Мы её выпустили с художницей Ириной Шин, у неё корейская фамилия. Она проиллюстрировала несколько книг, пишет ещё и картины – выставка у неё была в музее Чернышевского. А наша совместная с художницей книга называется «Яблочный город».

Вот такая беседа у меня состоялась с Анной Морковиной из зачарованного анклава старины на берегах Волги, где много поэтов. Эх, аж захотелось поехать в этот сказочный Хвалынск на фестиваль.

Автор:Галарина ЕФРЕМОВА
Читайте нас в