Все новости
ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
25 Сентября , 13:00

И рухнули ворота ада

В центральном архиве Министерства обороны хранится запись врача – узника Освенцима из Голландии, который зарегистрировал транспорты, поступившие в концлагерь. Скупые строки говорят сами за себя:

«21.10.43 из Вестенберга (Голландия) поступил очередной транспорт с заключенными. Отправлено в лагерь 347 человек, в крематории – 1047 чел.

18.11.43, транспорт из Франции: в лагерь – 241, в крематории – 720.

4.03.43, транспорт из Чехословакии с мужчинами, женщинами и детьми – 3852 человек, все в крематории.

13.04.44, транспорт из Афин (Греция): в лагерь – 320, в крематории – 980.

18.04.44, транспорт из Люблина (Польша): 301 женщина, которые занимались сортировкой вещей и ценностей в Майданеке, – все в крематории».

А 27 января 1945-го войска 1-го Украинского фронта овладели концентрационным лагерем Освенцим и освободили несколько узников, заключенных в нем.

...Освенцим – небольшой город в Польше, расположенный на реке Сола – притоке Вислы. Там в апреле-мае 1940 г. был создан концентрационный лагерь, который расширялся по мере увеличения территории, оккупированной Германией в Европе. В итоге образовалась своего рода система лагерей, которую и принято коротко называть Освенцимом. Наиболее крупными лагерями были Аушвиц в самом городе и Биркенау в Бжезинке, что в пяти километрах северо-западнее Освенцима. Сеть лагерей – Моновице, Голешау, Явишовиц, Блемахер – размещалась недалеко от Освенцима и имела меньшие «производственные мощности». Насчитывалось в этой системе смерти более 500 деревянных бараков и служебных помещений, рассчитанных на содержание 250 тысяч узников.

Работали заключенные на строительстве в Польше военно-промышленных предприятий концернов Крупа и «И. Г. Фарбениндустри», а также выполняли другие, менее значимые работы.

Освенцим являлся одним из шентров, где проводились различные «опыты» по изысканию средств биологического уничтожения людей, в том числе и газа «Циклон В». Отобранные у узников драгоценности передавались в распоряжение Имперского банка.

В лагере действовали газовые камеры и крематории, где были удушены и сожжены миллионы граждан более чем из 20 стран Европы, в том числе СССР, Польши, Венгрии, Югославии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Бельгии, Франции, Испании, Нидерландов, Австрии и даже самой Германии. Были среди узников мирные граждане и военнопленные, мужчины и женщины, старики и дети, люди разных вероисповеданий – католики, православные, иудеи – и тридцати национальностей, среди которых особенно много русских, евреев, поляков, цыган. Разные источники называют разное количество жертв нацистских концлагерей, но все цифры близки к 10 миллионам. Четыре из них приходятся на долю Освенцима.

Задача освобождения концлагеря встала на заключительном этапе войны перед войсками 60-й армии 1-го Украинского фронта, действовавшей на юге Польши, на Краковском направлении.

Заняв Краков, командующий 60-й армией генерал-полковник П. А. Курочкин поставил задачу командиру 100-й Львовской стрелковой дивизии генерал-майору Ф. М. Красавину овладеть городом и концлагерем Освенцим и освободить заключенных в нем узников. Выполнение этой задачи должно было осуществиться во взаимодействии с 322-й стрелковой дивизией генерал-майора П. И. Зубова.

Генерал-майор Ф. М. Красавин
Генерал-майор Ф. М. Красавин

Генерал-майор Ф. М. Красавин осознавал всю сложность выполнения поставленной задачи и свою ответственность за жизнь узников. Предстояло пройти значительное расстояние от Кракова до подступов к Освенциму, на ходу провести перегруппировку частей дивизии, преодолеть сильно укрепленную оборону противника и форсировать две водные преграды – реки Вислу и Солу.

И вот рано утром 25 января, после артиллерийской подготовки, полки первого эшелона дивизии перешили в наступление. 454-й стрелковый полк подполковника И. Г. Загородникова прорвал первую позицию обороны противника, с ходу отразил контратаку и к исходу дня овладел населенным пунктом Менткув, что в десяти километрах от Освенцима. Левофланговый 472-й стрелковый полк подполковника С. Л. Безпрозванного несколько отставал от правого соседа, но все же с боями продвигался вперед.

Немецкое командование срочно перебрасывало резервы, чтобы задержать наши войска и дать возможность гестаповцам провести эвакуацию заключенных. И когда наш правофланговый полк был неожиданно контратакован, пришлось менять направление главного удара и наносить его 472-м полком, которому удалось форсировать Вислу и захватить небольшой плацдарм.

Следует отдать должное мужеству саперов саперного батальона дивизии. Более шести часов, стоя в ледяной воде, ночью они сумели навести переправу.

Для захвата моста через Солу и плацдарма был выделен усиленный передовой отряд под командованием капитана В. Е. Орлова. Но чем ближе отряд продвигался к мосту, тем большее сопротивление оказывал противник. С ходу овладеть мостом не удалось, сам Орлов был тяжело ранен.

На пути отряда оказались узники близлежащих к Освенциму лагерей, занятые на торфоразработках. Часть охранников при виде наших солдат бежала, часть была разоружена. Заключенные рассказали об обстановке: если еще в декабре предыдущего года в лагере Моновице было 35000 узников, то с 18 января началась эвакуация людей в глубь Германии, и сейчас осталось только 1000 человек; больных и неспособных передвигаться отправили на ликвидацию в лагерь Биркенау...

Тем временем основные силы дивизии, преодолевая упорное сопротивление, продолжали медленно продвигаться вперед.

Наступал рассвет 26 января. Вдали показались трубы освенцимского крематория. До Освенцима оставалось всего 2-3 км, но сопротивление все нарастало.

При подходе наших подразделений к восточной окраине города завязался тяжелый бой, и положение одного из батальонов стало критическим. Сложилось так, что именно на том участке решался успех боя за Освенцим. И туда поспешил сам командир полка, наш земляк, подполковник С. Л. Безпрозванный. Он встал у орудия погибшего расчета. Первый его выстрел – и танк со свастикой остановился! Но второго выстрела не последовало. Разорвавшийся рядом снаряд унес жизнь командира.

И все же полк удержал рубеж. Дивизия вплотную подошла к городу. Началась подготовка к штурму, на которую оставалась одна ночь.

В ту ночь не прекращала работу войсковая разведка. Добытые ею сведения помогали составить более детальный план дальнейших действий.

Кроме того, важнейшую задачу смогла решить рота автоматчиков старшего лейтенанта Г. В. Маленко, которая предотвратила взрыв заминированного крематория в лагере Биркенау, где еще находились живые люди. Рота незаметно форсировала Солу, подошла к крематорию, бесшумно сняла часовых, нашла рубильники, отключила подачу электроэнергии и перерезала провода к установленным минам.

Сам штурм города и концлагеря Освенцим был назначен на 7 часов утра 27 января.

Сложность штурма лагеря заключалась в том, что нельзя было вести разрушительный огонь – в зданиях наряду с эсэсовцами находились узники.

Основные силы дивизии под прикрытием артиллерии двинулись по тонкому льду, маневрируя между промоинами и полыньями. Переправлявшиеся на западный берег быстро устремлялись к лагерю. Гитлеровцы сопротивлялись яростно, но с фланга и тыла по ним открыли огонь батальон правофлангового полка и рота автоматчиков Г. В. Маленко. Противник в панике начал оставлять позиции. Лагерь был взят.

Первым во входные ворота ворвался батальон майора Н. И. Парфенова. Навстречу солдатам бросились изможденные люди в полосатой лагерной одежде с разноцветными треугольными нашивками. Плач, слезы, разноязычные крики радости и благодарности – вот что запомнилось тем, кто первым вошел в этот лагерь смерти.

В то же время правофланговый полк стремительно продвигался ко второму по величине освенцимскому лагерю – Биркенау в Бжезинке.

«...К 12.00 27 января 100-я Львовская стрелковая дивизия во взаимодействии с некоторыми частями 322-й стрелковой дивизии полностью очистила лагерь от эсэсовских охранников и освободила более 10000 узников и узниц в основном лагере и около 8000 в Бжезинке. Из числа освобожденных узников 3000 изъявили желание немедленно взять оружие и сражаться с фашизмом...» – говорилось в боевом донесении 100-й стрелковой дивизии, хранящемся в Центральном архиве Министерства обороны.

На боевом пути войск 1-го Украинского фронта его воины видели свидетельства многих фашистских зверств – Бабий Яр в Киеве, набитый трупами мирного населения, гросс-лазарет в Славуте, где не лечили, а умерщвляли, концлагеря во Львове, Раве Русской и других городах. Но все они, даже Майданек, не могли сравниться с Освенцимом. Здесь непрерывно дымили несколько крематориев. Чрезвычайная комиссия по расследованию фашистских зверств установила, что были дни, когда в лагерь из разных стран Европы поступало по 10-15 транспортов по 40-50 вагонов каждый со средней вместимостью вагона 75-80 человек, то есть от 30 до 60 тысяч заключенных.

Из материалов Чрезвычайной комиссии стало известно, что первая партия советских военнопленных – сто человек – была доставлена в Освенцим 12 сентября 1941 г. Все они после допроса были расстреляны. Через день прибыли 300 человек, которые были отправлены в «баню» на «дезинфекцию», после чего их никто не видел. Они были отравлены газом. Из 16 тысяч военнопленных, которые поступили в лагерь до 1 января 1942 г., к новому году осталось всего 100 человек. И так продолжалось из месяца в месяц, из года в год. Именно здесь проводил свои бесчеловечные опыты на людях врач-садист Менгеле, стяжавший позорную славу на весь мир.

Гитлеровцы с началом Висло-Одерской операции войск 1-го Украинского фронта, когда развернулось широкое наступление, с лихорадочной поспешностью стали заметать следы своих преступлений в лагерях. Они стали взрывать крематории, поджигать бараки и склады, выводить из строя водопроводы и электростанции. Но всего намеченного сделать уже не успели. Слишком стремительным было наступление наших войск.

Освобождение узников концлагеря Освенцим – это одна из самых ярких страниц боевого пути 100-й Львовской стрелковой дивизии. И страница эта вошла в историю второй мировой войны.

По решению сейма Польши, территория бывшего концлагеря сохраняется в неприкосновенности как исторический мемориал и как памятник четырем миллионам узников.

Памятник-мемориал Освенцим открыт в 1967 году. Он выглядит так: между руинами двух крематориев сооружена цепь связанных друг с другом каменных саркофагов и пластических фигур поверженных человеческих тел. Столбообразный объем главного памятника увенчан плитой черного гранита. Он ассоциируется с трубой крематория. Авторы мемориала – Ю. Палка, Е. Яриушкевич, Т. Валле.

Автор:Борис ЯМЩИКОВ, полковник в отставке
Читайте нас в