Все новости
ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
17 Сентября , 18:00

Матери все спрашивали: «Ты моего не повстречал?»

В майские дни 1945-го винтокрылая машина доставила из Москвы одного из победителей – дважды Героя Советского Союза гвардии майора Мусу Гареева. И не одного. Рядом с ним кавалер орденов Славы – Александр Кирьянов, боевой друг и товарищ по оружию. В этой паре они летали по всем фронтовым маршрутам.

Летчики 76 гв. ШАП в доме отдыха 1-й Воздушной Армии в г. Алитус, 1944 г.: Городилов, Гареев, (стрелок), Шатило (стоит), Павлов (стрелок)
Летчики 76 гв. ШАП в доме отдыха 1-й Воздушной Армии в г. Алитус, 1944 г.: Городилов, Гареев, (стрелок), Шатило (стоит), Павлов (стрелок)

Путевку в небо Гареев получил в Уфимском аэроклубе, совмещая учебу в железнодорожном техникуме. Уфимский аэропорт в то время находился на территории, где сейчас расположена улица Рихарда Зорге и автовокзал.

Безошибочно можно утверждать – первым из победителей, кто радостно ступил на родную башкирскую землю, был Муса Гайсинович Гареев. Командующий фронтом подписал приказ о предоставлении Мусе Гарееву краткосрочного отпуска для поездки на Родину.

Александр Кирьянов
Александр Кирьянов

В родную деревню дорогие гости прилетели тоже на самолете, предоставленном Уфимским аэроклубом. Торжества начались прямо на поляне, где посадили самолет. Односельчане, стар и млад, были приглашены в гости, стол с угощением был доступен всем.

На другой день состоялась официальная встреча, организованная Илишевским райкомом партии. В Дом культуры были приглашены представители района. Конечно, всех интересовал боевой путь, который привел земляка к долгожданному победному дню. Человек скромный и застенчивый, Муса Гайсинович не мог рассказывать о себе. Обо всем этом и многом другом было сообщено представителем официальной власти. Гареев и Кирьянов покорно соглашались.

Дивизия и полк в его составе начинали свой боевой путь еще под Сталинградом. Освобождали донские степи, юго-восточную Украину, Крым. В Крыму дали отдых и разместили в санаторном корпусе. Не успели насладиться ароматом свежего белья, как отозвали: приказ срочно перелететь на новую базу в Белоруссии.

Во время штурмовки вражеских эшелонов, нагруженных награбленным народным добром (подготовленных к отправке в Германию), Гареев применил редчайшую находчивость: вывел из строя паровозы, а составы оставил нетронутыми. Любопытно, что за этот подвиг он получил звание почетного железнодорожника СССР. А ведь мечтал в юности стать машинистом, с чем и было связано поступление в железнодорожный техникум.

Муса Гареев
Муса Гареев

В коротком промежутке времени с 23 февраля до 19 апреля 1945 года за отличное выполнение боевых заданий и проявленные при этом отвагу, решительность и героизм Указами Президиума Верховного Совета СССР летчику-штурмовику Мусе Гарееву было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением второй медали «Золотая Звезда» и ордена Ленина.

Долог, труден был боевой путь. Коварная смерть подстерегала каждую минуту. Герои сами не знают, как посчастливилось им остаться в живых. Вот они сидят среди самых дорогих людей, родных и товарищей. Мало кто понимает, что каждый боевой полет на штурмовку мог оказаться последним.

Звезды Героя кому-то вручали в Москве, Гарееву и товарищам вручили в дивизии. Пригласив в штаб, построили на плацу. Строй замер при появлении командующего авиацией армии генерала Т.Т. Хрюнина и командира дивизии. Первым был вызван Муса Гареев, любимый сын генерала, как тогда называли его в шутку и всерьез. Тимофей Тимофеевич знал Гареева с первых дней участия в боевых действиях еще под Сталинградом. Дорожил им – начинающий фронтовик Гареев летал на задание успешно, не допуская оплошностей. Относился к нему по-отечески тепло и уважительно.

«Запомни, Муса, этот день, – сказал седой генерал с волнением, – кому еще довелось и доведется ли получить две звезды сразу. Пожалуй, никому…» – и крепко обнял награжденного. Было 2 мая 1945 года.

После возвращения в полк награжденные почти в один голос сказали командиру полка: «Товарищ полковник, у Гареева самолет отберите. Не допускайте его к полетам. Мы обязаны беречь дважды Героя. Войну закончим сами».

Просьба была выполнена.

Кажется, на второй или третий день вынужденного безделья Гареев прослышал, что есть боевое задание на штурмовку. Послать было некого. Уточнить подробности не составило труда, и вот Гареев за штурвалом, а заместитель командира полка за стрелка-радиста. Летят на задание над узкой и длинной косой в Балтийском море близ города Пиллау. На суше скопилось большое количество вражеских войск. Летали до полного расхода боеприпаса. Возвращение было сложным, из последних сил, но до базы дотянули. Среди встречающих был и командир полка. Осматривая свой новый самолет, он пришел в ужас. А Гареев стоял с виновато опущенной головой.

«Не горюй, – пожал ему руку полковник, – новый пришлют. Спасибо, что задание выполнил».

На родине дорогого гостя ждали и в родном аэроклубе, и в обкоме партии. Об одной приятельской встрече с Героем рассказала для газеты ветеран труда Фания Муратова.

«В медицинском институте я уже оканчивала четвертый курс. Если память мне не изменяет, это было 12 мая. В комнату нашего общежития вошли три парня. Лица сияют в улыбке. Двое из них офицеры. На груди сверкают ордена и медали. Сразу узнала: Муса абый! В Таш Чишма мы росли вместе, в одной школе учились. Третий – в гражданском костюме, представился как один из руководителей Осоавиахима Глеб Баранов. Второй из военных был Александр Кирьянов. Собрались девушки. Наши восторги не описать словами: перед нами – настоящие герои войны, победители! Мы с ними разговариваем просто. Муса Гареев сообщил, что ему дали краткосрочный отпуск, предстоит идти на встречу с руководителями Башкирской республики – С. Игнатьевым, С. Вагаповым. Скоро улетать в Москву для подготовки к параду Победы на Красной площади.

После короткого пребывания гостей восторженные отзывы о них переполняли наши сердца. Нас поразила скромность Мусы Гареева. Он ни словом не обмолвился о своих подвигах. Разговоры переводил на темы нашей учебы, работы в будущем».

Готовя этот материал, я решил полистать газеты тех времен. В «Красной Башкирии», «Кызыл Башкортостан», «Кызыл Тан» о Мусе Гарееве сообщается в номере за 25 мая 1945 года. На первой полосе этих газет опубликован портрет на две колонки. Дважды Герой Советского Союза Муса Гайсинович Гареев в парадном кителе и фуражке. На груди ордена и медали. Взгляд прямой и спокойный.

Текст под фото в «Красной Башкирии» гласит: «В колхозе «Лена» Илишевского района в гости к своим родным и знакомым приехал дважды Герой Советского Союза т. Гареев, прославленный летчик, сделавший за время своего пребывания на фронте более 250 боевых вылетов. Тов. Гареев М. прошел героический путь борьбы с немецкими захватчиками от Сталинграда до Пиллау на Балтийском море. Он всегда, почти на бреющем полете появлялся над головами вражеских солдат с тяжелым грузом бомб, неся смятение и панику в ряды противника.

Колхозники Илишевского района радостно встретили своего прославленного земляка. Тов. Гареев М. побывал также в редакции «Красной Башкирии», где встретился с работниками трех областных газет».

Спустя многие годы старейший журналист, позже главный редактор «Советской Башкирии» Г.Г. Михеев вспоминал некоторые особенности той встречи с Героем в редакции. В частности, сотрудники редакции пожелали пообщаться с ним неофициально. Как? Конечно, надо организовать подобие застолья. Быстренько собрали часть продовольственных талонов, и угощение было готово… Потом, спустя годы Муса Гайсинович вспоминал эти солнечные майские дни, озаренные счастьем победы. «Понимаете, – сокрушался он, – будто это было вчера. Отчетливо вижу лица матерей, жен и девушек. Многие спрашивают в надежде: «А моего ты не встречал?» Иные, стоя чуть дальше, глядят на меня печальными глазами, не смеют подойти. Это и понятно, родной человек погиб, что толку спрашивать. Вот что угнетало меня при всех радостях. Запомнилось и такое: «Ты всю войну прошел, неужели моего Магсума не повстречал?» Самое трудное было отвечать «нет».

* * *

Журналисты не имели возможности осветить по достоинству ярко дни пребывания на родине дважды Героя. Муса Гареев, погруженный в академическую учебу и в будни сверхответственной и секретной службы, тоже был недоступен для газетчиков. Партийные и государственные органы не могли позволить народу расслабиться – предстояло поднимать хозяйство, залечивать раны и болезни. До проявлений радостей было далеко. И День Победы, объявленный праздничным, был позабыт на долгие годы.

Автор:Фарит ВАХИТОВ
Читайте нас в