Все новости
ВЕРНИСАЖ
16 Октября 2020, 22:27

Формула выставки: Алевтина+Альфия=Акварель

Часть вторая: Альфия Бикбулатова (солнечный ветерок) Бывает, в юности талантливые люди стартуют как фейерверк, долетают до высоты и рассыпаются искрами, а уйти на орбиту как ракета – стать профессиональным художником очень сложно. Я продолжаю общаться с прекрасными художницами Алевтиной Мулюковой и Альфиёй Бикбулатовой, чья выставка акварелей сейчас проходит в Юношеской библиотеке.

Теперь я пытаю банальными вопросами о том, как она дошла до своего предназначения Альфию Бикбулатову. Она смущается:
– Я считаю каждый человек в душе художник. Человека можно научить рисовать. Я долго думала, правда, откуда это у меня всё. Сестра двоюродная на худграф поступала и я увидела как она нарисовала ромашку. Это меня поразило, и я стала много рисовать. Самое главное, родители очень поддерживали. Папа всё время хвастался моими работами. Худграф закончила в 1995году. Преподавала, Преподаю сейчас. Ну, вот больше стала выставляться, когда начала делать авторские куклы. Все свои работы собрала маслом, акрилом, и кукол. Сделала первую выставку в галерее «Урал».
– А знаете такая любопытная штука, когда издаешь свою первую книгу – ты меняешь восприятие себя. Ты видишь общий концепт периода своего, не отдельные стихи. А вот у художников такое есть?
– Конечно. В начале академическая живопись. Потом креатива хочется. Делать то что никто не делал, может быть. Правда, этого сложно добиться.
– А вот выставка, она является каким-то подытоживанием периода?
– Да, бывает. Акварелью, например, я начала заниматься в августе буквально. С Алевтиной мы стали ходить на пленэры. Больше мне хотелось писать, писать. О выставке и не думала. Понимаете, акварель это своеобразный квест: какой в начале ты слой положишь, потом какой цвет, как выразить детализацию. Это захватывает очень. Я по две работы в день делала. Аля в шоке была.
– Ну, вы ещё такую тему нашли – стали писать уходящий город.
– Как получилось-то с уходящим городом. Дело в том, что я потеряла маму, потеряла её дом, и очень хотелось вернуться в это детство. Стали мы Октябрьскую революцию (название улицы) писать. Один домик в начале –родной дом конечно написала. Потом остальные, и так вот мы пошли дальше по городу, интересные такие местечки выбирали. Это такая идиллия – сидишь, солнышко, свежий воздух, птички поют. Люди ходят, абсолютно не мешают, когда подходят, значит, хорошо получается, смотрят. Потом уже лежит кипа листов – не в стол же, думаю – будет выставка. Профессиональная бумага, хорошие краски используем.
– На эмоциональное качество работ влияет жизненный опыт художника. Работы молодых людей, даже очень техничных, отличаются от взрослых. Это неуловимая вещь. Я как-то писала статью про выставку Александра Масленникова, ему было 80 лет. У него тоже акварель была. Я вот чувствовала свет уходящего солнца. Эти домики, чурбачки, опушки – вот смотрит он на них уходящим сожалеющим проникновенным взглядом, это чувствуется.
– Это наш учитель.
– Я даже знаю, молодому человеку эти чурбачки неинтересно писать, личностное отношение.
– Какие домики покосившиеся? Неинтересно было, я же помню. А вот сейчас уже приходишь к этому состоянию. Видимо сама к ним ближе возрастом.
Тут Алевтина Мулюкова вспомнила случай: «Когда писали эти домики, подходит к нам женщина, и говорит – что это вы выбрали какие-то развалюхи, какой-то старый дом, надо красоту писать, езжайте на Ленина, там красивые дома».
Альфия подхватила тему, что такое красиво:
– Из обыденного сделать красоту, вытащить из обычного лица – живые глаза, показать волосы. Это же интересно.
– В этом старом городе все дома прекрасны, потому что они прошли жизнь с вами рядом.
– У них в каждой дощечке покосившейся, в каждой вот в этой ручке дверной, в заборе с прорехой, в наличнике потрескавшемся – это же жизнь. Какая-то история этого дома, тех людей, которые там жили. Мы это вот видим, кто-то пройдет не заметив. А нам становится заметно. Вся эта резьба близка.
–Унас тут снесли пару недель назад двухэтажку, там двадцать резных наличников погибло безвозвратно. В Уфе, к сожалению нет, как в Казани экскурсионного маршрута «Казань деревянная», у них дом какой-то знаменитый в стиле деревянный модерн 4 года реставрировали.
И тут мы немного поговорили о менталитете и сколько надо последовательности, чтобы сохранять ремесла и мастеров.
– Рисовать надо каждый день. Если не рисовать месяц-два, ты теряешь эти навыки, у тебя и пальцы какие-то деревянные становятся. Ты не можешь выразить то, что ты хотел. Мысль начинает работать по-другому. Большие перерывы в рисовании о себе дают знать.
– Но с другой стороны, когда человек после большого перерыва возвращается к чему-либо в искусстве, это происходит из-за того, что у него накопился жизненный материал, который он по-другому не может высказать.
– У меня такого не бывает. Утром у меня студенты – их поправляю, работаю. Днем для себя пишу. Я работаю в колледже технологии и дизайна. Преподаю рисунок и живопись. Вечером, я знаете, как отдыхаю – беру скетчбук и придумываю лица. У меня всегда с собой скетчбук.
– Вот кстати, художники в этом плане независимы, им не нужен оркестр. Они организовывают самостоятельно свои «репетиции». Вы просто как мультиинструменталист – ещё один инструмент освоили. Сначала у вас было масло, потом куклы, потом акварель пришла. А еще когда удается можно сказать «ай, да я».
– Вот так с акварелью у меня получилось.
– Иногда ты идешь куда-то в потёмках, интуитивно, не чётко понимая куда. И однажды тебе удаётся выразить свои мысли. В статье про чужую работу ты вдруг выкладываешь свои изменившиеся концепции –психологические, культурологические. Вдруг неожиданно, как тезисы их выкладываешь, у меня в основном, конечно, такое в статьях по театр происходит. А вот про живопись, пожалуй, только в статье про Масленникова удалось свои мысли про психологию возраста изложить. Я даже не знала, что у меня есть мысли о психологии возраста. И человек какую-то свою мысль подспудно развивает и вот акварель, как причина вашей цветовой симфонии, вашего звучания.
– От настроения же зависит какой цвет в данный момент нравится.
– Цвета: психологи же типируют по цветам. И желтый это цвет общения. Мы заперты в клетку пандемии и хотим общения. Вы как преподаватель, расскажите, как у вас обучение проходило дистанционно?
– Это нервотрёпка ещё та. Студенты, надеюсь, меня понимают. Сократили пары. И как весь материал выдать за эти сокращённые часы? Сейчас уже есть опыт в этом. Очно-заочно. Слава богу, и очно сейчас есть уроки. Справляемся, куда деваться. Бывают студенты даровитые, а учатся так себе.
– Бывают люди, в которых зреет концепт и он шаляй-валяй перебирает материал, а когда находит свою тему, то с закапывается туда с восторгом, начинает так рыть глубоко. И ты не узнаешь человека просто, у него глаза горят. Я вот люблю дать поэтому историю жизни человека. Юные художники не хотят разговаривать, они в процессе обдумывания, а вот чем старше люди, тем легче рассказывают, делятся опытом. Они поняли себя, сформулировали часть своей художественной деятельности.
– Ну, даже взрослый кочегар о своей работе может художественно рассказать. А молодой художник сам себя ещё не знает, поэтому и поделиться, в общем-то, нечем. Все-таки возраст позицию формирует.
– А вот это зависит от уровня озлобленности человека, если он пришел к какому-то равновесию в своей душе – тогда вся жизнь его станет какой-то поэзией. Вот, художник рассказывающий о своем жизненном пути в окружении своих картин – это зачастую очень синтетическое искусство. Как японский свиток – рисуночек тушью и строчки хокку рядышком дополняют друг друга. Для меня сейчас информационный наш поток делает человека раздерганным, а искусство, любое искусство помогает человека собрать. Это ниточка, по которой человек себя собирает как бусы. Большинство людей внутри себя, как рассыпанные бусы в коробке. Большинство, когда их спрашивают – зачем ты это сделал, зачем ты купил вещь, которая тебя просто разорила. Например, айфон в кредит. Не знают ответа.
– У меня мания переставлять мебель. Мне кажется, как переставлю всё в квартире – что-то поменялось в жизни. Или картины поменяешь. Картины другие, и по другому совсем всё смотрится. У художника вообще другое восприятие – мы замечаем то, что другие люди не видят. Я вот еду в транспорте (у меня портреты всё в голове) и думаю– вот здесь бы я сделала потемнее, потом за эмоциями более наблюдательны художники. Подойдёт человек, и ты чувствуешь, какое у него настроение и как-то на подсознание идёт у тебя. У меня мама говорила – «художники все шизанутые». Я говорю «Мам, ну я же художница» – «Ты не художница, ты учительница» отвечала она. И только перед концом жизни признала, когда приходили врачи и смотрели на моих кукол, на мои картины с таким восхищением. И потом, если люди приходили – она уже «это моя дочь делает». И «делай выставки, у тебя всё получится».
– Долгое время преобладающий дискурс в работе художника был – важно общаться с Вечностью. И вот где-то в 30-е годы произошёл перелом, что очень важно общаться с людьми и пришли в искусство гении самопиара Сальвадор Дали, Пабло Пикассо, Энди Уорхолл. У людей поколения до них – Модильяни, Ван-Гога не было такого навыка общения с людьми, они ориентировались на Вечность в своей голове, и это оказало разрушительное воздействие на их жизнь в социуме. А теперь возникают гении баланса, вот Андрияка гений душевного баланса, – им важно не разорвать себя, всему миру продемонстрировать вывих сознания как Пикассо, а важно создать гармонию. Ваша выставка и даже то, что вы пошли со мной на контакт показывает, что вы на пути баланса. К сожалению, гении самопиара в нашей стране дошли до карикатурного, утрированно пафосного бездушия в лице Шилова и Глазунова, Никоса Софронова. Техника задавила эмоцию, никакой души не осталось. Гиперреализм это не конечная точка искусства, супертехничность сама по себе не дает зрителю катарсиса. Зритель не сопереживает, это не спортивный рекорд, а человек не хронометр, фотофиниш и весы. Человек должен сопереживать истории, человек должен поймать эмоцию, настроение. Вот теперь есть ваша Уфа уходящая, я хочу поймать в нарисованных объектах свое впечатление, своё воспоминание.
– Я там ещё неоформленные последние положила. А в 21году надеюсь персональную выставку сделать вместе с куклами. Сюда не стала их выставлять, чтоб всё было в одном ключе.
Свое тонкое профессиональное мнение о картинах Альфии добавила Алевтина: « Я более строгая, у Альфии взрыв красок, она пользуется лессировочной техникой».
И да, это солнечный ветерок слегка растрёпывает быстрые мазки, и мы смотрим на «Детский мир, а не Мак Дональдс». Личность отражается в работах и в названиях работ тоже. А еще помимо ярких акварелей, я сфотографировала скетчбук Альфии Бикбулатовой, заглянула в её мир стремительных ежедневных набросков, интересно же увидеть что у художника в голове, а там множество лиц, что попали на её «карандаш».
Акварели художниц Альфии Бикбулатовой и Алевтины Мулюковой можно увидеть в Юношеской библиотеке по адресу Проспект Октября 62\2. Выставка продлится до 31 октября 2020года.
ГАЛАРИНА
Фотоальбом выставки 1 часть
Фотоальбом выставки 2 часть
Часть первая