Все новости
ВОЯЖ
31 Января 2021, 14:26

Бакалы – край мифов и легенд

Бакалинский район Башкортостана интересен своей историей, людьми, проживающими в нем и богатой природой, в которой есть нечто особенное, присущее не каждой местности. Отойди немного от селения и будет другой, особый рельеф, иной природный рисунок: то с глухим лесом, реликтовыми соснами, то с горами, родниками. Особо привлекательны пещеры – затерянные миры, дворцы природы. В наше время человек их посещает как диковинный природный объект, фиксируя обнаруженное состояние, поскольку время многое меняет.Считается, что наделенная пещерами местность, отмечена свыше. Их таинственность порождает мифы и легенды. Бакалинские пещеры тоже окутаны легендами, но они – и местная реальность.

Назад в историю
В библиотеках района есть книга «Жизнь, годы, судьба», изданная по дневникам бакалинца Никифора Александровича Епейкина. В ней отображен поход в пещеру, предпринятый учениками в 1910 г. с педагогом Червяковым. Епейкин писал: «Пройдя 20 верст от Бакалов, мы пришли к усадьбе мелкопоместного помещика, откуда отправились к расположенным поблизости пещерам. Вход был в рост человека. Взятые веревки страховали, а свечи разбавляли кромешную темноту. Попали в коридор с вырубленными нишами. Через 25-30 метров обнаружили боковое ответвление в виде просторного помещения с высоким потолком и выступами у стен типа нар. Пол сухой, ровный, но воздух сырой и дышалось тяжело. Дошли до помещения со сводчатым потолком, где на полу была вода, а наверху обитали летучие мыши. Они со свистом летали, чуть не задевая нас. Поспешили к выходу. Вторая пещера, пряталась в ущелье между гор, поросших кустами и деревьями, но вход был завален камнями. Тайну пещер раскрыть нам не удалось. Не прояснил ничего и местный помещик, лишь сообщил, что башкиры связывают пещеры с именами Емельяна Пугачева и Салавата Юлаева, что в одной из них запрятаны богатства, охрану которых взяли на себя нечистые силы, их голоса и завывания слышались по ночам». Данному описанию более 100 лет.
Живое свидетельство
Василий Акаев (ныне житель Бакалов), в детстве проживал в красивой деревне Холодный ключ, расположенной на высоком берегу реки Сюнь. Он вспоминает, что и в 50-е годы прошлого столетия школьники посещали пещеры в рамках уроков географии. Но мальчишки бегали туда и малыми группами, «втихаря» – черная пасть звала, манила. Зимой отправлялись на лыжах, поставив их, как часовых, вертикально в сугроб, у лаза – заметка на всякий случай. Посещая пещеры, ребята преодолевали страх, проверяли себя на выносливость, познавали новое. Но одна такая самовольная вылазка запомнилась на всю жизнь.
Дружной тройкой Василий, Гурий и Николай, в жаркий день, напившись родниковой воды, отправились к пещерам. Отмахали через лес километра два, продираясь сквозь бурелом и крапиву. Сизая ежевика, цеплялась колючими шипами за одежду, соблазняла своей спелостью и одаривала пригоршнями крупных ягод. У пещеры проверочно нащупали спичечные коробки: газ в пещере не скапливался и огонь для освещения был не опасен. Полюбовавшись голубизной неба, «нырнули» в темноту и прохладу. Вход был широким (говорили, что пугачевцы на телегах въезжали) и пропустил путешественников с обманчивым гостеприимством. Впрочем, смышленым было не пропасть.
Нутро пещеры
Темнота окутала с первых шагов. Начальный путь был привычен. Левая гладкая сторона словно поддерживала и вела вперед. Вспугнутые летучие мыши тревожно порхали и попискивали. Обстановка, хоть и была знакомой, заставляла съеживаться, замолкать. От зажженной бересты заплясали тени, осветились повороты, захотелось болтать и смеяться.
Ребята знали от учителей, что пустоты в горе, созданные природой, когда-то осваивались человеком, углублялись и расширялись. Стены, ровные на ощупь, были явно рукотворно обработаны, серый песчаный камень их поверхности слоился, не осыпаясь. Под ногами твердь, шли посуху. Главное, что в пещере не водились змеи – любители погреться на солнышке.
До конца коридора никогда не доходили, так как проход суживался до лаза, откуда раздавался шум падающей воды. В других местах начинался уклон и брошенный камень выдавал предупредительный «бульк», заставляя отступать. По правой стороне открывались просторные, высотой не менее трех метров, боковые отсеки. Располагались они анфиладой через входы-арки. Обычно проходили пять-шесть подобных залов. Воздух давал легко дышать, но прохлада и небольшая влажность напоминали атмосферу погреба. Зато в зимнее время здесь отогревались от наружной стужи. Постоянная температура и обеспечивала летучим мышам уютную зимнюю спячку. А летом их в пещере было множество, слышались шорохи перелетов. В старину этих существ называли «нетопырь», то ли «нет перьев», как считал Владимир Даль, то ли «растопыренная мышь», как рассуждали другие. Мыши прикреплялись к потолкам вниз головой и, привычно оцепенев, не шевелились. «Живые радары» и в полете не натыкались на ребят, не вызывали переполох и считались безобидными. Их присутствие поддерживало атмосферу сказочности, ожидалось что-то необычное.
Пещерная жуть
И необычное пришло. Ребята в то памятное путешествие увлеклись и незаметно углубились в пещеру далее, чем обычно. По известному «закону пакостей» бересты на факелы захватили мало. Оказавшись в кромешной темноте, ребята засуетились: шарили по опустевшим карманам в поисках куска березовой коры, сетовали, что мало ее прихватили и спорили в какую сторону лучше идти. На мгновение всех охватила жуть, мышиный писк стал неприятным, древнее название «нетопырь» перекликалось с мистическим и грозным «упырь». Держались кучно, пробирались строго вдоль стен, но продвижение оставалось хаотичным, ориентиров для поворота в сторону выхода не было. Ушла и ориентировка во времени. Сколько топтались на одном месте? Сколько блуждали? – было не понятно. Страх и отчаяние все же не сковали путешественников. Дома знали об их увлечении пещерами и при долгом отсутствии организовали бы поиск. Но делом чести для ребят было выбраться самим, и они настойчиво искали выход.
Вот здесь бы пещерным летунам и заговорить по-человечьи, как в сказке, подкинуть веревочку-поводырь, но не случилось. Зато за левым плечом каждого из ребят вдруг встрепенулись ангелы-хранители, открывая обратный путь.
Помогла сама природа
Именно сверху вдруг появилось просветление. Приглядевшись, ребята поняли, что с потолка свисали корни дерева, проросшего сквозь толщу покровного свода. Но свет брезжил слишком высоко! Пришел момент сдать ребятам жизненный экзамен на смекалку и закалку. Смекалка подсказала, что иного пути наверх, как встать друг на друга, нет. Придерживаясь за стены, они сумели (хоть и не с первого раза) выполнить настоящий акробатический трюк: встать на плечи друг друга и образовать три этажа. Верхнему акробату удалось зацепиться за корни дерева. Сильные юношеские мышцы позволили подтянуться, а размытый дождями и пробитый корнями известняк со слоем земли легко поддались, осыпались и пропустили верткое юношеское тело.
Внизу сразу посветлело и пленники повеселели. Вылезший парнишка подобрал дерево-валежник и, опустив его вниз, вызволил остальных.
Прошли десятилетия, и Василий Никифорович поведал историю не только о приключении, но и об особенностях своего края.

Интерес к изучению края не угас
После опубликования материалов о забытом поселке в «Молодежной газете», в газете «Истоки» администрация района во главе с А.Г. Андреевым подключилась к увековечиванию памяти о Холодном ключе: очистили родник, оградили кладбище, установили мемориальный знак. И потянулись туда люди.
Развитие электроники временно оттянуло молодежь от общения с природой. Но все возвращается «на круги своя» и тому доказательство спортивные походы в эти экологически чистые места. Группы, оснащенные современным туристским снаряжением, проводят летние дни, познавая свой край.
В 2012 г. Комитет по делам молодежи Бакалинского района организовал двухдневный поход с воспитателями центра «Альтаир». Вброд перебрались через реку Сюнь, сделали остановку возле памятной доски, где указано, что в 1919-1964 гг. была деревня Холодный ключ. На осиротевшей большой поляне, окруженной лесом цвели травы, над ароматными цветами зависали пчелы. Березы Нагорной стороны приветствовали гостей шелестом лаковых листьев. Тишина легко передавала журчание родника, студеная вода которого освежила туристов. Им предстояло преодолеть те же два километра, тот же густой подлесок. По пещере прошли около десяти метров, до завала. Нашли вход и в другую пещеру, большего размера с несколькими комнатами, путь вглубь составлял 30-40 метров. Изучили надписи на стенах. Фотографии, видеофильм и неизгладимые впечатления стали свидетелями памятного похода, а заметка Алексея Федорова в газете «Бакалинские зори» от 04.08.2012 г. дошла и до уфимских читателей.
В сентябре 2015 г. учитель Матинской средней школы Ольга Владимировна Романова организовала спортивно-туристический поход, имевший и краеведческие цели: изучение истории бывшей деревни Холодный ключ, проведение общественно-полезных работ по очистке родника и посещение пещеры.
По навигатору установили точные ее координаты: северная широта – 55 °, восточная долгота – 54 °. Теперь можно найти это место на любой карте. 15 участников похода прошли 12 км, ощутили пещерную прохладу, сложность и опасность скрытых лабиринтов.
Документальные рассказы очевидцев, посетивших бакалинские пещеры в ХХ и ХХI веках весьма разнятся. Состояние пещер на 1950-е годы донесено особенно подробно. Аналогов этим описаниям в обозримых источниках нет. Сравнение личных впечатлений в разные временные периоды фактически является научным материалом, пополняющим копилку краеведческих изысканий.
Со временем пещеры стали не столь гостеприимными: вход сузился, уменьшилась протяженность ходов за счет обвалов и атмосферных воздействий, лишь летучие мыши, как истинные хозяева, по-прежнему верны своему укромному жилищу.
Лариса МИХАЙЛОВА