Все новости
ВОЯЖ
1 Июня 2020, 19:29

Путешествие нового аргонавта. Часть первая

«А ты не боишься?!» – этот вопрос задавали мне практически все друзья, узнав о том, что во время отпуска я собираюсь отправиться в Абхазию. Нет, я не боялась. Но интереса было больше, чем страха. И я устремилась на вокзал…

Наш отъезд сопровождался грозой – гром, молния, проливной дождь. Причем у пригородных касс, где я комфортно расположилась с газетой, еще было сухо и тепло, а у центрального входа люди вдруг начали с криками разбегаться – словно рассыпался горох: на них уже обрушился ливень! А на нас крупные капли пролились только через несколько мгновений… Говорят, отъезд в дождь – к удаче. Примета верная – мне повезло сразу: в купе я ехала с очень симпатичными попутчиками – Альфия и Тимур, которых я поначалу приняла за сестру и брата, оказались мамой и сыном. Четвертой с нами ехала неразговорчивая девица, у которой были родственники в другом вагоне. Мы видели «мисс Немо» крайне редко, и она так и осталась безымянной. Альфия с Тимуром ехали по путевке в Туапсе, и от них я тоже услышала ставший уже привычным вопрос о страхе в отпуске.
Всю дорогу нас сопровождали грозы. Дождь догнал нас в Пензе, всполохи молнии озаряли бархатное южное небо на вторую ночь пути, а за ними следовали раскаты грома, и я изо всех сил старалась не реагировать на провокационные замечания («Только бы ЭТО не было грохотом орудий в Абхазии!»). Дождь вымыл до блеска плиты туапсинского вокзала, где моих приятных попутчиков уже ожидали встречающие из санатория. Я осталась одна и загрустила, вдруг показавшись себе очень маленькой и уязвимой. На этом месте печальных размышлений предприимчивый проводник пустил на освободившиеся места двух молодых людей с неизбежными бутылками пива в руках. Юноши (по виду явные студенты) улеглись на голые полки и мгновенно захрапели, успев-таки сообщить мне, что в Абхазии даже слишком (!) тихо, так что им стало скучно, и они предпочли места более «пикантные». Я пришла в себя и даже развеселилась. А потом из предрассветного сумрака за окном тихонько выплыло серое море, и вздохнуло, и приветствовало меня мягкой лапой. Мы ехали через Сочи, и я даже в темноте узнала знакомый и любимый район Мамайки и попыталась разглядеть на крутом берегу развалины старинного особняка (в моем лексиконе – замка), которым так восхищалась в прошлый приезд. Это мне, увы, не удалось. Еще несколько минут под шепот дождя и стук колес – и вот он, Адлер, небольшой вокзал, выход по мосту на площадь… А там – множество машин, предприимчивые тетки с цепкими глазами («До Псоо? Всего триста рублей!»). Нет, я не поддалась на провокации. Совершенно интуитивно выбрала направление, завернула за угол ярко освещенного магазина… И увидела тощего мужика из соседнего купе, который забирался в маршрутную «Газель» с надписью «Псоо». Я забыла о том, что в моих руках тяжелые сумки, и полетела, полетела… В маршрутке за проезд до Псоо брали уже 30 рублей (потом я узнаю, что истинная стоимость проезда – 7 рублей). Мы понеслись под дождем, успешно избегнув жутких дорожных пробок, которыми здесь пугают всех (час был очень уж ранний). Дорога заняла минут двадцать, не больше. Среди кучи моих страхов и фобий была совсем уж смешная – поскольку отдыхающих в Абхазию едет очень мало (по словам все тех же студиозусов), мне придется переходить границу в одиночестве… Как же я обнаружу КПП? Эти страхи рассеялись очень быстро – я просто бежала за столь удачно подвернувшимся тощим мужиком. Длинный путь от Казачьего рынка до пропускного пункта с вещами бегом – это нечто! Впрочем, можно нанять носильщика. Дождь усилился, и КПП я проходила уже под ливнем, льющим потоки теплой воды мне за шиворот (но нет худа без добра – дождь вымыл мне голову, о чем я так мечтала в поезде!). Дама, сидящая в окошке за компьютером, пошуршала моим паспортом, занесла данные в машину, и я наконец-то ступила на благодатную землю республики Абхазия. Здравствуйте!
А дальше все было совсем просто. Я заняла последнее место в маршрутке, следовавшей в Пицунду (до Гагры – 20 рублей), и под тем же неизбежным дождем мы помчались… Море было серым, и слегка голубым, и чуть салатовым, и я запоздало обрадовалась нашему свиданию… С левой стороны дороги высились зеленые южные горы – близкие и прекрасные.
…Домик тети Мери с виноградом над окнами, с розами и геранью, с мандаринами и фейхоа на участке, моя большая тенистая комната (100 рублей в сутки – максимальная плата, можно устроиться и за 80, и даже за 60). Во дворе – кухня, в пристроенном к ней обширном помещении из больших каменных плит – ванна и туалет. Горячая вода согревается большим кипятильником, раньше во всех путешествиях меня сопровождал точно такой же. Во время моего пребывания воду в дождь пару раз отключали, вместе с ней ненадолго пропадал и свет. Тетя Мери всегда запасала воду впрок, так что горя мы не знали, а вот обитатели верхних этажей пятнадцатиэтажного пансионата «Энергетик» вынуждены были в такие моменты становиться цепочкой и передавать из рук в руки ведра с водой! Экстрим, одним словом.
В двух шагах – гагринский рынок (Колхозный или Центральный, я так и не выяснила, как он правильно назывался – на вывесках указаны оба варианта). Все довольно дешево или, во всяком случае, доступно: картошка – 8 рублей за килограмм, помидоры – 10-15, как и огурцы, яблоки популярного здесь сорта «Шампанское» – 10. Экзотика – шашлык из мидий (20 рублей), чучхела – орехи в чем-то типа пастилы из сока граната, винограда и т. д. – 10. Очень дорогими показались мне только персики – 60 рублей, чаще – 70. В прошлом году, говорят, цена их падала до 35 рублей за килограмм. Я, конечно, бросилась к острым «корейским» салатам – мои любимые баклажаны, и папоротник (знакомый по меню друзей с Сахалина), и какие-то коричневые «колючки». Верблюжьи, что ли? Однако они при близком «знакомстве» оказались довольно пресными. Цена всему – 10 рублей за 100 грамм. О, мой бедный желудок, берегись!
Моей слабостью стали гагринские пирожные – изумительно вкусные «черепашки», «зебры», медовые, заварные, трубочки, орешки… А еще горячий лаваш, от которого плавится пакет, и хачапури-лодочки… Удивительно, что я не вернулась в родной город в весовой категории Винни-пуха (повезло со сложением!).
О гагринском кофе по-восточному надо сказать особо. Ароматный, густой, душистый… Нектар и амброзия в одном флаконе, вот уж поистине – пища богов! После него я и смотреть не могла (и довольно долго!) на растворимый «Нескафе». Цена же этой «амброзии» – от 7 до 15 рублей, чаще всего – 10. В Афоне, говорят, есть и за 5, но мне там побывать в этот раз не довелось.
Масса доступных по цене экскурсий – озеро Рица, Гегский водопад, Новый Афон, Пицунда, Сухум (именно Сухум, а не Сухуми, Гагра, а не Гагры), конные маршруты, сплав по горным рекам, путешествие до высокогорного села Псху. А я мечтала совершить пешее восхождение в горы – был такой двухдневный маршрут с ночевкой в палатке. Увы, не довелось! Ну и ладно, надо же оставить хотя бы одну мечту про запас… Зато я исполнила другое свое давнишнее желание – побывала в пицундском храме на органном концерте, от которого остались самые светлые впечатления – очистилась душа. Еще очень понравилось бродить по огромному храму, погруженному в полумрак, в одиночестве (повезло!). Я долго стояла у окна в глубокой нише на втором этаже и почему-то представляла, как в незапамятные времена (строительство храма началось в Х веке) на этом самом месте томился юный монашек, смотрел с тоской на глянцевые листья магнолий и мечтал о свободе. Совершенно непонятно, откуда явились эти мысли в стиле «Мцыри». Разве что душа монашка витала неподалеку…
Вообще, Пицунда – очень своеобразное местечко: многоэтажные корпуса, стоящие в сосновой роще, пахнет хвоей, и длинные кремово-розоватые иголки пикируют прямо на страницы моего дневника, оглушительно поют цикады… Но Гагра нравилась мне больше – из-за старого города. Мне повезло – я попала туда сразу после приезда.
Пожилой экскурсовод Карл Владимирович родился в Гагре (тогда еще Гаграх). Школа, в которой он учился, располагалась в одном из зданий старой крепости, мальчиком он бегал на знаменитые теннисные корты посмотреть, как играют спортивные звезды тех времен. Карл Владимирович – истинный патриот своего прекрасного города, великолепный рассказчик, отменно эрудированный, человек старой закалки. Ему доводилось бывать в Ницце, на других популярных мировых курортах – природа там, по его словам, не выдерживает никакого сравнения с гагринской. Я в Ницце пока не была, но вспомнила свои путешествия в Сочи, Анапу и Крым и признала восторги Карла Владимировича обоснованными. Нигде нет такого великолепия, такой щедрой роскоши, зелени, золота, красок…
Экскурсия «Вечерняя Гагра» начинается со смотровой площадки в горах. Едем на «Газели» вверх по шоссе мимо многочисленных домиков, уютно прилепившихся к зеленым склонам. Правда, есть и руины – серые останки стен, как кости скелета… Но в теплый, солнечный южный вечер не хочется думать о грустном. Ведь все самое страшное уже позади. К тому же, со смотровой площадки открывается изумительный вид: зеленая долина, белые многоэтажки новой Гагры и, конечно, море – главный господин этих мест, их царь и Бог.
Здесь, у входа на площадку, происходит первое знакомство со знаменитым абхазским медом. Его собирает местная пчела – «абхазка». У нее самое длинное на свете жало – 7 миллиметров. Мед разных сортов: ежевичный, с альпийских лугов, каштановый. Меня, жительницу Башкортостана, медом не удивишь, но пробую с интересом. Вкусно! Больше всего понравился ежевичный – без приторности, какой-то легкий, «ненавязчивый». Кстати, я была поражена, увидев заросли местной ежевики и разглядев на них… розовые цветы! У нашей ежевики цветы белые! Гм-м… Да, «есть многое на свете, друг Горацио…».
Со смотровой площадки «летим» вниз-вниз-вниз, и вот уже впереди стены старой крепости, колоннада и знаменитый Приморский парк. В советские времена здесь было царство павлинов, пеликанов и лебедей. Сейчас, увы, парк в запустении – ведь вместо 60 работников теперь ухаживают за ним всего четверо. Но он прекрасен! Хранит неповторимый аромат юга платановая аллея. Цветут олеандры и магнолии, задорно желтеют в кроне пальмы высоко над головами экскурсантов мелкие финики – созреть в климате Гагры они не успевают. Мы подходим к древней часовне. Фундамент ее был заложен греками еще в пятом веке. Побывали здесь и мальтийские рыцари – часовню до сих пор украшает неожиданный католический крест. А рядом – высокие, старые кипарисы, их темные, острые силуэты на фоне белесого предвечернего неба; маленькие ласточки снуют высоко над землей и щебечут, укладываются спать. Кого только не видела старая крепость за долгие-долгие века! Какие имена! Какие тени, должно быть, бродят ночью по темным аллеям старого парка! Пушкин, Лермонтов, Бестужев-Марлинский… А Карл Владимирович, энергично блестя глазами, рассказывает нам, что именно к горе Сигнальной (вот она, перед нами), по преданию, был прикован Прометей. Значит, здесь он отдал огонь людям. Знал бы титан, для чего станут использовать его дар крошечные слабые создания – поберег бы свою печень! И именно к этим гористым берегам отправились за золотым руном знаменитые аргонавты! Я расправила плечи, я почувствовала, как забурлила в жилах кровь авантюриста-Ясона. Я тоже найду здесь свое золотое руно или сумею сама соткать его – из слов, образов, красоты – и заберу с собой…
Ирина ШЕМАТОНОВА, 9-24 августа 2004 года, Гагра, Республика Абхазия.
Продолжение следует...