Все новости
ПРОЗА
10 Июля , 17:00

Онтогенез мой. Часть пятнадцатая

изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0  Сковородка с жареной картошкой, стол, полотенце
Сковородка с жареной картошкой, стол, полотенцеФото:изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.0

Вот еще одно воспоминание на кулинарную тему.  Потребовалось открыть банку с консервированными щами. Начали искать открывашку, ан нету. Опять нечистый дернул меня за руку.  Небрежно так проронил: «Да какие проблемы, сейчас открою» и примерился вдарить по крышке локтем. Как же, сходил на несколько тренировок по карате.  Ребята сами, видать, до этого не пробовали (легче легкого, кстати), смотрели заинтересованно, вот и постарался оправдать доверие — долбанул со всей дури. Дури оказалось с избытком — банка рассыпалась на мелкие осколки.  Быстренько заткнул уши, чтобы не слышать едкие комментарии и даже не помню, как выскочил в магазин. За несколько минут до закрытия. Успел купить новую банку. Никак иначе, как говорят у башкир — «Кто прибил собаку, тот и оттаскивает ее в сторону» («Кем этте үлтергән, шул уны һөйрәй»).

Да, питались прилично, в первую очередь благодаря самоорганизации. А вот когда в летнее время выселяли из Айской, 92, приходилось и туговато.  После какой-то практики нелегально жили в общаге. Хуже всего — и стипуху задержали. Своих ребят с комнаты не было, прибился в комнату Ислама и К. Но и у них только чай и огурцы.  Огурцы, возможно, помогали разгружать в овощном магазине там и разжились, в подробности не вникал… После этого с десяток лет терпеть не мог огурцы) Живот барабаном, пучит, а через часок снова кушать хочется. Ладно, потом где-то нашкондыбали картохи. Поставили жариться. И вот, какой-то ухарь упер вместе со сковородой. Пока мы планировали поисковые и карательные операции, кто-то из наших (вроде Насиб), нашел воров по запаху. В полупустой общаге, да голодному человеку — просто, как два пальца об асфальт. Гидрофаковцы, тоже беглые. Насиб сразу и договорился — те сами пришли с повинной. Со сковородой и .бутылкой бормотухи, в виде компенсации морального ущерба. Нормально посидели, все вместе, никаких обид — голодный голодного всегда уразумеет!

В лесу, на практике было проще — ничто не мешает разжечь костерок и отварить супчик из концентрата. Всякие ведь были, даже с мясом, с грибами, со всевозможными овощами. Очень даже нравились. Это вам не голимая Галина-бланка, все натуральное.

Вот, скажем, хорошо было в  учебном лесхозе. Одна беда — ужинали слишком  рано, до реального отбоя в час ночи успевали зверски проголодаться.  И  повариха как-то посетовала, типа, вот  ведь, беру грех на душу, кормлю детишек мясом павшей лошади (в смысле –павшей своей смертью). Уж не знаю, действительно так говорила или кто из наших придумал. Зато тырили яблоки в общественном саду и пугали друг дружку, что у сторожа ружье заряжено солью)  Временами приходилось и кулинарить. Чуток отошел от общаги, сразу таинственный, диковинный для  коренного зауральца темный лес. Представлял себя путешественником на сельве) Может кто напомнит, какие именно там были деревья? А то лесник называется, слона-то и не запомнил. Вот в этой сельве и разжигали костерок.

Отведать не довелось, но Насиб как-то поведал про рецепт, что суп в лесу  можно сготовить исключительно  из картошки:  один шинкует  клубни мелко-мелко, чтобы успела развариться в пюре, другой — крупными кусками.  Короче, французский луковый суп отдыхает!) Там слишком много ингредиентов, даже в изначальном варианте.

И жареную кабанятину отведал еще в БСХИ.  Короче,  ранней весной было дело, Миша подбил меня и кого-то из ребят помочь аж самому главному лесничему учебного лесхоза.  Преисполненные важности (всякого ведь не попросят подсобить такому человеку!) поехали  в Дмитриевку (или Ягодная Поляна?). Работы, в принципе, было немного — перетащить ульи из омшанника  в сени. Но  я и серьезное испытание прошел: пыхтим, тащим улей, и тут почувствовал, кто-то ползет по тыльной стороне моей ладони. Смотрю — пчела очнулась от спячки и по-пластунски заползает в мой рукав. Детский условный рефлекс (пчела — это больно, сбрось и сразу тикать), усиленный полной неожиданностью (а как же, вокруг сугробы, а тут пчела по тебе ползает) подавил неимоверным усилием.  Молодец, короче, а то неудобно получилось бы.  Хозяин ведь заранее предупредил — ронять улей  никак нельзя.  Вот тогда, после работы и угостились жареной кабанятиной, добычей  лесничего. Под соусом ореола лесной романтики, ощущением собственной избранности очень даже вкусным показалось. Для усиления значимости и аппетита было продемонстрировано ружье, из которого завалили лесного, уже обматеревшего Пятачка. «Зауэр». «Три кольца!», — восхищенно цокнул языком Михаил, указывая на клеймо. Короче, это что-то невообразимо крутое, у меня и потом был всего лишь ИЖ.

…По-правде, когда все это писалось, Михаил заметил — а мясцо-то тогда пованивало, ведь секач, понятно дело, не был предварительно охолощен. Ему виднее, заядлый охотник, всякого перепробовал, а я даже не заметил, не хотел замечать специфический запашок. Говорят же, некоторые сорта элитного сыра и какой-то, ценимой гурманами консервированной рыбы обладают убойным амбре.  Вот и будем считать — кабанятине присущ оригинальный аромат).

И таки да, когда позже отрабатывал свой срок в лесхозе, несколько раз закусывали кабанятиной. Хуже, намного хуже, чем добытый самим главным лесничим выстрелом из «Зауэра», на котором три кольца. Даже после водки — универсального овкуснителя всего и вся)

А лучше всего кормили студентиков в спортивном лагере.

Продолжение следует…

ПРЕДЫДУЩИЕ ЧАСТИ:
Автор:Ильфат ЯНБАЕВ
Читайте нас: