Все новости
ПРОЗА
23 Ноября , 16:00

Дарина из ниоткуда. Часть вторая

Рассказы про Уфу для кино

– А вот меня обвиняют в том, что в своих стихах я создал образ штампованной безмозглой блондинки, мечты любого мужика.

Хозяйка квартиры вдруг хихикнула.

– Ага, слышала – хозяйка на кухне, королева в гостях и распутница в постели?

Червяков какое-то время тупо смотрел на Дарину, а потом с трудом подавил так и рвущийся из груди истерический смех:

– И еще, ты не любишь убираться каждый день, нормально относишься к разбросанным по дому носкам? А в магазинах с одеждой надолго застреваешь только в отделах сексуального белья?!

Теперь пришел черед Дарины удивляться:

– А ты откуда знаешь?!!

Червяков не успел ответить, как перед ним очутилось разогретое в микроволновке настоящее блюдо с густым подливом и кусочками ароматного мяса!

Надо сейчас немедленно ущипнуть себя и проснуться.

И тут Денис мысленно обругал себя. Нафига? Сон такой реальный… Зачем себе малину портить. Он еще успеет проснуться и вновь очутиться в гнусной реальности.

– Как это здорово – приготовить для парня, а потом любоваться, как он ест, – неожиданно сказала девушка, придвигаясь к гостю и подпирая подбородок кулачками. – Прочти мне какое-нибудь свое стихотворение…

Червяков осторожно взялся за ложку, боясь, что кино закончится слишком быстро.

– Может еще подогреть? – спросила Дарина, смотря такими бездонно-синими, словно небо над утренним городом, глазами, что хотелось в них утопиться.

Поэт осторожно зачерпнул картофельного пюре с мясом, словно опасаясь, что оно окажется безвкусным, как часто бывает во сне, и проглотил. Вкус блюда напомнил ему материнскую стряпню. А присутствие рядом красавицы сделало еду вдвойне вкуснее.

– Фантастика! – воскликнул Червяков и вдруг, неожиданно для самого себя, признался: – Я, кажется, тебя придумал. И ты мне снишься.

Дарина недоверчиво рассмеялась.

– Что-то это мне напоминает один фильм.

– Вовсе не фильм. Ты сама подумай… – Дениса опять охватил, не раз уже подводивший его приступ откровенности, – разве девушка будет приглашать к себе в квартиру совершенно незнакомого ей парня?

Девушка пожала плечами.

– Когда у тебя кран вдруг потек, а соседи снизу только на днях ремонт закончили?!

– Ну, хорошо, – согласился Червяков. – А как насчет космоса, компьютерных игр и пива без вишневой добавки?

– Девушки тоже бывают разными. Я люблю все натуральное.

Денис выпятил нижнюю губу и протянул:

– М-да… ты еще скажи, что считаешь нормальным секс между друзьями.

– Норма – понятие, которое устраивает обоих! – заметила Дарина.

– Боже! – Червяков схватился за волосы. – И тебя не раздражает, когда громко чавкают?! И то, что парень вдруг перепутает день твоего рождения или вместо поездки на море предложит тупо заняться сексом на берегу Уфимки? Когда я предложил такое своей бывшей девушке, она сказала, что это антисанитария и вообще так поступают одни бомжи, а нормальные люди не живут в палатках и не лазают по кустам возле всяких речек-говонотечек!

Дарина опасно придвинулась к молодому человеку.

– Что же такого, если человек с аппетитом ест и не заворачивается с глупыми датами? Может он вроде тебя, поэт, привык витать в облаках? А насчет берега Уфимки… у твоей бывшей просто не хватало фантазии. Вот бы меня кто пригласил! Между прочим, Уфимка очень чистая река, я слышала от местных.

Денис вскочил с места как ужаленный.

– От местных?! Ну вот я же сказал, ты не настоящая! Ты – героиня сборника моих стихов, персонаж, как в том французском фильме. Ты девушка из ниоткуда. Почему, ты думаешь, твое лицо мне так знакомо? Я даже твои вкусы и привычки выдумал и… твою квартиру, между прочим. Вот, скажи, где у тебя висит пальто? И, вообще, куртка или какая-нибудь другая одежда, кроме этих шортиков и топа?

Дарина посмотрела на гостя.

– Я не знаю, наверное, далеко убрала. Сейчас же лето!

– Ага! Я так и знал! – даже потер руки от удовольствия молодой человек.

На этот раз хозяйка квартиры не знала, как реагировать.

– Ты так меня сейчас разыгрываешь?

Тут Денис схватил Дарину за локоть.

– Ай, больно! Ты что?!

– Смотри! – закричал молодой человек, тыкая в дверцу холодильника. – Тебе здесь ничего не кажется странным?

Кажется, только теперь Дарина по-настоящему растерялась.

– Обычные магнитики с названиями городов…

– Ха! Не просто с названиями! Я был на поэтических фестивалях во всех этих городах. Скажешь, тоже совпадение?! Ладно, если не веришь, я сейчас попрошу сделать тебя что-то, и ты сделаешь даже вопреки своему желанию.

Уголки губ Дарины дернулись.

– Оригинальный подкат, хотя похоже на жуткий бред. Ты всегда такой нетривиальный с девушками? Уф… ну хорошо. Что именно сделать-то? Не понимаю.

– Например… – Денис почесал затылок, – вынеси мусор.

Дарина, улыбнувшись, развела руками.

– Я уже его с утра вынесла.

Червяков на секунду задумался, но его тут же озарило:

– У тебя ручка и бумага есть?

– Хочешь выписать мне счет? – хмыкнула Дарина.

– Нет, хочу продолжить эксперимент.

Девушка, неестественно взвизгнув, как-то нарочито громко захлопала от восторга.

– Ой, обожаю эксперименты!

Денис закрыл глаза. Все. Вот именно сейчас, на самом интересном месте, как и бывает в снах, он проснется в своей мансарде, с «Придуманной подругой» в руках.

– Пожалуйста! – услышал он радостно-нетерпеливый голос Дарины, положившей перед ним лист бумаги и ручку и явно входившей во вкус игры. – Что дальше?

Червяков, пристально взглянув в глаза девушки (да, пожалуй, цвет у них был неестественно синий), усмехнулся и решительно вывел строчку:

 

А потом вдруг спросила по-английски: Whatisthis?

 

– Whatisthis? – Дарина зажала ладошкой рот. Недоумение в ее глазах сменилось выражением настоящего ужаса, когда Денис протянул ей лист бумаги со строчкой своего стихотворения.

– Ты ненормальный! – в первый раз за время их знакомства рассердилась девушка.

Червяков только фыркнул, и снова взялся за ручку.

– Что! Что ты де…

Тут лицо Дарины озарила соблазнительная улыбка. Изгибаясь, девушка, как будто под музыку, стала медленно расстегивать пуговицы на блузке…

Денис не выдержал и расхохотался. Так вот она, настоящая поэзия! Интересно, каким словом теперь обзовет его Клара Непомочук?

– Стоп! Оставновись!

Дарина, сгорая от стыда, с расширившимися от ужаса глазами, бессильно съехала спиной по стене.

Но… что это?! Теперь пришел черед Червякову почувствовать то, что совсем недавно почувствовала его «придуманная подруга». Дарина, резко поднявшись на ноги, вдруг подошла, вырвала блокнот из его рук и прочитала совершенно спокойным голосом:

 

Дарина расстегивает блузку.

Дарина танцует стриптиз.

 

– Вы, мужчины, такие предсказуемые!

Эффект был велик. Такого удара судьбы Денис давно не испытывал. Некоторое время он тупо пялился на соседку, чувствуя, как покрывается пунцовой краской. Наконец, заикаясь, спросил:

– Так значит, ты мне подыграла?! Но как ты догадалась?

Дарина зевнула.

– Я же сказала, предсказуемые. Особенно затворники.

Поэт не знал, плакать ему или смеяться.

– Тогда, кто тебе рассказал про «начос», «трансформеры» и все остальное? И… ты – не Дарина?

Девушка уперла руки в бока.

– Да Ирина Графовая! Пишу для ряда московских и питерских журналов. Только в прошлом году закончила журфак МГУ. В Уфе на неделю, сняла квартиру. Представляю проект «Поэтическое небо России». Неудивительно, что у нас висят одинаковые магнитики на дверце холодильника. Я же была на всех этих фестивалях. Кстати, вот поэтому мое лицо показалось тебе знакомым. А несколько дней назад я обнаружила, что у моего очень талантливого соседа сверху, с которым я давно хотела познакомиться поближе, есть дурацкая привычка открывать окно мансарды и читать стихи вслух. Я просто влюбилась в одно… Ну, помнишь, то самое, про жизнь под облаками?

Червяков не помнил. Впрочем, это было не важно. На поэтическом небе России загоралась новая звезда.

Автор:Александр ИЛИКАЕВ
Читайте нас в