Все новости
ПРОЗА
30 Июля 2020, 17:54

Котофейный почти ужастик

Маленькая история эта произошла ещё зимой, в конце февраля нынешнего года. Но я не торопился её изложить сразу на бумагу: похоже, чего-то выжидал. Удобного творческого случая? Мегавзрывного вдохновения? Но при сём и не записать, «не запротоколировать» – тоже преступно, ибо есть в ней некие нотки необычности. Или мне чудится, что они есть. Так или иначе, носил её, историю, в своём секретном загашнике, кармашке – вплоть до июля.

Носил, носил, вынашивал. И бац! Пришло оно, наконец, нужное времечко, и звёзды сошлись, по такому случаю, на ночном небе. И конь с крыльями копытом бьёт.
Забегу чуть вперёд и скажу, что повествование пойдёт о милоте – о четвероногих наших друзьях, а точнее, о Матроскине, о полосатике. О котах! Так вышло, что в нашей редакции газеты «Истоки» двое коллег недавно обзавелись этими хвостатыми и усатыми. Внутри подсказывало, что и мне пора обзаводиться котом. Тем более, мне, живущему в частном доме, нужда заставляет: грызуны-пакостники появились. Шкодничают, проклятые. В далёком прошлом, в годы моего детства и отрочества, коты у нас само собой водились. Случались, аж две штуки. Но спустя годы, из-за ненадобности и нежелания иметь просто «ландшафт», – кошачий дух весь и выветрился. А здесь выходит эдакая вещица: в редакции газеты повальное пошло увлечение котофеями; у меня за стенкой бревенчатого дома шебаршат серые негодники. Ну, что же, пора!
Собирался, честно говоря, долго. Упорно изучал «Авито» и «Юлу» – популярные ресурсы бесплатных объявлений. Один месяц сменялся другим. В первую очередь смотрел «полосатиков» – они в конкретном разрезе и интересовали. Надлежит сказать, что мы – наша семейная компания – в некоторой степени отдавала предпочтение котам с чёрно-серой, тигровой окраской. И я соответственно не исключение. Что-то в них такое – магнитик, наверное, особенный встроен. В многочисленных объявлениях старался найти как можно поближе хозяина с котом, чтоб не тащиться через весь город с сумкой. А зима, к прочему, щиплет лёгкими морозцами и скользко как на хоккейном катке. Главное, говорил я себе, никаких породистых – уж больно они горделивые, пушистые «подушки», пуфики. И толку от них…
После долгих поисковых мытарств по Интернету, наконец, остановился на одном котёнке трёх месяцев, что от нашего дома в десяти минут ходьбы. Разумеется, это тот самый «тигра», которого искал. Дело было вечером, делать, почитай, нечего. Заранее купил кошачий туалет, специальные пакетики с едой. Подготовился, как должно, к приему гостя. Взял с собою небольшую сумку – и вперёд по ледяным кочкам. Подтаивало, подмораживало на улице. Ходить и прыгать весьма неудобно. Зима, ещё называется. И кто же её выдумал непутёвую?! В голове стрельнуло: «Как бы не грохнуться с живой ношей, когда пойду обратно!» Обладатели четвероного и хвостатого живут в двухэтажной «сталинке». Обмен произошёл достаточно быстро: они мне – сонного котёнка с пакетиками Whiskas, я – символические пятьдесят рублей. Заодно посоветовали они идти мне осторожно – скользко, и держать следует покрепче сумку, ибо котёнок очень шустрый, быстроногий.
К тому моменту прилично темнело: будто кто-то размазал тёмно-синей гуашью небо, а в уголочке молча серебрилась луна, что едва заметна. И стоял несмолкаемый гул на дорогах: что же, спешит домой народ, спешит. Поблизости проехала пара велосипедистов… по льду и когда невидно почти не зги. Экстрим! Когда я шёл по «игольчатым» тропкам, котёнок в моей сумке никаких признаков жизни не подавал: не ворочался, не пищал. Понятно, что его сковал неописуемый ужас: заспанного, одомашненного вдруг положили куда-то в «тесную темноту». Да ещё несут в неизвестном направлении. Стресс налицо! Пошире приоткрыл «замок-молнию» у сумки, чтобы хоть воздуха побольше поступало к котёнку, и заодно маленький просвет. Может, не так страшно. Но помня предостережения его прежних хозяев, я немного прикрывал отдушину рукой, дабы действительно – не дай бог, выпрыгнет ещё котофеич. Отчего возникал типичный дискомфорт – шёл достаточно медленно из-за скользкой обуви и бесконечного ледяного покрова, что сверкал повсюду, даже сугробы покрылись ледяной коркой. И кот в сумке, который то ли жив, то ли ещё чего… о себе не хотел напоминать. Мысль повторялась: «Лишь бы не поскользнуться…»
С малыми и не малыми опасениями я кое-как добрался. Малость вспотел, будто нес тонну металла, а не крохотного «полосатика». Но у финиша, то есть у родного дома, блеснуло радостное облегчение. Дойдя до калитки, полез торопливо в сумку – за ключами, чтобы её открыть. Ныне времена забавные, комические, что и калитки в частных домах под замок закрывают, под ключ, а шпингалеты, вертушки канули в лета. Достав ключ, я принялся ворочить им в замочной скважине, подперев ногой калитку-дверь. Одной рукой жутко неудобно, в особенности левой. И я по классической привычке попытался крутануть правой, которой держал «окошко» в сумке. Что за окаянство – опять ледяное королевство: замок-замочек и он примёрз! Выходил-то когда – элементарно щёлкнул английский замок, а вот ключиками, увы, никак. Какое уж тут левой-правой – обеими руками упёрся… как баран. Но долго ли, мало ли, но дверь-калитка, ворота в родные пенаты поддалась. Чуть приоткрыл её, как вдруг из моей сумки как выскочит нечто тёмно-серое, в общем, кошачье существо. И сразу в образовавшийся проём, то есть на всех своих бархатных ногах побежал в мой двор. Я, понятное дело, без паники. Ну, старался без паники! Как железный слон! Спокойненько, без угара. Без нервозностей и без каких-либо ненормативных выражений – положил свою пустую сумку на стол, что стоял поблизости и пошёл искать своего «нового жильца». Далеко он не мог убежать в силу того, что он впервые видел-обонял улицу-двор, и в чём-то ужасающий для него мир. Спрятался, наверное, недалеко. Подчеркну ещё раз, мрак стоял непроглядный, что и носа собственного трудно разглядеть. Нарезал вокруг дома квадрат; не сложно догадаться, что котёнок мне на глаза не попался: сколько его не подзывал и не светил крохотным «огоньком» от смартфона. Зашёл домой, переоделся, вооружился большим фонарём, что имелся, и снова во двор. Стал просматривать все укромные уголки, шлёпая по сугробам огорода. Не залез ли в сарай через дверную щель внизу. Не уполз ли в трубу печную старую, что лежала у забора, не заваленная снегом. Ну, куда ещё?..
Вдруг увидел на другом конце двора, что смыкается с соседями, чёрное пушистое пятно, что сверлило меня взглядом – в глазах его сверкнули лунные искорки. Он!!! Я замер. Не стал свершать каких-либо лишних движений – могу спугнуть. Он же меня практически не знает. Я для него сейчас враг номер один. Всего лишь стал тихонечко подзывать. Забыл сказать, что его прежние благодетели называли Тимой, я же в свою очередь решил не ломать его слуховую идентификацию, разве что удлинил чуток. Решил звать-величать Тимофеем! Но в создавшейся ситуации, конечно же, звал его Тимой. Но в любом случае тёмное пятно и не шелохнулось нисколечко. Но взгляда своего от меня – «вражины» – не отводил. Всякие увещания не помогали, слова, мольба – бесполезно. Словно каменная статуя смотрела на меня. Статуя Командора! Я от отчаяния, от бесплодных попыток хоть как-то воздействовать на котофея, припал на колени. Со стороны эта сценка наверняка выглядела анекдотично, но мне как-то не до смеха уже было. Принёс долгожданного котёнка домой и у порога умудрился потерять. Несусветный конфуз, который недоброжелателю не пожелаешь. Несомненно, можно было сходить домой за приманкой, за кошачьими вкусняшками, но таким образом могу упустить Тиму-Тимофея.
И когда я, скажем, стоял, коленопреклонённый, вдруг меня осенило. Не слишком ли великовато то пятно пушистое? Темнота искажает пропорции, масштабы. Она способна на всякие непотребные мистические дела. А не соседский ли кот на меня щерится? Он тоже в «полосатой робе». Я приподнялся, но без резких движений принялся, не торопясь, приближаться к коту. И кот молниеносно вскочил на деревянный заборчик, что разделяет нас с соседями. Призадержался на пару секунд на кончиках штакетника с оглядкой на меня, потом прытко сиганул в кусты смородины, что торчат костями из сугроба. И более его не видел. Котёнок не смог бы забраться на подобную верхотуру. Эх, ма! А я устроил моноспектакль с одним зрителем. Впору теперь заржать!
После досадной промашки я тысячу раз прошарил двор, но котёнка не обнаружил. Исчез. Выходит, он и не задержался в нашем дворе, скорее пробрался к соседям. Между штакетниками приличный зазор, через который как раз котёнок и пролезет. «Всё, пропал котяра!» – вывел я вердикт около десяти часов вечера. Растяпа! Хотя, когда сидел уже дома, после чая горячего с баранками и вишнёвым вареньем, после прочих домашних дел, я перед сном нет-нет, да взглядывал во двор в надежде обнаружить пропажу. Двор же хранил гробовое неподвижное молчание. Пробурчал что-то на мой счёт ворчливое отец. Повыдёргивал у себя несколько волосинок со злобы на самого себя. Открыл пошире окошко в комнате: а вдруг запищит по ту сторону.
С дурным настроением лёг спать. Давненько не было так противно на сердце. Сгубил маленькую хвостатую душонку по глупости своей неумелой. Замёрзнет же в чужом мире и голод сгубит, если никто по доброте душевной не приютит бедолагу. Нечто похожее кружилось в моём мозгу, пока не заснул.
Наступило утро! Малоприятное утро! Неласковое утро, хотя солнце брызгало в полную мощь, раскидывая повсюду жёлтые полоски в комнате. Не успел разлепить глаза, как сразу шмякнулось нечто грозное в голове: «Ну, и напортачил же ты вчера!» От сего хочется долбить молотком кирпичную стену, дабы неповадно было мне и стене. Вчерашнее настроеньеце, что хуже некуда, вернулось. И кажется, ощущалось ещё острее, болезненнее. После мысленного самобитья всё-таки пришлось вставать. Впереди ждали безотлагательные дела, которые не отменишь по причине… ну, понятно же по какой! Зубы в «мыле», бодрая водичка, бокальчик кофе с варёным яйцом… отец снова пробежался словами по моей потере. М-да! Выходя во двор с пакетом мусора, подумал: «Вот бы наткнуться на него. Может, где-нибудь прячется поблизости? На дистанции вытянутой руки. Оголодал». Но никого, разве что соседский кот (на этот раз белый с пушистым хвостом) смотрел на меня недовольно, точно я у него отобрал куриную грудку на днях. Сидел на приличном от меня расстоянии. По возвращении, когда я почти уже заходил на крыльцо, меня озарило: котяра, тот белоснежный, сидел не на своём привычном месте. У нас, возле сарайного строения, имеется старенький кривенький стульчик-талисман, на нём посиживаем иногда зимой вовремя топки бани. И на нём частенько любил посиживать этот «белобрысый», когда приходил к нам в гости. А на сей раз он восседал на прислонённых к задней стене дома поддонах, часть которых утопала в ершистом снегу. С каких это пор он вдруг изменил свою традицию? И как молния среди неба – а что если рядышком котёнок? Я моментально бросился к точке дисклокации. Естественно, «белобрысый» сбёг от меня. Я, шлёпая по твёрдым оледенелым горбинкам снега, быстро добрался до поддонов – не проваливался. Там же, под снегом, хранился штабель старых досок, брусков. Заглянул в расщелины и… действительно, между поддонами лежал котёнок, тихо попискивая. Я для начала попытался его подзывать, но он от моего присутствия весь напрягся, что было заметно по расширенным его глазам размером в арбузные семечки. Руками я не смог до него добраться: щели узки, и нижняя часть деревянных сооружений уходила в замёрзший снег. Попытки сдвинуть осторожно поддоны тоже не увенчались успехом – они прочно стояли как скала. Чудовищно обидно: котёнок обнаружился, а вытащить из проёма весьма сложно. Почти никак без… лопаты или лома. За ними надо идти в сарай.
Недолго думая, решил идти за инструментом: авось котофей не сбежит. Да и куда ему бежать? Оттуда ему, пожалуй, трудновато самостоятельно выбраться. Наверняка. И страх держит плотно в клещах своих. Через минуту я пришёл с совковой лопатой, гвоздодёром. Он ещё сидел в своём узилище, поглядывая на меня пугливыми глазёнками. Я приступил, без особой суеты, выкапывать поддоны. Старался сильно не шуметь. Раскопав какую-то часть, принялся ворочать туда-сюда. Котёнок, похоже, сильнее заволновался. Я продолжал. И когда я уже был готов вытащить один из поддонов, как вдруг увидел, что котёнка нет. Перво-наперво пришло на ум, что присыпало его снегом нечаянно, что просочился через расщелины. Я ускорился. Выдернул со всей силы первый поддон, у второго выломал несколько досок гвоздодёром, и таким образом я рукой добрался до дна, где сидел «полосатик». Расчистил от снежной крупы и … нет котёнка. Как сквозь землю провалился. Что за чёрт! Но время не терпит! А вдруг завалил его чем-то, теми же досками. Волнение росло как на дрожжах. Минут через пятнадцать-двадцать вытащил все поддоны и с пяток деревянных рам, что лежали рядом. Но котёнок отсутствовал. Правда, помимо поддонов, как я уже говорил, под снегом лежат приличные стопки досок, брусков, под которыми имеются лазейки, куда в принципе он мог улизнуть. Но их поднимать из-под толщи льда и снега – уйдёт полдня. И где гарантия, что и оттуда он не сбежит. И потом, есть самая главная опаска – могу его вообще завалить этим барахлом, и я даже не замечу сразу. Иными словами, смысла не было дальше заниматься сизифовым трудом.
К тому времени я основательно продрог. Ветерок начал пошаливать, буянить. Пришлось зайти домой на несколько минут. Пара глотков горячей воды из чайника. Взял кошачий пакетик – авось пригодится. Вернувшись к задку дома, рассыпал мясные кубики возле «норки». Возможно, соблазнится. Как-никак голод его подтачивает. И что сильнее: голод или страх? Он же сейчас один и некормленый, озябший. Я ушёл подальше, но, чтобы имелся обзор того места Х, приманки. Своим соколиным глазом наблюдал, если есть что наблюдать. Топтался я приличное время, надзирая, поглядывая – вылезет котёнок или нет на ароматный мясной запах. Но ничего подобного: картина не менялась. Затем решил, что вообще лучше мне уйти, скажем, домой. Хотя бы убедиться, что он действительно прячется в длинной норке, и с ним всё в порядке, вернее, с ним более-менее.
Вернулся минут через двадцать или около того. Квадратики мяса как лежали, так и лежат. Стало вообще как-то не по себе. Я его действительно придавил чем-нибудь, скажем, когда просто ходил поверху? В общем, в голову полезло всякое. Или удрал? Непонятности роились кучами. Я уж взялся и «склад досок» немного ворошить. Но время уже стояло обеденное. И обед нужно варить. И здесь бросать всё негоже! Одним словом, получается я опять потерял усатого-полосатого. Эх, Матроскин, Матроскин! Эх, Тимофей!
Обед – это обед! Его отменять нельзя и во время войны. У меня, можно сказать, как раз и вышла война… война затяжная, позиционная. Провозившись с готовкой и отобедав после приготовления, я вернулся во двор. И тут опять увидел соседского котяру, и на сей раз того полосатого вчерашнего кота – и он посиживал на другом конце дома с задней стороны, где из скопления снега выглядывал ещё один запас досок и несколько фанерных листов. У нас этих деревянных «оловянных» несчётное количество, хоть выставляй на продажу. Для частного дома всегда нужно иметь их в наличии. Так или иначе соседский упитанный кот сидел там и поглядывал куда-то вниз. Ну я, имеющий уже достаточный опыт, просёк моментально: Тимофей где-то в тех крохотных лабиринтах. Хотя до обеда я и туда не раз заглядывал, но кот соседский скорее всего всем своим видом «не врал». И как только я приблизился к «загадочному» месту – и впрямь между фанерами прятался котёнок. И он не рыпался, очевидно, что устал и устал прятаться. Я легко до него дотянулся, благо, что не далеко забрался. И травка сухая пробивается, где ему удобнее было лежать. Глазки его как будто пьяные… замёрз. Я тотчас его положил под свою куртку и домой. Что ж, наконец пропажа обнаружилась! И если бы не «подсказки» соседских котов, кто знает, нашёлся бы он. Кошачье содружество в реальности. Они, по сути, старались как-то по-своему помочь котёнку, и заодно делали намёки мне, человеку, что вот надо сюда подойти… здесь что-то не так… тут кто-то просит помощи. Разве это невероятно? Маленькое чудо живой природы!
Дома, слава богу, котёнок потом отошёл, оживился. Безусловно, привыкал к нам ещё какое-то время – дни, после перенесённого уличного стресса, но в целом всё обошлось благополучно. Он прижился. Сейчас летом носится по двору как метеор. Избавил от мышиной проблемы, что от него очень ожидалось. Весьма сообразительный и послушный котёнок. Но спустя полгода иногда вспоминается тот февральский случай, что кровь в жилах стонет. Почитай, котофейный ужастик получился.
P.S. Фотографии здесь будут выложены другие, «левые», из открытых источников. Но кто знает, может среди них проскользнёт одна фотография с настоящим Тимофеем.
Алексей ЧУГУНОВ