Все новости
ПРОЗА
7 Апреля 2020, 20:00

Чекан Адама. Книга ритма жизни. Часть пятьдесят вторая

Айдар ХУСАИНОВ Сербы. Когда ничего изменить уже нельзя Пару дней назад разговаривал с другом о значении башкирских слов. Он и говорит: «Столько времени прошло, теперь мы их воспринимаем совершенно иначе, по-современному». Долго мы спорили, однако, как всегда, в споре никакой истины не родилось.

Тут уже я сам задумался об этом, тем более, что я пишу о первом воспоминании, которое было давно и тоже может быть неправда. Тогда что говорить о первом историческом событии в жизни какого-либо народа, если от него наши дни отделяет чуть ли не (к примеру) пятьсот лет?
Тем любопытнее было обнаружить вот такое свидетельство:
«Видовдан в сербской истории является водоразделом и мерилом. Он делит нашу историю на события «до Косова» и «после Косова». Здесь слово «Косово» становится уже не географическим понятием, но предстает в качестве идеала. Этот идеал установлен в 1389 г. для всего сербского народа в целом и для каждого серба лично. С тех пор Видовдан онтологически определен самой значительной датой в сербской истории, он стал ее кульминацией с момента нашего прихода на балканский «ветрогон» с одной стороны, и краеугольным камнем, на котором строилась вся наша история от Косовской битвы по сей день, с другой стороны.
Видовдан сфокусировал в себе все самое светлое, святое и чистое, что есть в сербском народе, освятив собою сербский народ и всю нашу историю подобно светоносным и животворным зернам, рассеянным повсюду после Косовской битвы.
Видовдан стал зенитом над нашими головами и в то же самое время – фундаментом под нашими ногами.
Видовдан – это день видения, который дает нам ясно понять – кто есть кто. Это огромное сербское зеркало на все времена.
Видовдан, иначе говоря, есть наша история в целом, которая началась в день Косовской битвы, и солнечный свет этого знаменательного события освещает наш путь по сей день. Закат солнца исторического Видовдана значил бы закат солнца всего сербского народа. И не будет тогда уже восхода, так как не будет того Серба, для которого взошло бы солнце».
Епископ Артемий. Видовдан, 2005 г., Монастырь Грачаница
(http://www.christian-spirit.ru/v30/30.(4).htm)
Так что это за событие, что так повлияло на сербов? Вот что пишет пресловутая Википедия:
«28 июня 1389 года войска князя Лазаря потерпели поражение в битве с турецким войском султана Мурата.
Это поражение привело к потере независимости Сербии почти на 500 лет.
Турки также понесли тяжёлые потери. Косовская битва надолго задержала их продвижение в Европу».
Почему же эта битва так важна для сербов? Мало ли было битв?
А вот чем:
«Легенды и предания, связанные с Видовданом
* По церковному преданию, в ночь перед битвой князю Лазарю явился ангел и спросил его, что он выбирает – «царствие земное», то есть победу над турками и благополучие Сербии (но только пока он сам будет жить на земле) или мученичество ради Царствия Небесного (а также обещание, что сербский народ до конца времён останется православным). Лазарь ответил, что «земное царство – на миг, а небесное царство – навек» («земаљско је за малена царство, а небеско увек и довека»).
* Князь Лазарь был пленён, изрублен. а потом обезглавлен. Его мощи были перенесены в монастырь Раваница. Отрубленная голова до сих пор находится в Турции (турки отказываются вернуть её сербам). По одному из преданий, Сербия возвратит себе былую мощь только тогда, когда голова князя Лазаря вновь соединится с его мощами.
* Согласно легендам, накануне «Видовдана», в глухую пору ночи все реки начинают течь красные как кровь, потому что очень много воинов в тот день оставили свои жизни на Косовом поле. В «Видовдан» кукушки перестают куковать – в память о погибших косовских героях. В этот день в Сербии не поют и не веселятся.
Из песни «Погибель царства Сербского»:
Милый Боже, как же поступить мне
И к какому прилепиться царству:
Изберу ли Царствие Небесное?
Изберу ли царство земное?
Если ныне выберу я царство,
Выберу я царствие земное,
Краткое есть царствие земное,
Небесное ж Царство будет вечно…»
(там же)
Те, кто читает в моем ЖЖ о ритме жизни, ничуть этому не удивятся, не правда ли? Перед нами самый обычный задатчик ритма жизни народа. И даже оппозиция здесь указана ясно и недвусмысленно – царство земное и царство небесное. Либо выстоишь против неверных и обретешь жизнь вечную, либо будешь жить земной жизнью, но после смерти будут тебя терзать муки.
Собственно, с тех пор мы и видим, как сербы шарахаются то в одну сторону, то в другую, во всех важных случаях выбирая мученичество. Сербы являют нам то примеры чуть ли не святости, одновременно предлагая варианты, которые иначе как предательством и не назовешь. Порой это сочетается в одной жизни, например, такова судьба Слободана Милошевича. В общем и целом, у сербов трагический ритм жизни и ничего хорошего он им не сулит.
Однако давайте вернемся в то время, время перед битвой, и посмотрим на общую ситуацию.
Тут нам пригодится цитата:
«О подготовке турок к походу было известно еще за два года до сражения на Косовом поле. Они снарядили сильные рати (как полагали), надеясь своей победой подчинить сербов и открыть себе путь в Западную Европу. Поразительный след оставил Ватикан в средневековой истории сербского народа. Академик Владимир Дедиер, сербский историк, в 1984 г. обнаружил в Королевском музее в Лондоне любопытный документ, как бы вдруг яркой вспышкой осветивший отношения между Ватиканом и Портой. Ватикан и Порта около 1355 г. подписали договор о военно-политическом сотрудничестве, что объясняет многие исторические события, в том числе и XX в. Во второй половине XIV в. турки пытались создать сильный флот для вторжения в Европу через Сицилию, Корсику, Италию, но не через Балканы, ибо здесь тогда была мощная сербо-греческая империя царя Стефана Душана (1331–1355). Слабая, разрозненная Италия, конечно, бы не выдержала натиска турок, затем, очевидно, по понятным причинам, пала бы уже раз «павшая» Испания, возможно, и Франция – одним словом, католической Европе угрожала смертельная опасность.
Стратеги Ватикана сумели заключить договор с турками. К тому времени был отравлен царь Душан (здесь очень возможен венецианский след), на престол вступил слабый последний Неманич – Урош V (убит Вукашином в 1367 г., канонизирован Сербской Церковью). В царстве наступил период раздробленности и распада. И даже в более чем сомнительной «Истории Югославии» (в 2 т. М., 1963.) говорится: «Турецкая экспансия на Балканах активизировалась с конца 50-х гг. XIV в. и особенно в правление султана Мурата I (1362–1389)» (т. 1, с. 109). Тогда и произошла в 1371 г. битва на Марице, тяжелая для сербов, тогда турки и появились как боевая сила впервые в Европе, и вторжение свое они начали через Сербию, но не через Италию, и что особенно важно – остановились как раз у границ католической Европы, то есть у границы владений Ватикана. Сербы фактически заслонили собою христианскую Европу. А иезуитская политика Ватикана фактически выставила в качестве живой, человеческой стены целый народ – сербский, православный. На протяжении многих столетий вплоть до сего дня Ватикан и проводит эту антисербскую, антиславянскую, антиправославную политику в союзе с «мировой закулисой». Союз этот функционирует по сей день, и только слепой не видит, что постепенно на протяжении последних 15 лет постепенно восстанавливаются границы Австро-Венгрии и Порты» (http://www.fondsk.ru/print.php?id=514).
Очевидно, что сербы были достаточно умны и информированы, чтобы знать конечную цель похода, и уж во всяком случае могли прийти к известной китайской мудрости: «Царь обезьян с вершины горы смотрит, как в долине дерутся два тигра».
Однако Ватикан оказался хитрее. Уверен, что именно его «ангел» внушил князю Лазарю мысль сражаться и сражаться до последнего серба. И вот что произошло после битвы:
«Эту победу праздновала Европа, не столько благорасполагаясь к сербам, сколько радуясь спасению от завоевателей-мусульман. Французские гонцы принесли праздничную весть в Париж. Колокола собора Парижской Богоматери звонили 24 часа во славу сербского оружия. Парижанин Филипп Менье, следивший за турецкими делами, завершая одно из своих сочинений, говорит, что Мурат был полностью побежден. Это он написал в конце октября 1389 года. Спустя несколько месяцев после битвы община Флоренции поздравила короля Стефана Твртка с великой победой над турками, отвечая на его письмо. Об успехах Твртка “она давно уже” знала, “как из донесений”, так и из многих других писем и сообщений» (оттуда же).
Задумаемся, был ли у сербов иной вариант. Почему бы и нет? Они просто могли пропустить турок через свои земли, вот и все. Могли договориться и затем вместе с турками править Европой. Могли опять же пропустить турок, а если бы те проиграли битву, уже сами бы диктовали свои условия. Но случилось то, что случилось, а это говорит о том, что силу психологического оружия недооценивать нельзя.
Пока народ читает книжки своих поэтов, он держится в пределах своего жизненного ритма. Ослабьте эту защиту и из нас всех сделают мучеников, даже не успеем охнуть. Да, да, этого не может быть. Это может быть только с сербами…
Продолжение следует...
Часть пятьдесят первая
Часть пятидесятая