Все новости
ПРОЗА
14 Ноября 2019, 20:28

Путешествие из Эн. в Н., туда и обратно, или Небо в Цветочек

Акан ТРОЯНСКИЙ Часть вторая ПЕНЗА Это очень хороший город. Он 1. маленький. 2. пензяки под колеса не бросаются и не перебегают дорогу в неположенном месте. 3. горели огонёчки. Поэтому проехали быстро, буквально за 10 минут. Очень, очень хорошее впечатление. до пензы сменили 7 машин и всё с какими то историями…

например, автобус застопился, только когда мы от отчаяния решили исполнить древнюю традицию автостопщиков и покататься по пустынной дороге от обочины до обочины.
примета такая. мне про неё юра сказал. может он даже её сам и придумал.
в общем, надо лечь и покатиться, с боку на бок, с боку на бок, через всю дорогу… очень важно рассчитать ширину своих плеч и угла первоначального залегания относительно обочины, чтобы в процессе качения не оказаться снова на своей стороне трассы но ногами вперед. очень важно докатиться до той стороны дороги.
и делать это надо так, чтобы водители не увидели. оно и верно. кто тебя потом такого пыльного в машину возьмет, если увидит? но если никто не увидит, то до конца пути стопиться будет как карась клевать. поэтому ритуал не рекомендуют выполнять ночью или на рассвете. только на пустой трассе. потому что если не на пустой, то подвезти тоже могут, но не туда, куда тебе надо. если вообще заметят, конечно, что именно они по трассе размазали.
пустая трасса у нас как раз была, километров по 30 в каждую сторону пустая и кое-где кусты.
но все равно решили кататься по методу сурикатов: один столбиком бдит, другой катится.
аккуратненько поставили рюкзаки и…
покататься правда не успели.
но автобус вынырнул прямо ниоткуда. и подвёз.
ИССА
…где то в районе не доходя пензы есть деревня исса. и речка исса. там нас высадили с автобуса... и мы пошли в местную столовую кормиться. она была прекрасна, типичный образец архитектуры сельской столовой конца 70-х: один этаж без подвала, двухзвенные окна, псевдомраморромбоплитка на полу, кафель стен, длинный прилавок и дерево длинных лавок, дородная кассирша и монументальные поварихи, как из советских фильмов про строительство БАМа.
иерархия чувствовалась. по массивности и влиянию сразу было видно кто тут главный у плиты. мощная такая бригада, как живопись 70-х. матерый соцреализм.
еды там уже не было, видимо всю сожрали те, кто ехал впереди нас (в сущности, стало понятно, куда торопились и почему не брали). а новая едва закипала в котлах. зато там стоял такой чудный советских времен аромат... лука, щей, свежего хлеба, хлорки, тряпок для посуды и еще чего-то неуловимо школьностоловского ностальгического и родного)))
история этой страны – в провинции, господа!
и еще стоял отдельностоящий в сенях умывальник-буфет типа мойдодыр, к которому шлангами с кухни подведен водопровод типа вода питьевая и отведена в кусты через выпил в двери канализация типа помои обыкновенные... мы попили из-под крана, постояли в тенечке у сеней и пошли стопить, но было так жарко... и скушно... и лапки устали... и вот тут-то и выстрелил снежок...
снежок я не люблю… нет, не люблю даже не потому что спутник смачно положил рюкзак и сел сверху...
и не потому что он сказал ОЙ! и подпрыгнул и снова упал… видимо чтоб наверняка… а из рюкзака выбрызнули-потекли тягучие белые струйки... и довольно так эротично, надо сказать… выбрызнули и потекли…
я не люблю его, потому что он сладкий.
Хи-с. полный рюкзак снежка... удалось спасти только рубашку и паспорт… парадные черные джинсы просто впитали в себя эту штуковину ровным белым липким сладким слоем...
пришлось идти в столовую проситься постирать)))
и я (!!!) вы не поверите — впервые в жизни (!) вручную (!) без щетки (!) стираю джинсы… чужие… (только никому не говорите!) в рукомойнике типа мойдодыр))) соскребая с них сладкий кефир когтями.
кстати, этот метод уплотнения кисломолочного называется фильтрация, и если вы где встретите понтовый греческий йогурт, или сыр филадельфия — так вот это оно.
плотное отцеженное через ткань от сыворотки кисломолочное нечто. более или менее сладкожирное. отцеженное. через ткань. а потом с неё соскоблённое.
возможно, ногтями.
почти полчаса. я в берцах, берцы в грязи... грязь в луже. вокруг нас с берцами в смысле лужа.
постепенно запихивая штанины в раковину, отскабливаю греческий снежок, смываю отскобленное хилой струйкой.
в общем, стираю джинсы. фееричное зрелище... повара почему то не рады, а ведь зрелище очень фееричное. когда еще их деревня видит такое шоу? а мойный спутник тем временем на улице спасает внутренность рюкзака... частично методом облизывания.
…стирать рюкзак в столовке уже не хотелось, да и зачем? там же оказывается речка ж рядом!!!
вот что значит горожанские морды, сразу не допетрили
прополоскали в ней рюкзак, подарили реке купленную в столовке бутылку кваса… хорошая река, чистая, быстрая… жаль что мелкая и берега топкие… хотели на память спереть табличку с названием реки, но нести тяжело.
до сих пор жалею.
потом мы снова стопили, и ехали, и шли. и к вечеру доехали.
на 9-й машине до саранска. (хотя по идее должны были уже быть в Нижнем и на трех машинах — по статистике))))
САРАНСК
9-я машина был фура. но он ехал в саранск. поэтому высадил нас на развязке под Саранском... в 700 метрах от поста гаи... и мы снова стали стопить. мы стопим, они едут, милиция смотрит...
саранск где-то по правую руку, в кустах, мы его не видели, да и кому он нужен?..
СУ… МРАЧНЫЙ ДОЗОР
а вот про этот пост под саранском ходят легенды по всем трассам. про мрачных офицеров, личные досмотры стопщиков и тюдю. конечно мы хотим мимо него ПРОЕХАТЬ... мы даже надеялись что на той фуре проедем, но фура нас обломал. наконец один дедок на сссрной машинке останавливается и говорит: садитесь, километров 11 до следдеревни подвезу...
мы радые такие, прыг!
но у поста милиция нас стопит... таки стопит.
предъявите говорит документы... граждане ... дед начинает трястись — я их в первый раз вижу! забирайте! просто подвёз!!!!
милиция ему — да не нервничайте вы так, это просто проверка, щас поедете! а дед ни в какую — убирайтесь из моей машины, не нужны вы мне!!!
я тороплюсь!!!! Меня там бабушка ждет, борщ варит, обед стынет!
милиция снова — успокойтеся! (и даже практически узбагойтеся), а дедушка голосит — в первый раз в жизни подвез, решил хорошее дело сделать, и вот, нате!
в общем, я нервноистерически, чтоб побыстрей, трясущимися руками выдергиваю из рюкзака и отдаю лейтенанту наши паспорта на проверку, и тут дед такой — выметайтесь!
ну мы переглянулись и вымелись, лучше к ментам, чем вот ведь так. только вышли из машины, дедуля счастливый на максимально возможной скорости уторопился в свою деревню за 11 километров борща хлебать.
сидим у поста. паспорта наши унесли в будку, солнце на закат, до нижнего 400 км... еды нет.
сидим.
я в берцах, грязных джинсах (ибо стирая его парадные, усвинякал свои единственные), в майке-борцовке и ирокез забран в хвост на затылке... то ись хорошо виден... мой арический череп северного типа с крупной мозговой камерой... щетина отросла на сантиметр и лежать не желает: волосы у меня жесткие, как грива у мустанга, и щетина стоит дыбом, визуально добавляя мне мозговитости, а за спиной тяжело покачивается широкий жесткий хвост.
спутник мой типа сателлит в рваной майке, тоже грязных джинсах и рваных кедах... у него ирокез не забран, но череп и короче и свежее выбрит, а волосы мягче, поэтому легкий ветерок его гриву не покачивает, а развевает... обнажая таки, предательски обнажая выбритые височки, выбритые до узкой полосы ирокеза вдоль маковки, и иногда спутанные прядки причудливым узором, рунами и вязью письмён прилипают к вставшей уже дыбом, отросшей за время пути двухмиллиметровой щетинке.
Юрины волосы рассказывают умеющему их читать какую-то историю.
и он блондин.
колоритно, да-с
мне немного весело таки. все ж меня впервые вот так ссадили. и личный досмотр обещан, и ваще, а в кармане балисонг, а рюкзак набит просто неприлично — после инцидента со снежком все ценные вещи у меня лежат... и паспорта и денежки…
а молнии изначально сломаны (почему-то все мои рюкзаки всегда приходят в некое особое состояние перед каждым странствием, на что-то намекая), и рюкзак застегнут на булавки, и вот я думаю: как будет весело, если они полезут его потрошить?!
они ж могут досмотреть на трассе кого хотят.
но и засадка тоже есть, — поскольку по паспорту у меня пол женский, меня лично может досматривать только женщина… а её тута не видно… чисто мужской экипаж у этой космостанции саранских рейнджеров. это чтож, в саранск повезут?!!! ай, развлекуха! хоть какая то радость от всей этой фигни…
... в общем, меня обманули и не досмотрели, ожидания обломали, балисонг зря тащил... а это между прочим 50 грамм лишнего веса! в процессе думания лезу в рюкзак и обнаруживаю что денег — нет !!!!
они лежали вместе с паспортами в кармане... карман пуст почти, там одна бумажка в 500 рублей. это моя бумажка. юриных нет.
начинаем вспоминать. оказывается Юра положил свои деньги в свой паспорт... хих-с. а я не глядя отдал оба паспорта, и свой и его. ну супер, тыща ментам, 500 неизвестно где, 500 — на 5 дней жизни ...
ситуация атас. или у деда в машине выронили — когда паспорта доставались и мы из машины выскакивали... или в паспорте лежат. И менты увидят эти деньги, и подумают что взятка... и возьмут их… или подумают что взятка, обидятся и возьмут нас... но есть таки шанс и что денежку вернут...
давай, говорю, спорить?..
но не поспорили, пришел товарищ лейтенант.
конечно, на основании статьи 5 «Закона о Милиции» (4 абзац), при ограничении прав граждан, сотрудник милиции обязан объяснить, на каких основаниях производится такое ограничение. они всегда объясняют, чтоб вы знали.
но я ж так хорошо знаю кодекс что всё пойму и запомню, ага)))
так вот, приходит реально суровый милиционер, протягивает паспорта и говорит «странно, вас в нашей базе нет»
я говорю, действительно, странно… а почему мы должны в ней быть?!
он так засмущался… ну… говорит... (пауза)…
а сам паспорта протягивает, но еще не отдает. видно, что думает о чем то. смотрит на меня, на спутника, на паспорта, покачивает их (в каждой руке по открытому на страницах с фотографиями паспорту, но видно что в сумерках не может решить, кому какой отдавать) и спрашивает — а где чей?
про себя прощаюсь с деньгами, но поскольку еще надеюсь на досмотр, то меня несет, и с подхихиком.
ну товарищ лейтенант, ну я понимаю что мы странные, а вокруг ночь, и невозможно отличить дяденьку от тетеньки, 20 лет от 36… но как вы можете не отличить студента от преподавателя по осанке?!
встаю, расправляю плечи в характерной стойке атакующего паровоза, вспоминаю свои десять лет педстажа в универе, перенастраиваю фильтры линз, чтобы вперед бил прямой, пронзительный, страшный, раздвигающий толпу студентов взгляд… жесткое, рентгеновское, насквозь видящее вас зрение. снимаю глушитель инфразвука. чтобы неосознаваемая, едва воспринимаемая, но безусловно доказывающая неотвратимо приближающуюся стотыщщтонн массу, дрожь от поступи махины пробирала мелюзгу до печенок и побуждала самостоятельно убираться с моей пути-дороги. едва слышно но ощутимо пробую свисток — тот самый, при котором у всех дрессированных начинает по команде выделяться слюна, деньги или что там еще дрессировщику надо…
мир вздрагивает и пытается подстроиться. через несколько наносекунд у него это получается, сумрак скрывает все, что надо скрыть, и достраивает все, что надо достроить, чтобы милиционер на миг увидел меня в моем ином, истинном, преподавательском облике.
милиционер грустно смотрит на меня и отдает мне мой паспорт.
в антикварной, свиной кожи золотистой корочке с вытисненным на ней гербом СССР.
а куда вы едете?
в нижний...
а зачем?
на фестиваль… (очень хотелось сказать «на стрелку», но черт меня за язык удержал)
а что за фестиваль?
поэзии.
зачем?
выступаем.
вы что, стихи пишете?
пишем... и читаем...
а почему не поездом едете?
долго... и денег жаль.
а почему не автобусом? он дешевле
тоже долго и денег жаль… у нас и денег то нету... (в этом месте и мне загрустилось по настоящему)
он: кстати, кто-то из вас деньги уронил. чьи?
я говорю — его! (тыкаю пальцем в сторону юры и спохватываюсь, думаю — блин, подставляю) и поэтому тут же добавляю: но паспорта давала я!
нате, говорит… (протягивает Юре его тысячу) упали они... так чего ж вы не автобусом?...
так денег жаль...
он (сурово) а на попутках опасно!
я (жалобно) а в автобусах террористы!
пауза..
он (снова) — а в нижний хочется?
мы — хочется...
а денег нету?
нету…
все-таки без денег неправильно, говорит он.
ага, говорю я, неправильно, но откуда у нас деньги? Я бедный препод, он бедный студент… у него денег вообще нет, а у меня есть, только если он даст… а он не даст, он вообще учится не в моем вузе.
Лейтенант смотрит на нас внимательно, но наверно помнит, что нас таки нет в базе.
ну, езжайте, что уж...
стопом?
стопом.
а где, говорим, стопить то можно?
а отойдите, говорит, подальше. километр-полтора...
и мы пошли. закат, темнеет уже... сумерки, конкретно.
до нижнего 400 км, холодает… еды нет... спальников нет, палатки нет: плохая примета спальник брать…
если путь меньше тысячи.
не знаю как спальник, а вот стопить у поста гаи точно плохая примета.
и еще желтая полоса вдоль обочины тоже нехорошо.
======================
Сик транзит глёрия мунди.
Типа, проехали. Типа, забудьте.
======================
следуюшша машина взяла нас уже когда солнышко почти совсем село… и от поста мы уже непросматривались. и довезла до центра поселка Починки… мимо мелькали домики, выстроившиеся вдоль главной улицы (она же федеральная трасса), потом какой то скверик и памятник коню без седока, задумавшиеся о цветении сады с обидевшимися на зиму и надувшими губы почками, остатки сугробов в канавах, потом въехали на площадь …ну все, сказал нам водитель, мне тут налево, а вы вон туда пройдите вперед метров 20, тама магазинчики ну и вообще фуры иногда останавливаются, купить чего-нибудь.
мы думали это уже под Арзамасом, да щас! 300 км до нижнего...
темно, весело!
Опубликовано в авторской редакции
Продолжение следует…
Часть первая