Все новости
ХРОНОМЕТР
4 Декабря 2020, 15:42

Записки генерал-майора Ивана Васильевича Чернова. Часть тридцать первая

Новая православная Никольская церковь в народе считалась истинною, имела священников, совершались правильно все службы; народ привык чтить ее как самую святую и уподобленную древним храмам; все усердно ходили молиться; сам атаман Столыпин молился в ней большим крестом, отпустил себе бороду, чего тогда еще не дозволялось; крест налагал на себя истово и руку на лоб так закладывал, чтобы стоявшие видели двухперстное сложение.

Близко знавшие Столыпина видели в этом лицемерие, но так или иначе вера в церковь утвердилась. Православное духовенство в церковь не ходило, а преосвященные с 1858 г. хотя жили в Оренбурге, но в Уральск ездили очень редко. Столыпин для рассеяния в уральцах их нелепых убеждений о православных иногда употреблял в разговоре своеобразные выражения, с которыми можно обращаться только к простому и грубому народу.
Например, он спрашивает старовера: «каким крестом ты молишься Богу?» тот правою рукою делает двухперстное сложение.
«А покажи мне, как прославные при молитве крестятся?».
Казак левою рукою делает трехперстное сложение.
«Почему же ты делаешь не правою рукою?»
– Чтобы не опоганить руку, отвечает казак.
«Дурак», говорит Столыпин: «теперь сам рассуди, что мерзее и гнуснее. Все без различия деяния делаешь правою рукою, и через это она не поганится, а для молитвы сложение трех перстов считает не только греховным, но и поганым».
Вообще в атаманство Столыпина мировоззрение уральцев в многом изменилось. За молодым поколением, получавшим образование вне войска, потянулись и старики, у которых уменьшился фанатизм, и они стали понемногу отвыкать от прадедовских верований, особенно даровитый миссионер-проповедник Крючков вел успешно свои собеседования с народом; последний добровольно и на свои средства начал строить церкви на единоверческом начале.
Генерал-адъютант Катенин после поездки в Уральск возвратился больным и в июне 1860 г. умер[6]. Причину болезни относили к простуде легких. Смерть Александра Андреевича поразила городское и окрестное население. Горожане везли на себе погребальную колесницу и положили его в склепе графа Сухтелена в ограде Петропавловской церкви, откуда тело покойного потом было взято в имение его Костромской губернии, Кинешемского уезда.
Катенин пробыл в должности генерал-губернатора не более двух лет, обещал много, но скорая смерть помешала осуществлению его предположений. При нем положено начало разделения Оренбургской губернии на две – Оренбургскую и Уфимскую; назначен в Оренбург особый епископ для казачьих войск и прилинейных уездов, не включая сюда уездных городов, которые были оставлены в зависимости Уфы[7], и как бы взамен сего на Оренбургского епископа возложили обязанность по обращению инородцев язычников в христианство, для чего ежегодно ассигновалось из сбора с этих инородцев 3 т. руб. сер.
Катенин своею открытою жизнью много способствовал развитию в городе общественной жизни, давал большие балы, где собиралось многочисленное общество; в высокоторжественные дни, приходившиеся летом, устраивались обеды, на которые приглашались многие из служащих.
Катенин был всегда и со всеми любезен. Иногда случалось на раутах, что Александр Андреевич брал меня за руку и вел пить шампанское. Катенин выражал неудовольствие, что чиновники его канцелярии не бывают у него.
После назначения Арцимовича губернатором в Самару, правителем канцелярии был назначен Тарасов, служивший у меня в отделении столоначальником. С ним у меня начались неудовольствия, я заявлял о своем желании оставить службу в канцелярии, но при Катенине этого нельзя было сделать. При новом генерал-губернаторе Безаке я перешел на должность попечителя башкир Оренбургского уезда.
_________________________
[6] Старожилы передают, что Катенин целую ночь работал, а на другой день скончался. За год до смерти, провожая в 1859 г. в августе месяце гроб с прахом наказного атамана Оренбургского каз. войска Ивана Васильевича Подурова, он оступился на кладбище в яму и тут же сказал «Верно, и мне скоро придется последовать за Иваном Васильевичем». Предчувствие сбылось. Прим. С.И. Севастьянова.
[7] Учреждение самостоятельной кафедры в г. Оренбурге в миссионерских целях и ее материальное устроение было обязано главным образом А.А. Катенину и составляет одну из крупных его заслуг. Об этом подробнее можно читать у Н. Чернавского в его труде: «Оренбургская епархия в прошлом ее и настоящем» (Вып. VII и X Трудов Комиссии) и в брошюре прот. I. II. Кречетовича: «Учреждение в г. Оренбурге епископской кафедры».
Источники: https://rusneb.ru/catalog/000202_000006_151106%7CA48CED11-5A01-4C72-B237-0E0B8D79EE06/, https://memuarist.com/ru/members/1126.htm
Продолжение следует…
Часть тридцатая
Часть двадцать девятая