Все новости
ХРОНОМЕТР
5 Ноября 2020, 14:04

Диафильм, диафильм, диафильм

Как многое забылось. Безвозвратно ушло в ничто. Детство, схожее с трепетным колоском, что колышется на ветру, со свежими сдобными рогаликами, с самочинными вылазками во двор пятиэтажных хрущёвок, с трещотками к велосипедным спицам – всё осталось где-то там – в змеевидных улочках памяти. И то, всё меньше и меньше случается «фотографический» возврат. Зачем нам этот СССР? Зачем беспроглядная серость советского быта? Досужие рассуждения подобного рода происходят частенько. Бывает.

Различные мелочи, вещи, приспособления, детские игрушки по мерке сегодняшнего дня кажутся настолько допотопными, «каменными» (кому-то), что ими впору пользоваться в кайнозойскую эру. Или же ничего подобного? Враки? Абсолютная ересь? Эти реликты, маленькие "светлячки" из прошлого ныне как бальзам для сердца; возможно и такое. Отдушина. Маленькое потаённое счастье. Ведь были же они… определённо были. И из таких миленьких и приятненьких вещиц советского периода почему-то вспомнился диапроектор или его собрат – фильмоскоп.
Хоть убейте, точно не помню – сколько мне было лет, когда в доме у нас появился диапроектор. Лет десять-одиннадцать или того меньше? Но стояла зима: тут ошибки быть не может. Диапроектор что-то вроде новогоднего подарка, что преподнёс мне отец. Я ранее видел эту «махину» у своего двоюродного брата, что жил и живёт в Сипайлово. И само собой я возмечтал о нечто похожем. Мечта о своём маленьком детском «кино». А ведь действительно кино – для нас, в домашних условиях того тихого времени. Пусть все возможности устройства и сводились к тому, чтобы проецировать неподвижное изображение на плоскости при помощи пучка света, но всё равно – это нечто немыслимое, сверхфееричное. Диафильмы и диапозитивы со стандартными рамками 50х50 являлись своего рода блокбастерами. А сам диапроектор – таинственный сундучок, что приводил всё это в движение.
Когда мне преподнесли этот подарок… Ф75-1М, модель, изготовленная в городе Загорск. Ныне Сергиев посад. Корпус аппарата металлический, достаточно жесткий. Качество изготовления выше всяческих похвал, все части хорошо подогнаны, объектив в оправе сидел твердо, монолитно. Диафильмы демонстрировались ровно, без дёргания. Ручка прокрутки двухсторонняя. И что важно – не разбалтывалась. Слайдовый адаптер рассчитан на два слайда: во время демонстрации одного кадра имелась возможность вставить в него следующий слайд. Прекрасно работал с картонными слайдовыми рамками. К его недостатку разве что можно было отнести протяжку пленки под днищем аппарата. Весьма неудобно. Из-за долгого «уползания» случалось, что пленка рвалась на выходе или же внутри устройства, отчего приходилось снимать металлический кожух и вытаскивать её драные куски. Но крайне редко происходили эти неприятности-казусы. Стоил аппарат порядка 13 рублей. У каких-то моделей подобного типа имелся даже «дополнительный звук», не на самих устройствах, а на пластинке, что прилагалась в нагрузку к диафильму.
Итак, продолжу! Оставим на время информационно-технический блок, и вернёмся к прозаической части. Что ж, радость была беспредельна, восторга – бахчисарайский фонтан. Одно удручало на тот момент: стоял солнечный зимний день. Брызги ослепительного света заполнили собою все комнаты; ни тенёчка, ни тёмного уголка. Следовательно, сразу испытать «игрушку» не получится. Для чёткости картинки нужна темнота… непроглядная темнота. А где её взять в середине дня? Печаль сказывается, да в свете – будь он неладен. Мне, салажонку, пришлось ждать вечера. Долго и мучительно. И всё же, когда наступил вечер – началась сказка и одновременно быль. На стену не пришлось вешать белую простыню, достаточно кипенной и ровной спины печки. На неё и прицелился тот самый «волшебный фонарь-прожектор». Зарядили плёнку… кажется, диафильм «Пушкарь», про одного мальчонку моих лет, во время Великой Отечественной войны. Которому уготовила судьба встать у батарейного орудия, для отражения немецкого противника. Как сейчас помню этот свой первый просмотренный диафильм. Глядел на мелькающие рисованные кадры, разинув рот. Ну, наверное, с открытым ртом. Внизу под каждой картинкой титры, которые читали по очереди: то я, то отец. Почти неописуемый вышел праздник, карнавал от происходящего. Даже не верилось, что у меня есть теперь диапроектор. Восхищения полные карманы. В дальнейшем, спустя дни приобретались и другие диафильмы. История как сбежал из ссылки Яков Свердлов; строительство метро с техническими подробностями; сказка про Чиполино; какая-то армянская сказка; про млекопитающих документалка; про чешское (а может, польское) восстание в стародавние времена… И какие-то ещё, но подзабылись, стёрлись из памяти. Разумеется, все они тысячу раз просматривались и пересматривались.
Когда же диапроектор появился впервые или его аналог? Когда выстрелил пучок света с картинкой? Навскидку можно предположить, что его рождение произошло в двадцатом веке или в конце девятнадцатого века. Такова поверхностная мысль! Принцип проекции, как ни удивительно, первым сформулировал Платон. Он предложил такую аллегорию: человечество сидит у входа в пещеру и смотрит на ее дальнюю стену, повернувшись спиной к внешнему миру. Все, что в этом мире происходит, отражается на стене пещеры в виде теней. Однако первый проекционной прибор появился в середине семнадцатого века – знаменитый «волшебный фонарь» (laterna magica) Христиана Гюйгенса. Он был нужен Гюйгенсу для научных лекций, но, как это часто бывает, более известен прибор стал благодаря шарлатанам. Аппарат приспособили для демонстрации пляшущих привидений и скелетов. В Европе в те годы появилось множество бродячих иллюзионистов, путешествующих с «волшебным фонарем» и набором весёлых картинок. И они пользовались спросом.
В восемнадцатом веке, в связи с ростом интереса к естественным наукам, изобретение всё же стали больше использовать в научных и образовательных целях. В девятнадцатом веке Эдисон создал кинетоскоп, братья Люмьер открыли эру кинематографа, а проекционное устройство, что малость технически примитивное, в двадцатом веке перешло в разряд домашних развлечений.
В 1930 году в Москве основали студию «Диафильм», что начала выпускать чёрно-белые, а затем и цветные диафильмы. Они рассматривались в основном как средство агитации, их использовали для учебно-школьной, лекционной и пропагандистской работы. И они не требовали легкого оборудования, а по эффективности воздействия, по сути, приближены к кинофильмам.
В 1934 году изготавливались первые диафильмы для детей, к примеру: «Багаж» и «Пожар» (по С. Маршаку), «Девочка-ревушка» (по А. Барто) и ряд других немало интересных лент. Позже появились диафильмы по кинолентам «Новый Гулливер» 1940 года, «Броненосец „Потемкин“», «Летят журавли». В студии «ДИАФИЛЬМ» работали в качестве авторов и консультантов многие известные писатели: А. Толстой, Л. Кассиль, К. Чуковский, С. Маршак, С. Михалков, В. Бианки и другие творческие личности. В создании диафильмов участвовали художники: Е. Евган, Кукрыниксы, В. Сутеев, К. Ротов, В. Радлов, А. Брей. И кто-то ещё… Всех и не перечислить. Начиная с конца 50-х годов, производство художественных диафильмов стало массовым: студия «Диафильм» выпускала уже 300–400 наименований диафильмов в год. И это не может не впечатлять.
Помимо вечерних сеансов на дому, на глазах у близких родственников, я приспособился ближе к лету «крутить кино» в бане. А что? Там уж темно всегда: днём и ночью. Разве крохотное банное оконце призвано осветлять помещение при помощи солнечного света? Непролазная темень – друг бани. И более того, я зазывал на свои «банные» киносеансы друзей, что с удовольствием тоже смотрели диафильмы, попутно и новообретённые диапозитивы. Кто-то приносил и новые плёночные шедевры, взяв напрокат у знакомых. Ух! Зависали там целыми днями, крутя их по нескольку раз. Особенно увлекала плёнка «Строительство метро» – больше всего гоняли её. К счастью, жутко затасканная, она не рвалась совсем. Конечно, мой киноклуб недолго просуществовал – около месяца, или чуть побольше. Помню, яблоня цвела и сладким пахла, что росла у бани. Ну, и отец всё-таки выразил своё недовольство, когда прознал про моё тайное кино в бане. Баня не для игр – таков вердикт! Он и так постоянно потакал моим шалостям, но здесь…
Жалко, что и само диафильмовое увлечение тоже фактически сошло на нет. «Кина не будет. Электричество кончилось» – так вроде говорили киногерои из «Джентльменов удачи», которое чуть-чуть звучит к месту. Наверное, сейчас, в век компьютеров и нанотехнологий, сложно найти людей, что не прочь увлечься вновь диафильмами при наличии соответствующий техники. В интернете есть тематические сайты, в которых имеются целые коллекции диафильмов, и при запуске имитируются даже эти самые «белые экраны» с прокруткой плёнки. При просмотре оных пробуждаются ностальгические всплески. Казалось бы, примитив и архаика, а нет – глянуть на пару диафильмов по-прежнему любопытно. Всё-таки диапроектор, диафильмы из серии вечной истории. И никогда не забыть, что не забыто!
Алексей ЧУГУНОВ