Все новости
ХРОНОМЕТР
9 Августа 2020, 14:03

Сад имени Сергея Тимофеевича Аксакова: 230 лет истории. Часть третья

Первый городской публичный сад Наступали иные, более прагматичные времена. Тихий дворянско-чиновничий город постепенно увеличивался, начало пассажирского пароходного движения по реке Белой и образование в 1865 году отдельной Уфимской губернии стали новым этапом в развитии Уфы. На смену разорявшемуся дворянству приходила другая элита – купечество.

Усадьбу Краевского купил уфимский купец первой гильдии Кондратий Игнатьевич Блохин. Основной капитал он заработал производством и продажей водки, содержанием трактиров и питейных домов. В 1865 году у Кондратия Блохина в усадьбе на Голубиной улице имелся водочный завод с оптово-розничным складом продукции, питейный дом, гостиница. Кроме того в городе существовали и другие торговые заведения.
В очерке «Описание Уфы», М.М. Сомов сообщил об открытии Блохиным еще одного коммерческого предприятия – первого городского публичного сада: «…общественных гульбищ до сего времени в Уфе не было, исключая жалкого бульвара на торговой площади, но с мая 1863 года открыт летом для публики за умеренную плату сад купца Блохина, где три дня в неделю играет музыка и устроены кегли. При саде находится ресторан. Сад этот занимает довольно обширное место, но ещё не устроен надлежащим образом; аллеи его узки и многие без тени, потому что ещё недавно засажены; нет цветников, так много украшающих сад. При саде находится небольшой, но, к сожалению, покрытый плесенью, пруд».
По описанию М.М. Сомова, открытый К.И. Блохиным сад уже был совсем иным, чем романтический сад Краевского – местом не для меланхолических прогулок и уединения, а веселья и развлечений «за умеренную плату». О столетних деревьях сада Краевского Сомов уже не упоминает. Не хочется думать, что они были вырублены. Помните финал «Вишнёвого сада» А.П. Чехова? – «Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву».
Сад изменился, но многие романтические встречи и прогулки, конечно, были и здесь. В своих воспоминаниях Михаил Васильевич Нестеров писал, что свою будущую, горячо им любимую жену, Марию Мартыновскую, он впервые увидел в Ушаковском парке, искал с ней встречи. «Общие знакомые однажды пригласили меня в Блохин сад, намекнув, что там будет и Мария Ивановна. Я не заставил себя просить, был раньше всех на месте. Появились мои знакомые, студент медицинской Академии К-н, его сестра и две мои знакомые незнакомки. Познакомились...».
После смерти К.И. Блохина владельцем сада стал старший сын – Александр Кондратьевич, в 1875 г. он построил в саду деревянный театр. Другой сын – Николай Кондратьевич Блохин был известным благотворителем, занимался книгопечатанием и книготорговлей, в 1869 году открыл библиотеку.
В 1884 г. усадьбу и сад Блохина купил М.В. Пупышев, а 1888 году известный уфимский купец – Василий Ильич Видинеев (1844–1903) и до 1920-х годов он носил его имя. В 1894 году Видинеев построил здесь новый прекрасный летний театр, который очень любили несколько поколений уфимцев (был снесен в 1991 году). Любили горожане и сам сад, хотя в местной печати его содержателей часто критиковали: в основном за бедную растительность и неизменно заболоченный пруд.
В книге-справочнике А.А. Гуляева «Иллюстрированная Уфа (Уфа в прошлом и настоящем)», изданном в 1914 году автор писал о Пушкинской улице: «На этой улице находится сад Видинеевых с летним театром и озером-болотом, украшающим в известной степени сад, но вместе с тем и награждающим воздух обилием сырости и предрасполагающим к малярии».
В 1916 году в июльских номерах газеты «Уфимский край» была напечатана статья «Впечатления приезжего в Уфу», в которой автор описал многие уфимские неблагоустройства, в том числе побывал он и в городских парках. «Кроме Ушаковского парка здесь имеется Видинеевский сад. В нем помещается летний театр. В противовес Ушаковскому парку, он беден растительностью и лишен всяких клумб. Воздух отравлен испарениями, исходящими из находящегося в конце сада гнилого, заплесневевшего болота, по странной игре случая, именуемого прудом.
В Ушаковском парке есть хоть трухлявые скамейки, здесь же их так мало, что публика вынуждена все время бродить по саду, не имея возможности отдохнуть.
Правда есть в Видинеевском саду фонтан. Но он… совершенно бездействует и стоит, по-видимому, лишь «для фасону». Грязь по дорожкам здесь совершенно не убирается, а имеющаяся в саду чайная представляет собой какую-то жалкую пародию».
Городской сад советской эпохи
В 1920-х годах сад был назван именем А.В. Луначарского. В конце 1930-х наконец расчищен пруд, построена танцевальная площадка, играл духовой оркестр, на озере летом катались на лодках, а зимой оборудовался каток, в 1950-х появилась площадка для аттракционов и непременные гипсовые скульптуры. И во многих других деталях сад был обустроен по образцам садов и парков советской эпохи. Его очень любили горожане. В самые трудные времена одевали самую нарядную одежду, вечером или в выходной день шли гулять в любимый сад, который чаще называли «Лунный». По воспоминаниям старожилов, это можно видеть и на сохранившихся фотографиях, растительность в нем была очень густой и пышной – кроме множества различных деревьев (огромные ивы росли и вдоль берегов пруда), было много сирени, и очень много прекрасных цветов. Но в 1969 году с южной стороны сада появился громадный корпус кабельного завода, который погрузил большую его часть в тень, что неизбежно, отрицательно сказалось на микроклимате и росте растений. Безликий высотный дом, в недавние годы появившийся с восточной стороны, стал еще одной преградой для солнечного света, неба – очень важной части паркового ландшафта, которое когда-то было видно в просветах между деревьями.
Наши дни
С началом перестройки, в 1989 году саду присвоили его историческое название – сада имени С.Т. Аксакова. И вот уже 30 лет он становится одной из главных площадок, где проводится Международный Аксаковский праздник, учрежденный по инициативе директора мемориального дома-музея С.Т. Аксакова, известного писателя и общественного деятеля – Михаила Андреевича Чванова.
Ныне сад располагается на площади в 2,5 гектара, что сравнимо с садом на усадьбе Краевского, занимавшего более 2-х десятин (1 дес. – 1,1 га). Самой привлекательной частью этого замечательного, и по-прежнему любимого уфимцами природного и исторического уголка можно назвать небольшой, но живописный пруд, где летом живет пара лебедей, находят пристанище дикие утки и даже водится крупная рыба. К большому сожалению, городская застройка продолжает сжимать кольцо домов вокруг этого уникального сада. При строительстве нового здания по ул. Цюрупы был спилен ряд прекрасных лип, примыкавших к территории парка. В современном городе парки, а особенно исторические, являющие собой ценнейшие памятники природы, культуры, истории, при малейшей возможности должны расширяться. Такая программа принята в европейских городах, где если в исторических кварталах сносятся здания, на этом месте уже ничего не возводится, а разбиваются скверики, скверы, сады и парки. Но в Уфе сейчас, зачастую, происходит обратное. Застройщики непременно хотят внедриться если не на территорию итак небольшого парка, то возводить высотные здания прямо на его границах. В саду Аксакова год от года продолжает уменьшаться количество деревьев и совершенно исчезла сирень, которой когда-то так славилась Уфа. Ныне древесными достопримечательностями здесь являются: огромный красавец осокорь, растущий слева от входа со стороны ул. Пушкина, и лиственница, как определили ученые, начавшая свой рост примерно в 1869 году.
Янина СВИЦЕ
Часть вторая
Часть первая