Все новости
ХРОНОМЕТР
4 Июля 2020, 15:22

Из глубины столетий

Дружба и братство –дороже всякого богатства!Народная мудрость При активном участии тюрков происходили большие перемещения племен и народов. В результате массового притока племен южного происхождения, преимущественно с территории нынешнего Казахстана, в бассейне реки Белой в V-VIII вв. образовались новые племенные союзы. Наиболее известные из них в Западном Приуралье – бахмутинские племена, на Южном Урале – турбаслинские и караякуповские.

У этих племен в совокупности было более 600 городищ и селищ, покрывших густой сетью эту территорию. Наследуя в большей степени культуру именно этих племен, древнебашкирские племена формировались как единый народ. Однако понятие «башкиры» и «страна башкир» возникли не стремительно и не мгновенно. Эти понятия складывались столетиями.
Первые упоминания о племенах Южного Урала появились в исторической литературе в IX-X вв. Впервые же «страна башкир» под собственным именем описана арабским путешественником Саламом Тарджеманом, совершившим путешествие через Южный Урал в 40-х годах IХ в. Позднее, в 922 году, член посольства Багдадского халифата, которое направлялось в Вотскую Булгарию с миссией распространения ислама, Ибн-Фадлан записал в своем дневнике: «Через много дней пути нам пришлось переправляться через реку Джаха (Яик), потом реку Ирхиз, Бачаг, Самур, Кинал, Сух, потом реку Кюнджюлю. Переправившись через эти реки, мы попали в страну башкир, которые относятся к тюркскому племени...». Описание древних башкир, их быта, хозяйственной деятельности и культурного развития имеются в трудах и других арабских путешественников – ал-Балхи, Ибн-Даста, ал-Масуди и Истахри.
Более подробное описание оставил крупный арабский историк Идриси, живший в XII веке. В своем труде он сообщает, что современники башкир в IХ-Х вв. знали внешних (степных) и внутренних (горно-лесных) башкир и протяженность маршрутов пути от столицы Волжской Булгарии г. Булгар до их поселений. По его источникам, в стране башкир уже имелись города, состоявшие из бревенчатых домов, и они часто подвергались нападениям булгар, но это не носило массового характера. Более того, исторические материалы свидетельствуют, что развитие истории и культуры башкирских племен, начиная с конца IX в., шло относительно спокойно. Повсеместно происходил переход к оседлому скотоводческо-земледельческому труду, в ряде территорий появилось собственное металлургическое производство. В этот же период возникают торгово-экономические отношения башкирских племен не только со своими соседями, но через них с народами Сибири и Восточной Европы.
Общественный строй башкир характеризовался развитием раннефеодальных отношений с патриархальными пережитками. Родовая община не представляла единого целого, внутри нее постоянно шел процесс выделения верхушки: биев, мурз, тарханов, военной аристократии (батырей), которые пользовались своим влиянием и властью в выборе мест для кочевья, играли главную роль на родовых или племенных йыйынах (собраниях, съездах). Землевладение было общинным – земля считалась собственностью племени или рода. На самом деле, господствующее положение в пользовании землями принадлежало тому, кто фактически распоряжался районом кочевья, пастбищем и являлся крупным скотовладельцем. Так складывалась иерархическая собственность. Примечателен и тот факт, что во многих историко-этнографических материалах имеются сведения о существовании у башкир в этот период прототипов государственных образований. Они свидетельствуют, что башкиры X-XIV вв. являются прямыми потомками союза семи башкирских племен, во главе которых был Мясем хан. Вполне реален и тот факт, что у ранних башкир было и свое войско в 2000 всадников во главе с легендарным Башджутом (Башкортом).
Серьезным испытанием и фактически судьбоносным в историческом развитии башкирского народа явилось татаро-монгольское нашествие на Южный Урал. Летом 1220 года началось завоевание татаро-монголами башкирских земель. Нашествие полчищ иноземцев, сопровождаемое насилием, грабежами, разорением семейных очагов, угоном скота, истреблением людей, вынудило некоторые племена покинуть исконные земли и перекочевать в труднодоступные горно-лесные и лесные районы на севере и северо-западе. В целом же, свободолюбивый башкирский народ не смог смириться с тяжелым гнетом и порабощением. По свидетельству венгерского путешественника Юлиана, побывавшего на Южном Урале в 1236 г., башкиры воевали с татаро-монголами 14 лет и неоднократно выигрывали сражения. Именно к этому времени относятся полное завоевание войсками Чингисхана Южного Урала и установление союзнических отношений между завоевателями и башкирскими племенами. В одном из шежере (башкирские летописи) повествуется, что башкиры направили своего хана Муйтан бия к самому царю монголов Чингисхану с богатыми дарами, где он был принят с большими почестями. После серьезных и продолжительных испытаний он вошел в ближайшее окружение хана. Убедившись в государственной мудрости Муйтан бия, Чингисхан выдал ему грамоту на право владения территорией, куда вошли земли «от верховьев р. Белой до ее устья со всеми долинами, лесами, полями до рр. Ишим, Ирман и Иртыш со всеми притоками; еще верховья р. Яик до р. Тобол со всеми притоками, долинами, лесами, полями и всеми подземными богатствами башкирам рода Туксоба – земли со всеми кочевьями и зимниками передаются на вечное пользование».
Примечательно, что в этой грамоте Чингисхан определяет границы территории, полностью совпадающие с границами территории расселения башкирских племен IX-ХII вв. и их ближайших предков – племен Южного Урала V-VII вв. И самое важное: отводимые земли передавались Муйтан бию «на вечное пользование», «пожизненно ему, его сыновьям и внукам... и каждый из них бием (то есть ханом) будет без избрания, то есть по наследству». Таким образом, на всем протяжении IX-ХIV вв. Южный Урал оставался исконной территорией башкирских племен, и им удалось отстоять относительную целостность и самостоятельность. В тоже время, огромная по своим масштабам территория, относительно оседлая форма хозяйствования населения (скотоводство, земледелие, зачатки металлургии) не могли не привлечь внимания многочисленных племен завоевателей, которое, в конечном счете, в процессе длительного совместного проживания вылилось в ассимиляцию башкирами пришлых народов. Средневековый историк ал-Омар писал, что монголы смешались с местным населением, «и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (татар), и все они стали точно кипчаки, как будто они одного (с ними) рода». Вот так в состав башкир влились такие группы племен, как катайцы, кипчаки, минцы, табынцы и некоторые другие. При всем при этом почти двухсотлетнее монголо-татарское иго для башкирских племен явилось тяжким испытанием права самостоятельного существования. Башкиры, как и другие порабощенные народы, облагались налогами, поставляли дойных кобылиц, пушнину, платили ясак (причем платил каждый, «как малый, так и большой, даже однодневный младенец»), поставляли соколов для ханской охоты. Кроме этих натуральных налогов, башкиры были обязаны исполнять повинности по ведению хозяйства монгольских царевичей (пастьба скота), оказанию помощи государственным чиновникам (выделение лошадей, подвод, охрана имущества), привлекались они и к несению военной службы.
В сложной государственной системе Золотой Орды на территории исторического Башкортостана на правах вассальной зависимости должности местных правителей передавались башкирским ханам (биям), и они обладали наследственной властью.
Следует особо отметить, что даже после полного завоевания башкиры не прекращали своей борьбы против завоевателей. В одном из источников повествуется, что «Булгар и Башгирд являются большой страной и представляют собой места недоступные. Несмотря на то что монголы тогда завоевали их, жители ее снова восстали, и она до сих пор не вполне покорена». Упорное, временами успешное сопротивление, порою трагичные по своему финалу восстания башкир против завоевателей нашли свое отражение в башкирском фольклоре. В легендах, преданиях «Бурзяне во времена ханов», «Биксура», «Бушман-Кыпсак батыр» рассказывается об освободительной борьбе башкирского народа. Сохранилась легенда о батыре Сурамане и двух его сыновьях Акмане и Токмане, поднявших восстание против монголов. Наиболее полным отражением этой борьбы считается легенда «Последний из Сартаева рода», в которой повествуется о трагической судьбе башкирского хана Джалыка, потерявшего в войне против монголов двоих сыновей, но до конца оставшегося непокоренным с глубокой верой в свою правоту.
Территория Башкортостана неоднократно становилась ареной борьбы наследников Чингисхана. После распада Золотой Орды северо-западные и часть западных башкирских племен вошли в состав Казанского государства; центральные, южные и юго-восточные племена – в состав Ногайской Орды; зауральские башкиры вошли в состав Сибирского ханства. В свою очередь, эти ханства делились на более мелкие дороги (округа) и улусы, возглавляемые мурзами и наместниками, которые номинально подчинялись хану. Таким образом, в этих новых государственных образованиях отсутствовала устойчивая центральная власть, что приводило к междоусобным войнам и постоянным набегам. К этой борьбе за власть привлекались и башкирские племена. В конечном счете, это привело к завоеванию Иваном Грозным Казанского ханства (1552 г.), признанию ханом Ногайской Орды своей вассальной зависимости от Русского государства (1554 г.).
Перед башкирскими племенами встал вопрос о присоединении к более сильному государству, чтобы с его помощью покончить с вековой зависимостью от ногайских и сибирских ханов. В этот период русский царь Иван IV, отказавшись от военного похода против окрестных народов, разослал своих посланников в башкирские племена с грамотами, призывающими башкир добровольно войти в состав Русского государства и обещавшими мирную жизнь. Эти послания сыграли немаловажную роль в определении выбора не только ханами, биями и мурзами, но и рядовыми башкирами. Исторические источники сообщают, что «весь народ сказал, хорошо, каждый из нас всей душой согласен…». В многочисленных башкирских шежере говорится: «...во все земли были направлены послы с грамотами, которые известили: пусть никто не убегает и пусть каждый остается в своей вере, соблюдает свои обычаи».
С полной уверенностью можно утверждать, что для свободолюбивого башкирского народа самым важным было обещание русского царя о неприкосновенности веры и непокушении на вековые обычаи башкир. Первыми на призыв Ивана IV откликнулись северо-западные и западные башкиры, затем и башкирские племена, населявшие центральную, южную и часть юго-восточной территории Башкирии. Зимой 1554 г. царского наместника в Казани посетили послы одного из крупных башкирских племен – Мин, примерно в это же время Казань посетили посланники многочисленного и сильного племени – Юрматы. На протяжении 1554-1556 гг. Казань посетили послы башкирских племен Бурзян, Кыпсак, Усерган, Тамьян и Табын. Заключительным же этапом официального подписания акта о добровольном вхождении Башкирии в состав Русского государства явилась поездка башкирских представителей – послов – в Москву, где они в торжественной обстановке были приняты русским царем Иваном Васильевичем. Им были подтверждены данные ранее грамоты башкирским племенам, а также даны башкирским послам жалованные грамоты с изложением условий вхождения Башкирии в состав Русского государства. По этим условиям Россия гарантировала башкирам мирную жизнь, защиту от внешних врагов, признавала за башкирскими племенами вотчинные права на землю, право исповедания ислама и сохраняла власть башкирских феодалов. В свою очередь, башкиры брали на себя обязательство за свой счет нести воинскую службу и платить ясак – поземельную подать.
Присоединение Башкирии к Русскому государству имело исключительно важное историческое значение и явилось переломным моментом, который определил дальнейшую судьбу башкирского народа. Результаты и последствия добровольного присоединения Башкирии к Русскому централизованному государству носили глубоко прогрессивный характер. «...Россия действительно играет прогрессивную роль к Востоку, – писал Фридрих Энгельс в письме к Карлу Марксу и, уточняя свою мысль, добавлял, – для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар».
Тем самым было покончено с политической и территориальной раздробленностью башкир, прекращается междоусобица среди биев и мурз, самое главное, это способствовало дальнейшему единению и укреплению башкир как народа. В первые десятилетия после присоединения башкиры получили возможность спокойно жить и заниматься хозяйством. Они стали перенимать у русских крестьян ремесленные и земледельческие навыки, а русские крестьяне учились у башкир бортничеству и своеобразным приемам скотоводства.
Как первый русский царь и великий политик своего времени, Иван Грозный в условиях присоединения предусмотрел и интересы Русского государства. Прежде всего, состоялось мирное присоединение огромной территории к Русскому государству. Немаловажно и то, что башкиры, приняв на себя обязательства нести военную службу, стали главной пограничной силой, охраняющей юго-восточные границы России, которые теперь простирались до рек Яик и Тобол. Таким образом, Башкирия явилась форпостом России на ее восточных и юго-восточных границах и одновременно плацдармом, как показал дальнейший ход истории, покорения Сибирского ханства, что в свою очередь позволило зауральским башкирским племенам соединиться со своим народом и принять русское подданство.
Тагир ШАЙРАХМАНОВ