Все новости
ХРОНОМЕТР
13 Июня 2020, 20:40

Подводная стража

Появление в составе ВМФ России подводных сил связывают с указом императора Николая II от 19 марта 1906 года, которым он выделил подводные лодки в специальный класс боевых кораблей. До этого подводные лодки («потаенные суда») относились к классу миноносцев.

Несмотря на то что попытки уничтожать боевые корабли противника ударами из-под воды предпринимались еще в XVIII (американцы против британских кораблей) и XIX (южане против северян во время гражданской войны опять-таки в США) веках, тогдашние полупогруженные суда не являлись настоящими подводными лодками – подлодки должны иметь и надводный, и подводный ход.
А родиной первой в мире настоящей подводной лодки является Сестрорецк, расположенный под Санкт-Петербургом и заложенный чуть позже северной столицы.
В 1719 году Петр I получил прошение от крестьянина Е. Никонова о строительстве боевого подводного корабля и пришел в восторг от проекта. Никонову присвоили звание корабельного мастера и зачислили в распоряжение президента Адмиралтейств-коллегии и главного корабельного инженера. Испытание прототипа первой в мире подводной лодки проводилось тайно в Сестрорецке на озере Разлив в присутствии Петра I. Модель Никонова испытания выдержала, и царь дал указание строить «потаенное судно большого корпуса», соблюдая секретность. Через четыре года конструктор-самоучка настоял на вооружении своего корабля десятью пороховыми ракетами (!) – тоже своего рода прорыв по сравнению с пороховыми шестовыми минами в более поздних иностранных проектах.
Но после смерти Петра I многие из опекаемых им проектов стали ненужными новым правителям России. Такая же судьба постигла и изобретение Никонова – после неудачных испытаний на Неве его разжаловали и сослали в Астрахань. На этом завершается русское подводное судостроение XVIII века.
Но в 1879 году по чертежам инженера Степана Карловича Джевецкого были построены две подводные лодки, рассчитанные на 1 и 4 человека. Они имели малую глубину погружения и незначительную скорость, хотя, например, четырехместная лодка уже имела перископ, а балластная цистерна продувалась сжатым воздухом. Экипаж должен был подвести под днище неприятельского корабля 2 мины и, отойдя на безопасное расстояние, взорвать их электрическим запалом. Хотя морское министерство заказало 50 четырехместных подводных лодок, они боевого применения не имели.
В 1885 году Джевецкий построил первую в мире подводную лодку с электрическим двигателем, работавшим от аккумулятора. За разработанный вместе с А. Н. Крыловым проект подводной лодки водоизмещением около 120 т, имеющей паровую машину и экипаж в 12 человек, на Международном конкурсе в Париже в 1898 году Степану Карловичу была присуждена первая премия. В 1907 году по его проекту была построена подводная лодка с единым бензиновым двигателем для подводного и надводного хода.
Однако в континентальной Европе раньше всех приступила к пополнению своего флота подводными лодками Франция. На вооружение ВМС Франции и США первые подводные лодки поступили в 1900 году, Англии – в 1901, а Германии – в 1904 году.
В России первая подлодка «Дельфин» водоизмещением 203 тонны с бензино-электрической силовой установкой была спущена на воду в 1903 году и погибла во время учений в июне 1904 года.
Неудача с «Дельфином» заставила тогда Россию покупать подлодки за рубежом. Первая лодка, принятая на вооружение ВМФ России, носила название «Краб» и являлась минным заградителем. К началу I мировой войны Россия имела 36 подлодок. Первой русской подлодкой с дизельным двигателем (более безопасным, чем бензиновый) стала подлодка «Минога».
3 мая 1899 года в Гааге Россия предложила запретить создание подводного оружия. Несмотря на то что это предложение было поддержано Германией, Японией, Италией и Данией, оно не было принято: против него выступили Франция, США, Австрия и некоторые другие страны. В период между мировыми войнами вопрос о подводных лодках поднимался на Вашингтонской конференции 1922 года. Теперь уже Англия предлагала запретить строительство и применение лодок, но решение было принято лишь в 1930 году, да и то половинчатое: были введены ограничения на водоизмещение подводных лодок (2000 т) и на калибр устанавливаемой на них артиллерии (5 дюймов, то есть 130 мм). Впрочем, и это соглашение никто не соблюдал: США и Япония доводили водоизмещение лодок до 2,5-3 тысяч тонн, а калибр орудий – до 152 мм, французы же на свой подводный крейсер «Сюркуф» водоизмещением 2880/4300 т и вовсе установили два артиллерийских орудия калибром 203 мм.
В СССР к строительству лодок вернулись лишь в 1927 году – раньше было не до того. Поначалу строились лодки водоизмещением до 1500 тонн с орудиями калибром в 100 и 45 мм, экипаж составлял 40-55 человек. Позднее начали строиться лодки водоизмещением до 2500 тонн с экипажем в 60-80 человек. В итоге Советский Союз вступил в войну, имея подводных лодок больше, чем кто бы то ни было в мире, – более 200.
И в первую, и во вторую мировую войны основным оружием подлодок были торпеды, однако есть и впечатляющие примеры использования артиллерии. На Северном флоте капитан 2 ранга М. Гаджиев одержал победу над своим преследователем – кораблем-охотником – благодаря артиллерии, а на Балтике капитан 3 ранга А. Маринеско расстрелял из пушек транспорт противника, поскольку торпеды лодки к этому времени были израсходованы. После войны пушки ушли в прошлое – их сменили грозные противокорабельные ракеты.
Первая в мире атомная подводная лодка (АПЛ) – «Наутилус» – была построена в 1954 году в США. Кстати, в том же году в СССР была построена первая в мире атомная электростанция под Москвой – это был наш мирный ответ на военный вызов США. После США подводные лодки с атомными установками появились в СССР, Англии, Франции и Китае.
Вплоть до второй мировой войны главную ударную силу флота представляли линейные корабли, во время войны на первое место вышли авианосцы, а после войны авианосцы уступили первенство атомным подводным лодкам.
Первая советская атомная подводная лодка была принята на вооружение в 1958 году. Интересно, что хотя по количеству АПЛ СССР обгонял США, у нас не отказались и от строительства дизельных подлодок: наши первые ракетоносцы имели дизельные двигатели, и во время Карибского кризиса американскую блокаду Кубы прорвали дизельные лодки.
К 1 июля 1988 г. в СССР имелись 1380 боевых кораблей, в том числе 376 подводных лодок с обычными и атомными энергоустановками (число последних превышало 200 единиц). Сейчас в распоряжении России гораздо меньше как боевых надводных кораблей, так и подводных лодок.
В 2003 году тогдашний главком ВМФ России адмирал В. Куроедов отметил, что у нас по-прежнему будут строиться атомные и дизельные подлодки, однако гигантские атомные субмарины больше не будут создаваться. А ведь именно Россия располагает самыми большими субмаринами – ядерные ракетоносцы типа «Акула» из-за своих размеров даже лодками называться не могут: эти гиганты водоизмещением более 40 тысяч тонн и длиной в 180 метров именуются подводными крейсерами. Они относятся к кораблям третьего поколения и вооружены двадцатью ядерными баллистическими ракетами с 10 боеголовками каждая.
В 80-х, после гибели подлодки «Комсомолец», некоторые «специалисты» начали наводить критику: мол, наши подлодки небоеспособны, у них высокая аварийность, да еще и шумные слишком (шум издают насосы, обслуживающие реактор). Но это, мягко говоря, далеко от истины.
Например, во время учений русскую многоцелевую АПЛ «Тигр» американцы потеряли сразу после ее выхода в океан. Эта лодка бесшумно прошла тысячи миль и, выполняя свою задачу, действительно сыграла с американскими кораблями в «кошки-мышки», после чего благополучно вернулась на базу Северного флота. Вышеупомянутая «Акула» оказалась не только самой большой, но и одной из самых малошумных в мире лодок.
Именно отечественная подлодка проекта 685 в 1985 году погрузилась на рекордную глубину – более одного километра (в отличие от глубоководных исследовательских аппаратов, лодки на такую глубину не рассчитаны и редко погружаются глубже 500 метров).
Ну, а что касается катастроф, то их у американцев было не меньше, чем у нас. Только в 1989 году на американских атомоходах произошло 34 серьезных происшествия: 12 пожаров, 2 аварии ядерных энергических установок, 6 аварий с оружием, 1 взрыв, 1 затопление отсека, 3 посадки на мель и 9 столкновений АПЛ между собой и с надводными кораблями.
В результате «реформ», начавшихся еще во время перестройки, для флота наступили весьма трудные времена. Только за 10 лет число АПЛ сократилось в 2 раза, а количество крупных надводных кораблей – втрое. К 1997 году в составе ВМФ России осталось немногим более 160 подлодок, а надводных кораблей основных классов еще меньше. 160 атомных лодок было списано на металлолом, стратегическая группировка морских сил не пополнялась 10 лет. Тихоокеанский флот почти перестал выполнять стратегические задачи, в определенной степени сдал свои позиции и Северный флот. Например, у Японии крупных кораблей в 3 раза больше, чем в нашем Тихоокеанском флоте.
Однако в последнее время имеют место быть некоторые подвижки. Корабли продолжают учения и боевое дежурство, в 2001 году построена многоцелевая АПЛ «Гепард», завершившая серию из 14 многоцелевых АПЛ проекта 971.
В 2008 г. вернулись после ремонта в строй две субмарины: атомный ракетный крейсер стратегического назначения «Брянск» (проходил ремонт 6 лет, а строился всего три года) и многоцелевая АПЛ «Пантера», построенная в 1986–1990 годах.
В 2008 году прошли испытания опытной подводной лодки «Саров», которая является универсальным испытательным стендом и предназначена для испытаний боевых и небоевых необитаемых подводных аппаратов, а также других видов морского вооружения и подводной техники. Эта дизельная подводная лодка в качестве резервной двигательной установки имеет компактный ядерный реактор. Так ВМФ получают сравнительно недорогой, но боеспособный корабль.
Всего же, согласно прогнозам ВМФ России, к 2010 году в боевом составе флота 13 атомных ракетных крейсеров стратегического назначения, несущих более тысячи ядерных боеголовок. Достаточно ли этого? Трудно сказать – всегда стоит помнить о «дипломатии канонерок», которую постоянно демонстрирует Вашингтон… Сейчас же согласно заявлению министра обороны РФ С. Шойгу, ВМФ в 2020 году получит 24 новые субмарины. Подобные корабли разных проектов и классов помогут обновить и поднять на качественно новый уровень боевой потенциал флота. Министерство обороны имеет четкий план на развитие подводного ВМФ на ближайшиедесятилетия.
Р. САБИРОВ
Читайте нас в